Чтобы получить данную работу в формате .docx на свой E-mail - добавьте комментарий внизу страницы.

ОПИСАНИЕ РАБОТЫ:

Предмет:  ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС
Название: Участие прокурора в гражданском процессе 3
Тип:      диплом
Объем:    87 с.
Дата:     22.05.2013
Идентификатор: idd_1909_0000404

ЦЕНА:

2500

руб.

 

Внимание!!!

Ниже представлен фрагмент данной работы для ознакомления.

Вы можете купить данную работу прямо сейчас!

Нажмите кнопку “Купить” внизу.


Оплата онлайн возможна с Яндекс.Кошелька, с банковской карты или со счета мобильного телефона (выберите).

Участие прокурора в гражданском процессе 3 (id=idd_1909_0000404) – диплом из нашего Каталога готовых дипломов. Он написан авторами нашей Мастерской дипломов на заказ и успешно защищен! Диплом абсолютно эксклюзивный, нигде в Интернете не засвечен, написан БЕЗ использования общедоступных бесплатных готовых студенческих работ из Интернета! Если Вы ищете уникальную, грамотно и профессионально выполненную дипломную работу – Вы попали по адресу.

Вы можете заказать Диплом Участие прокурора в гражданском процессе 3 (id=idd_1909_0000404) у нас, написав на адрес через форму в нижнем правом углу страницы..

Обращаем ваше внимание на то, что скачать Диплом Участие прокурора в гражданском процессе 3 (id=idd_1909_0000404) по дисциплине ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС с сайта нельзя! Здесь представлено лишь несколько первых страниц и содержание этого эксклюзивного диплома, которые позволят Вам ознакомиться с ним. Если Вы хотите купить Диплом Участие прокурора в гражданском процессе 3 (дисциплина/специальность – ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС) – пишите.

Фрагмент работы:

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
ГЛАВА 1. РОЛЬ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКО – ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ 6
1.1. Основания для участия прокурора по делам гражданского 6
судопроизводства 6
1.2. Формы участия прокурора в гражданском процессе 10
ГЛАВА 2. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ 32
2.1. Поводы и основания подачи гражданского иска прокурором 32
2.2. Вынесение заключения прокурором по делам гражданского судопроизводства 46
ГЛАВА 3. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА НА ИНЫХ СТАДИЯХ ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА 59
3.1. Участие прокурора в суде кассационной инстанции 59
3.2. Участие прокурора в суде надзорной инстанции 62
3.3. Участие прокурора в стадии пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам 67
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 72
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ 75

ВВЕДЕНИЕ

12 января 2012 г. исполнилось 290 лет с момента учреждения в России государственного надзорного органа – прокуратуры. В сложных условиях формирования демократического федеративного правового государства исключительно важная историческая роль отведена именно органам прокуратуры, которые от имени Российской Федерации осуществляют надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории страны.
На протяжении всей истории существования института прокуратуры в постсоветской России обсуждается вопрос о ее правовом статусе, месте в системе разделения властей, наборе функций и полномочий. В последнее время из функций прокуратуры исключены такие, как надзор за законностью судебных решений, осуществление предварительного расследования, уменьшен объем полномочий по надзору за следствием. Обсуждается вопрос о включении прокуратуры в систему Министерства юстиции либо передаче ему функции общего надзора и т.д. Все чаще и настоятельнее высказываются предложения о реформировании современной прокуратуры России, сокращении ее надзорных функций, изменении структурной организации прокурорской системы и т.д.
При этом в совокупности правовых средств, используемых прокурором в целях устранения выявленных нарушений законности и восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан, особое место занимают гражданско-правовые средства прокурорского реагирования. Участие прокурора в гражданском судопроизводстве содействует вынесению судами всех инстанций законных и обоснованных постановлений.
Однако в результате распространения вышеназванных взглядов, место и роль прокуратуры при рассмотрении судами общей юрисдикции гражданских дел существенно изменились. С 1992 г., когда начинает реализовываться Концепция судебной реформы в Российской Федерации, постепенно происходит ограничение прав прокуратуры, в том числе и участия прокурора в гражданском процессе. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (1992 г.) изменяет характер взаимоотношений органов прокуратуры и суда, в том числе и в области гражданского судопроизводства; в 2000 г. из Гражданского процессуального кодекса РСФСР (далее – ГПК РСФСР) исключается ст. 12, посвященная прокурорскому надзору в гражданском судопроизводстве. И наконец, принятие Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ) стало завершающим этаном преобразования такой функции прокуратуры, как участие в рассмотрении гражданских дел в судах.
Позже стало очевидным, что судебная реформа в отдельных аспектах, касающихся органов прокуратуры, имела существенные просчеты. Это требует от юридической науки новых подходов, рекомендаций и разработок, адекватных новым задачам, целям и функциям прокуратуры с тем, чтобы максимально содействовать обеспечению прав и законных интересов граждан, построению подлинно правового государства.
Сказанное предопределило выбор темы настоящего исследования, цель которого – проанализировать современное правовое положение прокурора в гражданском процессе и определить перспективы дальнейшей гражданско-процессуальной деятельности органов прокуратуры.
Объект исследования – общественные отношения, возникающие в связи с участием прокурорских работников в судопроизводстве по гражданским делам.
Предмет исследования – нормы права, регламентирующие указанные отношения, практика их применения, работы ученых и специалистов.
Исходя из цели, объекта и предмета исследования автором настоящей работы были сформулированы следующие задачи:
– установить основания для участия прокурора по делам гражданского судопроизводства;
– определить формы участия прокурора в гражданском процессе;
– охарактеризовать поводы и основания подачи прокурором иска;
– проанализировать вопросы, связанные с вынесением прокурором заключений в гражданском процессе;
– исследовать особенности участия прокурора в различных стадиях гражданского процесса.
Теоретическую основу работы составили труды Г.О. Аболонина, Н.С. Батаевой, Е.Е. Уксусовой, В.М. Жуйкова, И.В. Решетниковой, В.К. Пучинского, Л.В. Тумановой, В.В. Яркова и др.
Нормативно-правовую базу исследования составили: международно-правовые акты о правах человека, Конституция Российской Федерации, ГПК РФ, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации», а также другие законы и подзаконные акты.
Методологической основой исследования послужили общенаучные методы познания: диалектический системный анализ, исторический и логический методы. Использован комплекс специальных научных методов исследования (сравнительно-правовой, нормативно-логический, функциональный).
Выводы и предложения, сформулированные в настоящей работе, могут быть использованы в законотворческой деятельности в целях устранения выявленных пробелов и недостатков при совершенствовании норм гражданского процессуального законодательства и законодательства о прокуратуре, в правоприменительной практике, а также позволят оптимизировать правоприменительную деятельность судов с точки зрения наиболее эффективной защиты прав и законных интересов граждан.
ГЛАВА 1. РОЛЬ ПРОКУРОРА В ГРАЖДАНСКО – ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

1.1. Основания для участия прокурора по делам гражданского
судопроизводства

В советское время положение прокурора в гражданском судопроизводстве было определено законодателем как положение должностного лица, осуществляющего надзор за всем, что происходит в суде, в том числе и за деятельностью самого суда на всех стадиях рассмотрения дела, включая надзор за соблюдением сроков рассмотрения дел и исполнением решений.
Согласно ст. 12 ГПК РСФСР прокурор был обязан во всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили.
Такое положение прокурора несло в себе противоречие с рядом норм и принципов гражданского процессуального права, на что обращалось внимание в литературе. Это противоречие должно было найти свое разрешение в законодательном порядке, и в нормативных актах стали появляться нормы, по-иному, нежели ГПК РСФСР, определяющие положение прокурора в гражданском процессе.
Данные изменения были впервые отражены в Федеральном законе от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», в котором уже не упоминалось об осуществлении прокурором надзора за рассмотрением гражданских дел судами, а указывалось на то, что прокуроры участвуют в рассмотрении дел судами, рассматривают жалобы на вступившие в законную силу судебные решения.
В Федеральном законе «О прокуратуре Российской Федерации», а также в Приказах Генерального прокурора Российской Федерации от 11 марта 1992 г. N 7 «О задачах органов прокуратуры, вытекающих из Закона Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» и от 28 мая 1992 г. N 20 «Об организации надзора и управления в органах прокуратуры Российской Федерации» указывалось, что прокурор был обязан во всех стадиях гражданского судопроизводства своевременно принимать предусмотренные законом меры к устранению всяких нарушений закона, от кого бы эти нарушения ни исходили. В соответствии с требованиями, вытекающими из указанных нормативных актов, Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры осуществляли надзор за исполнением законов при рассмотрении гражданских дел в судах с тем, чтобы: выполнялось требование закона о всестороннем, полном, объективном и своевременном разбирательстве дела во всех судебных инстанциях; выносились по каждому делу законные и обоснованные решения, определения и постановления; решения, определения и постановления суда своевременно, в соответствии с требованиями закона, обращались к исполнению.
Иными словами, защита конституционных и иных охраняемых законом прав и интересов граждан, общества и государства, содействие методами прокурорского надзора осуществлению правосудия являлось одним из приоритетных направлений в деятельности органов постсоветской российской прокуратуры.
В 1992 г. была разработана и начала реализовываться Концепция судебной реформы в Российской Федерации. Повышение роли суда в защите прав и свобод граждан, расширение возможностей судебного контроля, идеология современного гражданского законодательства, заключающаяся в сокращении государством вмешательства в сферу частноправовых отношений, вызвали необходимость изменения института участия прокурора при разрешении гражданско-правовых споров в суде. При повышении роли судебной власти теперь формируется профессиональное взаимодействие прокуратуры и суда в целях защиты нарушенных прав граждан и организаций. Суд осуществляет эту деятельность при рассмотрении и разрешении гражданских дел путем отправления правосудия, а прокурор – соответственно путем участия в гражданском процессе для обеспечения гарантии соблюдения законов всеми участниками процесса, полного и всестороннего выяснения всех обстоятельств дела.
Указанием Генерального прокурора Российской Федерации от 16 ноября 1992 г. N 48/8 «Об участии прокурора в гражданском и арбитражном судопроизводстве» определялся круг гражданских дел, по которым участие прокурора признавалось обязательным: в силу указания в законе, по делам о восстановлении на работе, выселении без предоставления жилого помещения, возмещении государством ущерба, нанесенного собственнику преступлением, об освобождении имущества от ареста, по искам граждан к средствам массовой информации о защите чести и достоинства, по жалобам на решения, действия (бездействие) должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, по делам, возбужденным по заявлению прокурора. Таким образом, перечень дел, по которым участие прокурора признавалось обязательным, оставался весьма широким.
С введением в действие Федерального закона от 30 ноября 1995 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР», которым реализовывался конституционный принцип состязательности и равноправия сторон в процессе, роль суда в собирании доказательств существенно изменилась. Законом было расширено действие принципа диспозитивности, гражданский процесс претерпел ряд других изменений и дополнений.
В целях повышения эффективности участия прокуроров в гражданском судопроизводстве, принятия действенных мер в интересах граждан, особо нуждающихся в социальной и правовой защите, и содействия суду в законном разрешении гражданско-правовых споров Генеральный прокурор Российской Федерации издал Приказ от 5 января 1997 г. N 1 «Об участии прокурора в гражданском судопроизводстве», в котором прокурорам субъектов Российской Федерации, городов и районов, военным, транспортным и иным специализированным прокурорам в пределах их компетенции было поручено обеспечить участие прокурора в рассмотрении судами гражданских дел путем предъявления заявлений в суд, непосредственного участия в разбирательстве дел, опротестования незаконных постановлений, в том числе при исполнении судебных решений. Прокуроры обязывались во всех стадиях судебного процесса определять свою позицию на основании требований закона, материалов дела и внутреннего убеждения, содействуя суду в установлении объективной истины, вынесении законного и обоснованного решения. Прокурорам предлагалось использовать предоставленное законом право на предъявление в суд исков и заявлений в целях устранения и пресечения нарушений закона.
Кроме того, прокуроры должны были принимать обязательное участие в судебном разбирательстве гражданских дел, если такое участие предусмотрено законом или признано необходимым судом, а также о восстановлении на работе, выселении граждан без предоставления жилого помещения, об освобождении имущества от ареста; при наличии оснований опротестовывать незаконные судебные решения и определения, либо обращаться с представлениями к вышестоящему прокурору, имеющему право принесения протеста; в необходимых случаях в целях защиты интересов ответчика решать вопрос о приостановлении исполнения решения; обеспечивать надзор за законностью исполнения судебных постановлений, опротестовывая в необходимых случаях действия судебных исполнителей и судебные определения по вопросам исполнения, особое внимание обращать на реальное исполнение судебных постановлений по искам прокуроров.
Введение в действие с 1 февраля 2003 г. ГПК РФ, изменившего полномочия прокурора в гражданском судопроизводстве, потребовало от органов прокуратуры принятия дополнительных конкретных мер по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе. В соответствии с нормами ГПК РФ прокурор, его заместитель, а также другие должностные лица органов прокуратуры (прокуроры) участвуют в рассмотрении судами гражданских дел в случаях, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами. В целях осуществления возложенных на них полномочий они обязаны вступить в процесс и дать заключение по делу в случаях, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством и другими федеральными законами. При этом процессуальные права и процессуальные обязанности прокурора, участвующего в рассмотрении дела, определяются гражданским процессуальным законодательством.

1.2. Формы участия прокурора в гражданском процессе

В силу ст. 34 ГПК РФ прокурор относится к лицам, участвующим в деле, при этом признается в качестве самостоятельного участника гражданского процесса. Процессуальный закон не относит его ни к сторонам, ни к третьим лицам, ни к лицам, обращающимся за защитой прав и свобод других лиц, ни к заинтересованным лицам. В указанной норме процессуального закона прокурор перечисляется наряду с этими лицами. Тем самым ГПК РФ выделяет прокурора среди остальных участников процесса.
Таким образом, в действующем ГПК РФ недостаточно четко определены роль и процессуальное положение прокурора. Однако, как справедливо отмечает О.А. Гуреева, сущность и правильное разрешение обозначенной проблемы имеет не только теоретическое и практическое значение, но и «способствует пониманию правовой природы участия прокурора в гражданском процессе, определяет характер взаимоотношений прокурора с другими участниками процесса и содержание его процессуальных прав и обязанностей».
На протяжении длительного времени среди ученых проблема определения правового статуса прокурора в гражданском судопроизводстве является дискуссионной, в связи с чем, в научной литературе были высказаны различные точки зрения.
Представители первого направления считают, что прокурор является стороной (истцом). Сторонники этой точки зрения берут за основу инициативу субъекта по возбуждению дела в суде: тот, кто возбудил процесс, является истцом, а следовательно, стороной по делу. Прокурор, предъявивший заявление, занимает положение стороны (истца) в процессе, поскольку иск прокурора предполагает наличие ответчика, являющегося стороной по делу, а если есть ответчик, то должен быть и истец, также прокурор вступает в процесс для защиты нарушенного материального права. Как отмечает А.А. Ференц-Сороцкий, «взаимоотношения суда с прокурором определяются так же, как и взаимоотношения со стороной, прокурор и частное лицо выступают как соистцы».
В развитие вышеназванной позиции в научной литературе высказывается вторая точка зрения, согласно которой прокурор в гражданском процессе является стороной лишь в «процессуальном смысле». Сторонники этой точки зрения аргументируют свою позицию тем, что прокурор использует процессуальные права и обязанности истца, является субъектом доказывания своих требований, несмотря на то, что субъективного материального интереса в деле не имеет и материально-правовые последствия решения суда на него не распространяются. Так, В.Н. Щеглов считает, что «признание прокурора процессуальным истцом адекватно отражает его положение как активной стороны, наделенной правом поддержания иска с использованием всех предусмотренных законом средств и добивающейся таким путем восстановления нарушенных прав и охраняемых законом интересов».
Некоторые же авторы считают, что прокурор является стороной (в «процессуальном» или «условном» смысле), когда он предъявляет иск, и представителем государства в тех случаях, когда вступает в уже начавшийся процесс. «Прокурор, вступающий в начатое дело, и прокурор, возбуждающий его, хотя и являются лицами, участвующими в деле, не могут не занимать в процессуальных правоотношениях различного положения», таким образом, «процессуальное положение прокурора, участвующего в деле путем дачи заключения, может быть определено как государственное представительство».
В то же время весьма спорной представляется точка зрения авторов, рассматривающих прокурора в качестве стороны (истца) или истца в «процессуальном смысле». Согласно теории гражданского процессуального права стороны обладают рядом существенных признаков: 1) гражданско-правовая заинтересованность в разрешении спора; 2) процессуальная заинтересованность в вынесении благоприятного решения; 3) выступление в защиту своих субъективных прав и от своего имени.
Как полагает М.А. Викут, «сторона – обязательно субъект спора о праве, субъект спорного правоотношения, в основе которого лежит материально-правовой, субъективный интерес к процессу».
Наконец, по мнению некоторых авторов, прокурор выступает в процессе в качестве представителя стороны. В то же время существенными признаками судебного представительства являются следующие:
– осуществление представительских функций от имени лица, участвующего в деле;
– осуществление процессуальных прав и исполнение процессуальных обязанностей представляемого в интересах последнего;
– действие представителя в гражданском процессе в пределах предоставленных ему полномочий;
– наличие заинтересованности представителя в деле.
Безусловно, прокурор не может быть отнесен к представителю, даже особого рода. Хотя внешне участие прокурора в процессе при возбуждении им дела в чужих интересах может выглядеть как осуществление представительских функций, тем не менее, по существу процессуальные права реализуются прокурором в интересах закона. Иск предъявляется прокурором в силу возложенных на него функций по охране государственных и общественных интересов. Даже при возбуждении дела прокурором в интересах конкретного лица, т.е. в защиту частного интереса, прокурор обязан отказаться от иска, если в ходе разбирательства дела придет к выводу о его необоснованности.
В отличие от прокурора, представитель обязан настаивать на исковых требованиях в интересах представляемого. Как справедливо отмечает А.А. Мохов, «представитель всегда выступает в защиту интересов представляемого, а прокурор, даже если он предъявляет иск в порядке ст. 45 ГПК РФ, выступает в защиту интересов закона и совершенно независим от того лица, в интересах которого подает заявление».
Также необходимо отметить, что согласно ст. 51 ГПК РФ прокуроры не могут быть представителями в суде, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей.
Кроме того, прокурору может быть заявлен отвод, если он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его беспристрастности (ст. 18 ГПК РФ). Заявление отвода представителю по мотиву его личной заинтересованности является абсурдом. Иск прокурором предъявляется от своего имени, а не от имени лица, в интересах которого такой иск заявлен. Следовательно, прокурор по своему положению не может быть отнесен к представителю стороны в процессе.
Другая группа ученых утверждает, что в какой бы форме прокурор ни участвовал в гражданском деле, он всегда занимает самостоятельное процессуальное положение представителя государства, от имени которого осуществляет функции за соблюдением законности.
Е.М. Артамонова придерживается позиции, что деятельность прокурора, в чем бы она ни проявлялась, всегда надзорная. Обращение прокурора с иском (заявлением) часто является завершающим этапом надзора за исполнением законов федеральными министерствами и ведомствами, представительными (законодательными) органами субъектов Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, за соответствием закону издаваемых ими правовых актов, а также надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина в целях принятия мер к устранению выявленных нарушений. Как представитель государства прокурор наделяется всеми процессуальными правами и несет все процессуальные обязанности истца… Поэтому с точки зрения процессуального положения его можно назвать истцом в процессуальном смысле слова.
В науке было предложено определять прокурора как особого участника гражданского процесса, основная задача которого – защита прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, Российской Федерации и ее субъектов, муниципальных образований. Однако и данное определение не способно точно ответить на вопрос о процессуальном статусе прокурора, так как особым статусом и тождественными задачами в гражданском судопроизводстве обладают и субъекты, защищающие от своего имени права, свободы и законные интересы других лиц в порядке ст. 46 ГПК РФ.
В специальных научных исследованиях также отмечается, что «участие прокурора в гражданском процессе обусловлено специфичными целями прокуратуры, отличающими ее от других государственных органов, полномочных обращаться в суд в защиту других лиц (ст. 47 ГПК РФ): обеспечения законности и защиты прав и свобод граждан. Прокурор в гражданском процессе – прежде всего представитель государства, руководствующийся не личными, а государственными интересами, его требования направлены на защиту других лиц. Отнесение же прокурора к процессуальным истцам по делу не позволяет определить его особый правовой статус в гражданском процессе и потому представляется недопустимым».
Наиболее правильной и обоснованной нам представляется позиция тех авторов, которые считают, что прокурор в силу специфики выполняемых им функций занимает самостоятельное процессуальное положение и его нельзя отождествлять с другими лицами, участвующими в деле. Как справедливо отмечает А.А. Власов, «что бы ни делал прокурор в гражданском и арбитражном процессе… необходимо иметь в виду, что цель участия прокурора в судопроизводстве одна – содействие осуществлению задач правосудия».
Прокурор как представитель государства выполняет свою должностную функцию, не будучи субъектом спорного материального правоотношения, даже в случае предъявления иска в интересах других лиц он остается представителем государства, основной задачей которого является защита государственных и общественных интересов.
Прокурор, участвуя в деле, выступает самостоятельно, независимо от других участвующих в деле лиц, ибо у него имеется свой интерес к процессу, вытекающий из его компетенции. По своему содержанию интерес прокурора – государственный. Он заинтересован в защите интересов субъекта права и из этого следует, что процессуальные действия совершаются прокурором в целях оказания помощи субъектам нарушенного права или охраняемого законом интереса. Нами разделяется позиция, что, возбуждая гражданское дело или давая заключение по делу, он выступает как представитель государства, и его процессуальный юридический интерес вытекает из общей задачи прокуратуры – надзор за законностью.
Прокурор является особым участником гражданского судопроизводства, обеспечивающим защиту прав и свобод человека, законность действий всех участников процесса, оказание помощи суду в осуществлении правосудия. «Прокурор как субъект конкретного гражданского процессуального правоотношения одновременно выступает субъектом государственного правоотношения, определяющего его полномочия. Кроме того, правовое положение прокурора обусловлено сущностью и целями его участия в гражданском судопроизводстве, а объем и характер процессуальных прав прокурора обусловлен также и формами его участия в деле».
Таким образом, целесообразнее не пытаться подменить понятие прокурора иными терминами, а обозначать процессуальный статус прокурора в собственном смысле этого слова. Иными словами, прокурор в гражданском судопроизводстве занимает положение прокурора. Необходимо иметь в виду, что прокурор в гражданском судопроизводстве – понятие не столько должностное, сколько лицо процессуальное. Этим понятием обозначается вид лица, участвующего в деле.
В отличие от иных государственных органов и органов местного самоуправления, которые при участии в гражданском процессе ограничены функциональными полномочиями, прокурор может участвовать в рассмотрении и разрешении любого гражданского дела. В рассмотрении гражданских дел прокуроры принимают участие, исходя из их актуальности, сложности, общественного и социального значения, состояния законности в том или ином регионе, городе, субъекте Российской Федерации и пр. При этом прокуроры должны выполнять работу в строгом соответствии с действующим законодательством, способствуя укреплению законности, предупреждению правонарушений, защите прав и свобод граждан, государственных и общественных интересов в сфере гражданских правоотношений.
В целях обеспечения надлежащей реализации прокурорами полномочий в гражданском судопроизводстве, руководствуясь ст. 17 Закона «О прокуратуре Российской Федерации», Генеральный прокурор Российской Федерации 2 декабря 2003 г. издал Приказ N 51 «Об обеспечении участия прокуроров в гражданском судопроизводстве», в котором потребовал от заместителей Генерального прокурора Российской Федерации, прокуроров субъектов Российской Федерации, городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуроров обеспечить участие прокуроров в гражданском процессе, используя предоставленные ГПК РФ полномочия.
В отмеченном Приказе было указано, что, реализуя предусмотренные ч. 3 ст. 45 ГПК РФ полномочия, следует считать обязательным участие прокурора в первую очередь в рассмотрении дел: о выселении без предоставления другого жилого помещения; о восстановлении на работе в связи с прекращением трудового договора; о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении трудовых и служебных обязанностей, а также в результате чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. В иных случаях вступать в процесс и давать заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, если истец или ответчик по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может лично отстаивать в суде права и свободы либо спор приобрел особое общественное значение в субъекте Российской Федерации или муниципальном образовании.
Прокурорам субъектов Федерации, а также приравненным к ним военным и иным специализированным прокурорам, а также их заместителям указывалось на необходимость принимать личное участие в рассмотрении судами гражданских дел, имеющих особое значение для защиты интересов Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований.
Совершая действия, направленные на вступление в гражданский процесс и участие в рассмотрении и разрешении дела, прокурор реализует публичный (государственный) интерес, проистекающий из возложенных на него полномочий по осуществлению надзора за исполнением законов на территории Российской Федерации. Однако по своему значению для возникновения и развития процессуальных отношений они не отличаются от действий других субъектов, реализующих в судопроизводстве частный или общественный интерес. Как справедливо отмечает Г.А. Жилин, «преследуя своим участием в судопроизводстве по гражданским делам цели обеспечения законности, прав и свобод человека и гражданина, прокурор вместе с тем пользуется правами и исполняет обязанности ординарного по отношению к суду субъекта процесса».
Как лицо, участвующее в деле, прокурор обладает широким кругом процессуальных прав. Так, он может знакомиться с материалами дела, заявлять отводы и другие ходатайства, представлять доказательства и участвовать в исследовании доказательств, задавать в судебном заседании вопросы другим участвующим в деле лицам, свидетелям, экспертам, специалистам, давать заключения по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, и по существу дела в целом вносить апелляционные, кассационные, надзорные представления на решения и определения по делам, в которых он принимал участие, а также совершать другие процессуальные действия, предоставленные законом, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по оплате судебных расходов (ст.ст. 34, 35 ГПК РФ).
Вместе с тем процессуальное положение прокурора, поскольку оно производно от выполнения им полномочий по осуществлению надзора за исполнением законов, все же несколько иное, чем у других лиц, участвующих в деле. Его процессуальный статус устанавливается федеральным законом, который наделяет прокурора некоторыми специальными полномочиями в процессе.
Например, в заседании суда общей юрисдикции по делу об оспаривании нормативных правовых актов прокурор выступает с заключением. Кроме того, ст. 394 ГПК РФ предоставляет право прокурору подавать заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решений, определений суда, независимо от того, участвовал ли ранее прокурор в этом деле.
Прокурор является единственным из лиц, участвующих в деле, которому можно заявить отвод (как правило, отводы заявляются лицам, содействующим правосудию и осуществляющим правосудие). Основания для отвода прокурора подразделяются на три группы:
– если при предыдущем рассмотрении данного дела прокурор участвовал в нем в качестве секретаря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика;
– если прокурор является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей;
– если прокурор лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.
Следует иметь в виду, что заинтересованность прокурора носит не личный материальный, а государственно-правовой характер, а потому наличие личной заинтересованности прокурора в исходе дела является основанием для его отвода вне зависимости от того, в каком деле прокурор собирается принять участие.
В то же время прокурор не обладает правом приостанавливать исполнение судебного акта, поскольку это противоречило бы как положениям некоторых международных правовых актов, участником которых является Российская Федерация, так и нормам гражданского процессуального законодательства, определяющим правовое положение прокурора как участника судопроизводства по гражданским делам.
Прокурор как субъект конкретного гражданского процессуального правоотношения одновременно выступает субъектом государственного правоотношения, определяющего его полномочия. Кроме того, правовое положение прокурора обусловлено сущностью и целями его участия в гражданском судопроизводстве, а объем и характер процессуальных прав прокурора обусловлен также и формами его участия в деле.
Общее руководство и контроль за деятельностью нижестоящих прокуроров по реализации полномочий в гражданском процессе в системе органов прокуратуры осуществляет управление по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессах Генеральной прокуратуры Российской Федерации, а в прокуратурах субъектов Федерации – отраслевые управления и отделы этих прокуратур. Управление обеспечивает непосредственное участие прокуроров в судебном разбирательстве гражданских дел в случаях, предусмотренных законом, по поручению руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации; рассматривает и разрешает жалобы граждан и организаций на вступившие в законную силу судебные постановления по делам, указанным в ст. 45 ГПК РФ; вносит в суд надзорной инстанции представления о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений, если в рассмотрении дела участвовал прокурор; совместно с другими подразделениями Генеральной прокуратуры Российской Федерации участвует в подготовке заявлений (исковых заявлений) для обращения в суд в соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ; осуществляет взаимодействие с другими управлениями центрального аппарата, а также с Научно-исследовательским институтом проблем укрепления законности и правопорядка с целью разработки необходимых рекомендаций по совершенствованию участия прокуроров в гражданском судопроизводстве.
В Приказе Генерального прокурора Российской Федерации от 2 декабря 2003 г. N 51 перед управлением по обеспечению участия прокуроров в гражданском и арбитражном процессах Генеральной прокуратуры Российской Федерации, отраслевыми управлениями и отделами прокуратур субъектов Российской Федерации были поставлены следующие задачи: регулярно (не реже одного раза в полугодие) анализировать практику предъявления исковых заявлений и участия прокуроров в рассмотрении судами гражданских дел, практику внесения апелляционных, кассационных и надзорных представлений; использовать результаты анализа для совершенствования деятельности подчиненных прокуроров, обеспечивать последних материалами организационно-методического характера, распространять положительный опыт работы, проводить учебно-методические занятия по повышению деловой квалификации работников нижестоящих прокуратур и практиковать их стажирование.
В целом роль прокурора в гражданском процессе представляется нам как одна из гарантий соблюдения законности при осуществлении правосудия по гражданским делам, защиты прав и законных интересов граждан, нуждающихся в особой социальной поддержке, а также государственных и общественных интересов.
В современном гражданском процессе прокурор является должностным лицом, представителем государства, он наделен комплексом процессуальных прав и обязанностей в целях содействия методами прокурорского надзора осуществлению правосудия, защиты конституционных и иных охраняемых законом прав и интересов граждан, нуждающихся в особой социальной защите, а также общества и государства.
Согласно официальной позиции Генеральной прокуратуры полномочия прокурора в гражданском процессе в судах общей юрисдикции реализуются прокурором в трех формах: а) путем обращения в суд с заявлениями, как в порядке искового производства (исковые заявления), так и по делам, возникающим из публичных правоотношений, а также по делам, рассматриваемым в порядке особого производства; б) путем вступления в процесс для дачи заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, а также в иных случаях, предусмотренных ГПК РФ и другими федеральными законами, в целях осуществления возложенных на него полномочий; в) путем подачи апелляционных представлений на решения судов первой инстанции, кассационных представлений на вступившие в законную силу решения суда и надзорных представлений на вступившие в законную силу судебные постановления, за исключением судебных постановлений Президиума Верховного Суда Российской Федерации, если в рассмотрении указанных дел участвовал прокурор. Правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений ст. ст. 34, 35, 45 ГПК РФ, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции.
В то же время третья форма участия прокурора в гражданском процессе является лишь реализацией одного из прав участвующего в деле лица и поэтому не заслуживает выделения. Как справедливо отмечает А.А. Мохов, «прокурор участвует в гражданском судопроизводстве в двух формах: 1) когда он начинает процесс; 2) когда вступает в процесс, уже начатый другими лицами».
Следует отметить, что прокурор не может выступать в процессе одновременно в двух процессуальных формах. В случае обращения прокурора в суд с заявлением о защите прав и законных интересов других лиц он пользуется процессуальными правами истца; использование в этом случае процессуальных полномочий, предоставленных прокурору как особому участнику процесса в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК РФ, означало бы нарушение принципа осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.
В зависимости от характера спорного материального правоотношения обращение прокурора возможно в форме искового заявления в порядке искового производства, заявления в порядке особого производства, заявления о выдаче судебного приказа, заявления о признании незаконным правового акта, заявления о защите избирательных прав, иных прав в сфере публичных правоотношений.
Следует отметить, что действующее гражданское процессуальное законодательство не предусматривает прямо право прокурора на обращение в суд с заявлением о выдаче судебного приказа по требованиям, названным в ст. 122 ГПК РФ. Однако на практике прокуроры обращаются с такими заявлениями, и суды удовлетворяют их. Наиболее распространенными являются приказы о взыскании начисленной, но не выплаченной работникам заработной платы, о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей и неустоек в связи с просрочкой выплаты алиментов. Однако при этом субъекты материальных правоотношений в заявлениях прокуроров именуются истцами и ответчиками, в то время как в соответствии с нормами главы 11 ГПК РФ их следует называть «должник» и «взыскатель». Судебный приказ – исполнительный документ, именно так именуются стороны в исполнительном производстве.
Право прокурора на обращение в суд предусмотрено Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации», в связи с чем указанное право следует рассматривать в качестве одного из средств прокурорского реагирования. Заявление прокурора является актом прокурорского надзора особой разновидности, поскольку в реализации правозащитной функции им используются судебно-процессуальные средства. При этом возникают особые прокурорско-надзорные правоотношения, представляющие собой стадийно развивающуюся правовую связь нескольких субъектов. В развитии данных правоотношений можно выделить такие стадии, как: а) обращение гражданина в органы прокуратуры; б) реализация актов прокурорского реагирования (стадия проверки сообщения о правонарушении); в) внесение акта прокурорского надзора – заявления в суд в интересах гражданина; г) судебное разбирательство с вынесением обязательного для исполнения решения; д) контроль принудительного исполнения решения.
Известно, что прокурорско-надзорная функция без права на обращение в суд является фикцией. Сила прокурорской власти всегда состояла в том, что в случае отклонения своего акта реагирования прокурор имел право обратиться в суд по любому вопросу и, добившись в суде удовлетворения своего требования, восстановить справедливость и законность.
Представляется, что было бы целесообразно рассмотреть опыт, накопленный в этой области правоотношений в ряде развитых государств современного мира. Отметим, что анализ зарубежного законодательства позволяет сделать вывод о том, что институт предъявления гражданского иска прокурором (или органом, представителем органа, аналогичным российской прокуратуре) существует почти во всех зарубежных странах. Например, во Франции, Германии, Испании, Италии, США, Японии. В ряде государств участие прокурора в гражданских делах закреплено конституционно (ст. 127 Конституции Болгарии, ст. 129 Конституции Бразилии).
Это весьма распространенное полномочие используется для защиты прав граждан, которые сами не всегда могут защитить свои интересы, а также для защиты публичных интересов. Вместе с тем для каждого зарубежного государства характерен свой особый, специфический подход в определении и правовой регламентации того объема процессуальных полномочий, которыми обладает прокуратура (или аналогичные ей органы) в гражданском судопроизводстве.
Так, например, в Молдове прокурор участвует в судебном разбирательстве по гражданским делам, делам о хозяйственных спорах в случаях, требующих защиты интересов несовершеннолетних, престарелых, лиц с физическими, умственными и психическими отклонениями, лиц, находящихся в материальной и служебной зависимости (ст. 28 Закона о прокуратуре).
Согласно Конституционному закону «Об органах прокуратуры Республики Таджикистан» (ст. 36) прокурор принимает участие в судебном разбирательстве гражданских дел, «исходя из их актуальности или когда это признано необходимым самим прокурором, судом или предусмотрено законом».
По Гражданском процессуальном кодексе Германии прокурор правомочен возбуждать иск с целью признания брака недействительным, ходатайствовать перед судом о признании лица недееспособным, осуществлять вызывное производство с целью установления факта смерти лица, считающегося без вести пропавшим.
В Италии представители прокуратуры выступают в судах при рассмотрении любых гражданских дел в Кассационном суде, при спорах о детях, о признании недееспособности и в ряде других случаев.
Во Франции представители прокуратуры официально участвуют в гражданском процессе в судах любой инстанции, когда этого требуют «интересы общества».
В Бразилии Конституция (ст. 129) наделяет прокуратуру правомочием подавать гражданские иски в защиту государственной и общественной собственности, окружающей среды и других индивидуальных и коллективных интересов, а также защищать в суде права и интересы индейского населения.
Однако вернемся к российскому законодательству.
По ГПК РСФСР 1964 г. прокурор вправе был обратиться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц, если этого требовала охрана государственных и общественных интересов.
Причем законодательно не были определены понятия государственных и общественных интересов. У суда не было права отказать в принятии искового заявления (заявления) прокурора. Прокурор мог обратиться в суд в любом случае, когда требовалась защита прав граждан. Это приводило на практике к неограниченному праву прокурора на предъявление в суд любого иска.
Действующий ГПК РФ принципиально изменил право прокурора на предъявление иска в суд в интересах других лиц.
Теперь у прокурора нет права обратиться в суд с заявлением в защиту государственных и общественных интересов.
При сравнении полномочий и функций прокурора, установленных законом в административном и уголовном судопроизводстве, с его функциями и полномочиями в гражданском судопроизводстве обнаруживается непоследовательность, нелогичность и даже неконституционность некоторых законоположений.
К примеру, если в результате общенадзорной проверки прокурор выявляет уголовное или административное правонарушение, он имеет полномочия возбудить уголовное дело или административное производство, обладает полномочиями по надзору по ним в досудебном производстве, вправе участвовать при их разбирательстве в суде со всеми правами стороны. Полномочия прокурора в административном и уголовном судопроизводстве логичны и полностью соответствуют принципу состязательности сторон. Однако этого нет в гражданском судопроизводстве. Данное обстоятельство объясняется тем, что в действующих законах не учтен теоретически верный и практически обоснованный принцип необходимости увязки общенадзорной функции прокуратуры с ее полномочиями в конституционном, гражданском и арбитражном судопроизводстве по той же схеме, как это осуществлено в законодательстве, регулирующем административное и уголовное судопроизводство.
При таком методологическом подходе очевидно, что в гражданском судопроизводстве для прокурора его общенадзорная деятельность, включая и надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и прав и свобод человека и гражданина, является не чем иным, как досудебным производством, которое в определенных случаях (например, в случае отклонения его протеста или оставления без реагирования представления или предостережения) должно быть завершено в судебной стадии производства по нормам гражданского, арбитражного или конституционного судопроизводства, поскольку в противном случае вся его деятельность по обнаружению и документированию правонарушения в данной области теряет всякий смысл. Иначе говоря, если на прокурора возложен надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, то ГПК РФ должен предусматривать право прокурора на обращение в суд с заявлением в защиту интересов всех граждан или же этот вид надзора должен быть сужен до тех рамок, что установлены ГПК РФ, т.е. прокурор должен надзирать за соблюдением прав и свобод только тех лиц, которые в силу отмеченных в ст. 45 ГПК РФ причин сами не в состоянии обратиться в суд за защитой своих прав.
Для демократического государства характерно, что законность обеспечивается путем применения правовых процедур, высшей формой которых выступает судебное производство, осуществляемое независимым судом, не входящим ни в исполнительную, ни в законодательную ветвь власти. Подлинная независимость суда предполагает не только независимость от других ветвей власти, но и от участников и сторон судопроизводства, что гарантируется отсутствием у суда правовых рычагов инициирования самого судебного производства ни на стороне истца, ни на стороне ответчика; ни на стороне обвинения, ни на стороне защиты. Поэтому в условиях демократии суд не имеет возможности, не нарушив принцип собственной независимости, вмешаться в сферу применения законов по своей инициативе. Именно прокуратура России с ее централизованной системой способна и должна обеспечивать в публичной сфере и точное применение законов, и единство законности, и неотвратимость ответственности за любое нарушение закона путем использования процессуально-правовых процедур, каковыми являются конституционное, гражданское, арбитражное, административное и уголовное судопроизводства.
В связи с изложенным целесообразно ч. 1 ст. 45 ГПК РФ дополнить положением, предусматривающим возможность обращения прокурора в суд с заявлением об исполнении протеста прокурора, требования прокурора, следующего из его полномочий, перечисленных в ст.ст. 9.1, 22 и 27 Закона о прокуратуре.
Исходя из правовой позиции Европейского суда по правам человека, исполнение судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть «права на суд», ибо неисполнение судебного решения означает иллюзорность указанного права вследствие незавершенности судебной процедуры.
Неслучайно в п. 1.6 Приказа прокурора г. Москвы от 15 мая 2009 г. N 22 «О порядке организации работы по обеспечению участия прокуроров в гражданском процессе» закреплено, что прокурор должен добиваться фактического устранения нарушений закона, реального восстановления прав граждан, в том числе посредством принятия адекватных мер прокурорского реагирования при нарушении законодательства об исполнительном производстве.
Однако, как свидетельствует практика, в ходе исполнения решений судов по искам прокуроров возникают значительные сложности. Данные судебные постановления редко исполняются добровольно, в связи с чем возникает необходимость в мерах принудительного исполнения.
Определенным препятствием к осуществлению полномочий прокурора в сфере контроля за исполнением решений суда является отсутствие норм, регулирующих положение прокурора в исполнительном производстве. Так, прокурор не назван в седьмом разделе ГПК РФ «Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов» в числе лиц, участвующих в исполнительном производстве. В Федеральном законе от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», вступившем в силу 1 февраля 2008 г., право прокурора на возбуждение исполнительного производства, участие в нем, оспаривание постановлений, действий (бездействия) должностных лиц службы судебных приставов-исполнителей также не предусмотрено.
Такая ситуация недопустима, так как перечисленные надзорные полномочия прокурора требуют наличия процессуальных форм их реализации. В результате в исполнительном производстве в настоящее время нет действенного механизма реализации указанных полномочий прокурора. Причем в соответствии с теми правилами, которые существовали до принятия Федерального закона «Об исполнительном производстве», прокурор имел возможность участвовать в исполнительном производстве как одной из стадий гражданского процесса.
В то же время на практике прокурорам удается возбудить исполнительное производство на основании решений судов, вынесенных по их искам.
Так, Общество с ограниченной ответственностью (далее – ООО) просило признать незаконным возбуждение исполнительного производства исполнительным документам являются граждане или организации, к каковым прокурор не относится. Кроме того, по мнению ООО, прокурор не может быть и представителем в исполнительном производстве, поскольку в соответствии с Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» прокуроры городов и районов не наделены полномочиями по участию в исполнительном производстве.
Разрешая заявление, суд исходил из положений ст. 31 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и установил, что ни одного из предусмотренных данной нормой оснований для отказа в возбуждении исполнительного производства в этом случае не имеется.
Исполнительный документ, соответствующий предъявляемым к нему требованиям, выдан судом прокурору, по заявлению которого возбуждено дело. При таких обстоятельствах судебный пристав-исполнитель обоснованно принял данный исполнительный документ к исполнению. Он обязан в силу закона принять меры к исполнению судебного решения. Правомочиями по проверке законности выдачи исполнительного документа судебный пристав-исполнитель в силу закона не обладает. Суд пришел к обоснованному выводу о законности действий судебного пристава-исполнителя, возбудившего исполнительное производство по поступившему к нему на исполнение исполнительному документу.
Кассационной инстанцией доводы о том, что прокурор в исполнительном производстве не может быть взыскателем, признаны лишенными правового значения.
В то же время, как следует из Обзора законодательства и судебной практики, утвержденного Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 27.09.2006, высшей судебной инстанцией дано толкование положений ст. 441 ГПК РФ и ст. 90 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в соответствии с которыми право оспорить действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных решений прокурору не предоставлено. Субъектами обжалования могут быть взыскатель и должник по исполнительному производству. Так, в случае взыскания денежной суммы, подлежащей зачислению в бюджет, взыскателем является государство в лице его финансового органа, который вправе обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя в порядке гражданского судопроизводства.
Полагаем, что вопреки приведенному выше мнению Верховного Суда Российской Федерации прокурор вправе оспорить постановления и действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей в соответствии с положениями ст. 45, ч. 3 ст. 441 и главы 25 ГПК РФ, регламентирующей рассмотрение дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих. Постановления судебных приставов-исполнителей – это акты применения права.
Кроме того, прокурор может оспорить действия пристава-исполнителя и в случае возбуждения исполнительного производства иными лицами, в том числе для исполнения решений по искам, поданным гражданами в защиту нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов. Прокурор, независимо от его участия в процессе, должен иметь право обратиться в суд с представлением на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по делам, возбужденным теми субъектами, в защиту которых он вправе предъявить иск.

ГЛАВА 2. УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

2.1. Поводы и основания подачи гражданского иска прокурором

Согласно первоначальной редакции ст. 45 ГПК РФ, прокурор был вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Причем заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина могло быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не мог сам обратиться в суд.
Федеральным законом от 5 апреля 2009 г. N 43-ФЗ «О внесении изменений в статьи 45 и 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» объем полномочий прокурора расширен. Согласно действующей редакции ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обращаться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд. Указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.
Организация работы по применению ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в целях реализации предоставленных прокурору дополнительных полномочий регламентирована указанием Генерального прокурора Российской Федерации от 14 мая 2009 г. N 160/8, в соответствии с которым требуется сосредоточить внимание на защите прав, свобод и законных интересов социально незащищенных слоев населения (инвалидов, пенсионеров, малообеспеченных, многодетных, несовершеннолетних и т.д.), имея в виду, что указанные лица не могут самостоятельно обратиться в суд за защитой нарушенных прав.
Данное изменение законодательства, существенно расширившее полномочия прокурора на обращение с заявлением в защиту нарушенных прав граждан, встречает в научной литературе неоднозначную оценку.
Так, Т.Ю. Сабельфельд в своем диссертационном исследовании безусловно поддерживает подобное расширение полномочий прокурора по предъявлению исков.
Более критическую позицию по данному вопросу занимает И.Н. Тризно, который считает, что решение законодателя, снимающее ограничение на подачу иска прокурором только случаями невозможности для гражданина самостоятельно подать иск, приведет к злоупотреблениям со стороны отдельных граждан, не лишенных возможности самостоятельной защиты своих прав в суде, полномочиями прокурора с целью уклонения от уплаты государственной пошлины и необходимости доказывания своей позиции. Такое расширение, по мнению И.Н. Тризно, повлечет за собой обязанности прокурора по судебной защите прав полностью дееспособных граждан, и дополнительным грузом ляжет на органы прокуратуры.
Вместо предоставления прокурору безусловного права на обращение с исками в защиту нарушенных прав граждан по отдельным категориям дел И.Н. Тризно предложил установить в законе (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ) перечень конкретных причин, в силу которых гражданин не может самостоятельно защитить свои права (недееспособность, затруднительное материальное положение, преклонный возраст, инвалидность и т.д.), что позволило бы исключить произвольную оценку судом причин подачи иска прокурором как уважительных либо неуважительных.
В то же время представляется, что внесенные в ч. 1 ст. 45 ГПК РФ изменения являются безусловно правильными. Особенно это касается трудовых споров.
Во-первых, большая часть граждан, страдающих от массовых нарушений их трудовых прав, – это дееспособные лица, материальное положение которых позволяет самостоятельно оплатить юридическую помощь, но не решающихся обратиться в суд от своего имени из-за опасения санкций со стороны работодателя-нарушителя (вплоть до увольнения). В такой ситуации прокурор не может и не должен мириться с массовыми нарушениями трудовых прав работников.
Во-вторых, обращение в суд с заявлением по трудовым делам – это право, а не обязанность прокурора. Рассмотрев заявление гражданина и придя к выводу, что обратившийся гражданин действительно не нуждается в помощи прокурора, а уклоняется от самостоятельной подачи иска, прокурор вправе отказать такому гражданину в применении мер прокурорского реагирования. Вспомним, что право выбора конкретной формы реагирования принадлежит прокурору с учетом конкретной надзорной ситуации.
Итак, в ГПК РФ приведен исчерпывающий перечень субъектов, в интересах которых прокурор может подать заявление в суд. Субъектов можно разбить на три группы: 1) граждане; 2) субъекты, образующие неопределенный круг лиц; 3) Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Рассмотрим современные возможности прокурора по подаче заявлений в суд подробнее.
С учетом последних изменений перечень оснований для обращения в суд прокурора в защиту конкретного гражданина можно разделить на основания, связанные с личностью гражданина, и основания, связанные с защищаемым правом. Следует отметить, что в отдельных законах прямо оговорено право прокурора на возбуждение гражданских дел в интересах граждан. Так, например, Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) предусмотрено право прокурора на возбуждение следующих категорий семейных дел: о признании брака недействительным (ст. 28), о лишении родительских прав (ст. 70), об ограничении родительских прав (ст. 73), о признании недействительным соглашения об уплате алиментов, нарушающего интересы получателя алиментов (ст. 102), об отмене усыновления ребенка (ст. 145).
Возникают ситуации, когда, по мнению прокурора, гражданин действительно не может самостоятельно обратиться в суд. Вместе с тем суд, напротив, придерживается другой позиции и отказывает прокурору в принятии такого заявления. Такие возникающие в правоприменительной практике проблемы требуют правовой определенности. Иначе будет нарушаться принцип равенства перед законом и судом незащищенной категории граждан.
Итак, в качестве оснований, связанных с личностью гражданина, и допускающих подачу прокурором заявления в защиту такого гражданина, указаны состояние здоровья, возраст, недееспособность и другие уважительные причины, не позволяющие гражданину самому обратиться в суд.
Законодатель не раскрывает понятие «состояние здоровья». Ни один нормативный и даже медицинский акт не содержит понятий «состояние нездоровья», «тяжелая болезнь», «стойкое расстройство здоровья». Кроме того, в ГПК РФ не указана степень состояния здоровья гражданина, при которой прокурор мог бы в интересах этого гражданина выступить в суде.
При этом необходимо обратить внимание на то, что обращение прокурора целесообразно и в следующих случаях: когда состояние здоровья гражданина хотя и стабильно в настоящий момент, однако его самостоятельное обращение в суд и связанные с этим психоэмоциональные и физические страдания могут спровоцировать резкое ухудшение состояния, вплоть до патологического, с угрозой не только здоровью, но и жизни.
Такими предпосылками могут выступать показания по запрету воздействия вредных для здоровья факторов при беременности, сердечно-сосудистых заболеваниях и т.п. Следует помнить и о хронических заболеваниях, которые могут прогрессировать и временно обостряться. Необходимо оценивать, есть ли болезненное расстройство или заболевание, которое исключает возможность участия в судебном заседании и представляет риск и опасность ухудшения дальнейшего состояния.
Следует сделать оговорку, что правоприменительная практика очень неоднозначна и показывает, что некоторые судьи считают, что, например, инвалидность еще не является стопроцентным основанием для того, чтобы прокурор мог заявить иск в суде в интересах инвалида. Однако инвалид, независимо от группы инвалидности, – это лицо, у которого нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты (ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»).
Прокурор может обратиться в суд в интересах несовершеннолетних, недееспособных, граждан преклонного возраста.
В то же время, как свидетельствует практика, сам по себе определенный возраст (несовершеннолетний или престарелый) не является достаточным основанием для констатации невозможности обращения гражданина в суд.
Так, при решении вопроса о принятии заявления прокурора, предъявленного в защиту прав и интересов несовершеннолетнего, в ряде случаев судьи ошибочно полагали, что прокурор не имеет права на обращение с таким заявлением в суд, если ребенку назначен опекун или попечитель, либо если дети помещены под надзор в образовательные, медицинские организации, организации, оказывающие социальные услуги, и иные организации, в том числе для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Например, определением судьи районного суда было отказано в принятии заявления прокурора в интересах двух несовершеннолетних сестер об ограничении родительских прав их отца Б. по тем основаниям, что дети с 2000 года по заявлению отца находятся на полном государственном обеспечении и, следовательно, обязанность по охране их прав возложена на соответствующее образовательное учреждение. При этом судом не принято во внимание, что п. 3 ст. 73 СК РФ право прокурора на обращение в суд с требованием об ограничении родительских прав не связывается с наличием такого права у других лиц и, кроме того, такое право предоставлено прокурору ст. 45 ГПК РФ.
Аналогичная ошибка была допущена судьей районного суда, который необоснованно отказал в принятии заявления прокурора в интересах несовершеннолетнего о лишении его отца М. родительских прав со ссылкой на то, что несовершеннолетний имеет опекуна, который в соответствии с законом и должен защищать права несовершеннолетнего, а каких-либо причин, по которым он не в состоянии это сделать, прокурор не указал. Отменяя указанное определение судьи, судебная коллегия по гражданским делам краевого суда правильно указала, что согласно п. 1 ст. 70 СК РФ дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, по заявлению прокурора, а также по заявлениям органов или организаций, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и других). В связи с этим прокурор в силу прямого указания закона вправе обращаться в суд с иском о лишении родительских прав, при этом наличие аналогичных прав у иных лиц, перечисленных в 3 ст. 70 СК РФ, препятствием для обращения в суд прокурора с указанными требовани



диплом Участие прокурора в гражданском процессе 3 (id=idd_1909_0000404)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *