Чтобы получить данную работу в формате .docx на свой E-mail - добавьте комментарий внизу страницы.

ОПИСАНИЕ РАБОТЫ:

Предмет:  ГЕОПОЛИТИКА
Название: Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2
Тип:      диплом
Объем:    86 с.
Дата:     04.05.2012
Идентификатор: idd_1909_0000235

ЦЕНА:

2500

руб.

 

Внимание!!!

Ниже представлен фрагмент данной работы для ознакомления.

Вы можете купить данную работу прямо сейчас!

Нажмите кнопку “Купить” внизу.


Оплата онлайн возможна с Яндекс.Кошелька, с банковской карты или со счета мобильного телефона (выберите).

Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2 (id=idd_1909_0000235) – диплом из нашего Каталога готовых дипломов. Он написан авторами нашей Мастерской дипломов на заказ и успешно защищен! Диплом абсолютно эксклюзивный, нигде в Интернете не засвечен, написан БЕЗ использования общедоступных бесплатных готовых студенческих работ из Интернета! Если Вы ищете уникальную, грамотно и профессионально выполненную дипломную работу – Вы попали по адресу.

Вы можете заказать Диплом Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2 (id=idd_1909_0000235) у нас, написав на адрес через форму в нижнем правом углу страницы..

Обращаем ваше внимание на то, что скачать Диплом Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2 (id=idd_1909_0000235) по дисциплине ГЕОПОЛИТИКА с сайта нельзя! Здесь представлено лишь несколько первых страниц и содержание этого эксклюзивного диплома, которые позволят Вам ознакомиться с ним. Если Вы хотите купить Диплом Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2 (дисциплина/специальность – ГЕОПОЛИТИКА) – пишите.

Фрагмент работы:

Содержание

Введение 3
Глава 1. Теоретические аспекты миграционной политики Российской Федерации 7
1.1. Мигранты как объект миграционной политики 7
1.2. Сущность и особенности миграционной политики на территории РФ 22
1.3. Социальные аспекты миграционного законодательства РФ 34
Глава 2. Анализ особенностей гуманитарной политики в России и Странах СНГ 44
2.1. Специфика гуманитарной политики в социально-демографической и миграционной ситуации в России и Странах СНГ 44
2.2. Основные меры по реализации гуманитарной политики между Россией и странами СНГ 58
2.3. Рекомендации по совершенствованию социальных аспектов гуманитарной политики между Россией и странами СНГ 67
Заключение 76
Список используемой литературы 78

Введение

Актуальность темы.
Начиная с 1992 года, наблюдается сокращение общей численности населения страны вследствие происходящих в ней демографических процессов. Количество вернувшихся в Россию в 2011 гг. соотечественников оценивалось рядом экспертов в 11 млн. человек. Но на Чрезвычайном съезде в защиту мигрантов (21–22 июня 2011 г.), созванном переселенческими и правозащитными организациями в знак протеста была озвучена совсем иная цифра – 8,6 млн. человек.
Новая цифра стала результатом пересмотра предыдущей, оказавшейся по разным причинам завышенной. В частности, численность русских и русскоязычных переселенцев и беженцев могла завышаться из-за повторного счета и сложностей с учетом лиц, состоявших в смешанных браках. Однако главной причиной для пересмотра, скорее всего, стала все еще сохранявшаяся трактовка всех мигрантов как соотечественников. Действительная в условиях единого государства, теперь, после начавшегося разъезда по национальным квартирам, она затрудняла подсчет «настоящих» соотечественников, т.е. русских и русскоязычных переселенцев и беженцев. Вполне возможно, что цифра, озвученная на съезде, отражала попытку приблизиться к реальной численности, что было важно для переговоров с правительством.
Согласно полученным результатам, в 2011 г. в Россию из ближнего зарубежья прибыло 5430 тыс. русских, из которых свыше 2 млн. затем вернулись обратно, столкнувшись на исторической родине «не только с материальными трудностями, но и с неблагожелательным отношением со стороны государства». Иначе говоря, итог реализации русского миграционного потенциала ближнего зарубежья оказался достаточно скромным.
Миграционные процессы оказались в центре внимания современных исследований в силу своей значимости и масштабов их непосредственного и опосредованного влияния на политическую, экономическую и социально-культурную жизнь как стран, продуцирующих миграционные потоки, так и стран, их принимающих – в этом и заключается актуальность.
Итак, объектом исследования является международное сотрудничество Российской Федерации и СНГ в сфере миграционной политики. Предметом исследования – социально-политическое содержание, формы и механизмы гуманитарного сотрудничества России с СНГ в сфере миграционной политики.
Цель исследования заключается в комплексном анализе современного состояния и перспектив гуманитарного сотрудничества России и стран СНГ в сфере миграционной политики.
Для решения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
– рассмотреть теоретические аспекты миграционной политики Российской Федерации, такие как мигранты как объект миграционной политики, сущность и особенности миграционной политики на территории РФ, социальные аспекты миграционного законодательства РФ;
– провести анализ особенностей миграционной политики в России и Странах СНГ;
– рассмотреть основные меры по реализации миграционной политики между Россией и странами СНГ;
– дать основные рекомендации по совершенствованию социальных аспектов миграционной политики между Россией и странами СНГ.
Для достижения поставленных задач используются следующие методы исследования:
историко-описательный;
аналитический;
дедуктивный;
индуктивный;
логико-интуитивный.
Структура дипломного исследования состоит из введения, двух глав и заключения.
Во введении поставлены цель и исследовательские задачи, а также дана степень изученности данной темы в историографии.
Первая глава посвящена исследованию теоретических аспектов миграционной политики РФ, в первом параграфе мы изучали мигрантов как объект миграционной политики, во втором параграфе – рассматривалась сущность и особенность миграционной политики РФ, третий параграф посвящен социальным аспектам миграционного законодательства РФ.
В центре внимания второй главы анализ особенностей миграционной политики России со странами СНГ, где рассматривались специфика миграционной ситуации, основные меры и давались основные рекомендации по совершенствованию социальных аспектов миграционной политики между Россией и странами СНГ.
В заключении подводятся итоги дипломного исследования.

Источниковедческий обзор.
Составили положения и выводы российских и зарубежных исследователей, занимающихся проблематикой развития гуманитарных связей приграничных областей в контексте осуществления ими международной деятельности.
Изучением сущности и особенностей миграции занималась С. К. Бондырева. Над проблемами беженцев и вынужденных переселенцев работали такие ученые, как С. В. Баранова, Е. К. Кириллова, Г. У. Солдатова, А. С. Шурупова. Интерпретацией понятия миграционная политика занимались Е. Б. Бреева, Е. Волосенкова, М. Б. Денисенко, И. Г. Зайнышев, В. А. Ионцев, Я. А. Пляйс, Б. С. Хорев. О проблемах современной миграционной политики, изменениях и противоречиях в законодательстве писали Г. Богодевич, О. Воробьева, Ю. Г. Ефимов, С. М. Подливалов, А. Синицын, Е. В. Шлыкова и другие.

Историографический обзор.
В процессе работы использовались как общенаучные методы изучения социально-политических процессов, так и методы, непосредственно связанные со спецификой разрабатываемой темы: историко-политологический, компаративный, институциональный, структурно-функциональный, факторный, контент-анализа, мониторинг.
Нормативно-правовая база исследования представлена широким комплексом нормативных документов, включающим международные правовые акты, нормативные правовые акты Российской Федерации, правовые акты СНГ, нормативные акты субъектов РФ, международные договоры и соглашения, заключенные на государственном и региональном уровнях, межведомственные документы, регулирующие вопросы приграничного сотрудничества и гуманитарных связей.
Таким образом, тема современного гуманитарного сотрудничества России и СНГ в сфере миграционной политики полностью обеспечена источниками оригинального происхождения и соответствующей исследовательской литературой.

Глава 1. Теоретические аспекты миграционной политики Российской Федерации

1.1. Мигранты как объект миграционной политики

Под объектом миграционной политики понимаются люди, участвующие в миграционных процессах – мигранты. Профессор В.И. Курбатов определяет мигрантов (от лат. «переселяющийся») как – лиц, покинувших места постоянного проживания для постоянного или временного переселения в другие регионы страны или за ее пределы.
В зависимости от типа, вида и причины миграции, в миграционном потоке можно выделить различные категории мигрантов, имеющих ряд общих признаков, проблем и являющихся носителями определенных свойств. Всех мигрантов делят на:
а) эмигрантов – граждане России, выезжающие с ее территории по каким-либо причинам;
б) иммигрантов – иностранцы (иностранные граждане и лица без гражданства), прибывающие в Россию (находящиеся на территории РФ) по различным причинам.
Кроме того, среди эмигрантов и иммигрантов выделяют категорию «транзитные» мигранты:
– эмигранты транзитные – граждане бывшего Союза ССР, не являющиеся гражданами России, постоянно проживающие в государствах – бывших республиках СССР и прибывающие в Россию с целью упрощения процедуры выезда в третьи страны (то есть выезжающие из одной страны СССР через Россию и едущие в другую страну СССР);
– иммигранты транзитные – иностранцы, прибывающие в России с целью упрощения процедуры выезда в третьи страны (например, граждане Китая въезжают в Россию, чтобы затем выехать в другую страну).
Рассуждения о мигрантах как претендентах на ресурсы, предназначенные «нормальным» жителям, и как источнике социально-экономических трудностей – общее место для всех регионов и самый старый способ проблематизации. Обычно тема развивается в общих рамках обсуждения якобы «взрывного», «чрезмерного» и «обвального» роста миграции на Юге России в 90-е годы. Разговоры в чисто утилитарных категориях относительно экономической «пользы» от мигрантов ведутся только в контексте «управляемости» и «подконтрольности» миграции. Иными словами, мигранты признаются в качестве позитивного экономического фактора, если они едут не туда, куда хотят, а куда их направляет государство. Отсюда – попытки отправлять посредством прописочных ограничений и некоторых льгот по ссудам на строительство домов мигрантов в сельские депрессивные районы.
К вынужденным внешним (с пересечением государственной границы) мигрантам можно отнести:
– людей, ищущих политическое убежище, так как в своей стране их преследуют по политическим, религиозным и другим мотивам;
– беженцев – лица (для РФ – не являющиеся гражданами РФ), которые в силу в полнее обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений находятся вне страны своей гражданской принадлежности, не могут пользоваться защитой или не желают пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определенного гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не могут или не желают вернуться в нее, вследствие таких опасений»;
– людей, ищущих работу, но попадающих в руки криминальных структур, обманом или силой вывозящих мигрантов в другие страны для эксплуатации.
К добровольным внешним мигрантам относятся:
– трудовые мигранты, находящие более выгодные условия приложения своих сил в другой стране. Например, из России, Индии в США, Германию переехало немало математиков, программистов, работавших в престижных университетах и центрах;
– мигранты, переезжающие в другие страны для воссоединения с семей – родители к детям, дети к родителям, к другим родственникам;
– репатрианты – часть соотечественников, возвращающихся из-за границы с целью стать гражданами на территории исторической родины. Часть таких мигрантов в некоторых странах (например, в Германии) пользуется услугами социальных работников, выполняющих задачу интеграции новых жителей в общество.
К вынужденным внутренним (в пределах государства, в пределах региона) мигрантам относятся:
– временно перемещенные лица, то есть на время, например, из районов землетрясения, наводнения, схода лавин и селей, из районов военных действий и т.д.; в перспективе они могут возвратиться на прежнее место жительства;
– вынужденные переселенцы – граждане Российской Федерации, покинувшие место жительства вследствие совершенного в отношении их или членов их семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка.
– мигранты из зон экологических бедствий (экологические мигранты из зон, пострадавших от радиоактивного заражения в результате аварий на Чернобыльской АЭС, на производстве «Маяк»). Для этих групп мигрантов, членов их семей особенно актуально квалифицированное социальное обслуживание, осуществляемое социальными работниками, психологами и медиками.
К внутренним добровольным мигрантам относятся:
– переезжающие из сельской местности в города и, наоборот, в поисках более подходящих условий;
– трудовые мигранты, то есть люди, перемещающиеся внутри страны в поисках работы;
– переселяющиеся в поисках подходящего для здоровья климата, например, пенсионеры, выработавшие определенный трудовой стаж в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним.
Т.В. Кочуков предлагает выделить еще две основные категории иностранцев:
во-первых, граждане или лица без гражданства так называемого «ближнего зарубежья», бывшие граждане СССР, а ныне – выходцы из государств, образованных из бывших союзных республик (соотечественники);
во-вторых, приезжие из «дальнего» зарубежья, граждане всех прочих государств».
Представленная выше классификация мигрантов указывает на существование разнообразных категорий этой группы людей, которым необходимо помочь найти себя в новых территориальных, социально-демографических, духовно-культурных и профессиональных условиях, как правило, неблагоприятных, обеспечить формирование новых личных и общественных связей взамен утраченных. Дезинтегрированность мигрантов существенно отличается от таковой у других слабых слоев населения, в силу чего необходимо выделять мигрантов как один из объектов социальной работы.
Среди основных социальных проблем, которые в той или иной степени испытывают почти все мигранты следует выделить:
жилищную проблему;
трудности в трудоустройстве;
здоровье самих мигрантов и членов их семей;
внутрисемейные противоречия и конфликты.
Для вновь прибывших одной из более остро стоящих социальных проблем является жилищное обустройство. Вследствие смены места проживания, многие из мигрантов остаются без жилья. Большая часть переселенцев проживает в общежитиях, домах, построенных специально для вынужденных переселенцев, полузаброшенных и развалившихся сооружениях, которым уже давно пора под снос. Но проблема заключается не только в качестве жилья, но и в том, что подавляющее большинство испытывает трудности при оформлении его на себя.
Здесь суждения и оценки уже относятся не к «мигрантам», а к официальной политике. Как данность принимается то, что миграция должна быть не «стихийной», а «подконтрольной». Слова «управляемость» и «подконтрольность» несут в себе по меньшей мере два смысла. Первый – государство должно иметь возможность в конечном счете решать, кто, где и на каких условиях может жить, и должно этой возможностью по мере необходимости пользоваться. Второй – государство должно иметь полную информацию о перемещениях людей по своей территории. Хотя в некоторых выступлениях и публикациях можно встретить рассуждения об «экономических механизмах управления миграцией», то есть о косвенных стимулах для людей переселяться или не переселяться в определенную местность, «управление» в основном рассматривается как административное принуждение. Главным средством является регистрация по месту жительства и месту пребывания, второстепенные – предоставление статуса вынужденного переселенца и лицензирование использование иностранной рабочей силы.
Поскольку миграция в основном оценивается как негативное явление, «управление» в первую очередь означает сокращение её объема. Претендентам на прописку и временную регистрацию создаются формальные и практические препятствия в ее получении (в частности, ограничиваются сроки временной регистрации), а не имеющим регистрации – условия, исключающие нормальную жизнь. Кроме того, «управление» подразумевает воздействие на состав прибывающих. На практике проводится формальная и неформальная селекция мигрантов: например, прописочное законодательство трех регионов дает некоторые льготы «ценным» специалистам, приглашенным на работу; процедуры регистрации и контроля дают правоприменителям определенную свободу усмотрения. Выше упоминались и эпизодические попытки краснодарских и ставропольских властей добиваться прописочными ограничениями и преференциями направления мигрантов в депрессивные, малонаселенные сельские районы.
В качестве критериев оправданности и эффективности миграционной политики называются некие «интересы региона» или «жителей региона». Разумеется, выразителем этих «интересов» в совокупности выступает региональная власть. Отношение к мигрантам является почти исключительно утилитарно-потребительским: в основном их рассматривают как источник проблем, а позитивное восприятие, если оно имеет место, в основном определяется «пользой» мигрантов в качестве рабочей силы или фактора поддержания «демографического баланса». Как исключение – позитивное восприятие может также появляться, главным образом в СМИ, как компонент патерналистского отношения к социально незащищенным вынужденным мигрантам, например, к терпящим лишения старикам, женщинам и детям – беженцам, но только признанным официально.
Как упоминалось выше, два компонента «управления», то есть прописочной системы – административное принуждение и получение информации – противоречат друг другу. Чем жестче административные ограничения, тем больше людей им не соответствует и вынуждено уклоняться от требуемых государством процедур, тем менее адекватна информация учетов. В пропагандистском плане противоречие преодолевается просто – вся вина возлагается на «незаконопослушность» самих мигрантов, избегающих контроля и желающих жить там, где власть им не разрешает.
Обоснование правомерности официальной миграционной политики. Противоречие между конституционными принципами и основами региональной прописочной политики не может не бросаться в глаза даже далеким от юриспруденции людям; отношение ко многим группам «мигрантов» никак не соответствует провозглашаемым властью гуманистическим лозунгам. Власть использует набор аргументов, призванных обосновать правомерность принимаемых мер. Их можно условно разделить на три части.
Часть 1. Собственно юридические доводы. Наиболее распространенный состоит в ссылке на часть 3 статьи 17 Конституции РФ: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Подразумевается, что прописочные ограничения вводится во исполнение этой нормы, поскольку «неконтролируемая миграция» означает нарушение прав «постоянных жителей». Обычно имеется в виду права, реализация которых предполагает активную роль государства: на социальное обеспечение, здравоохранение и образование. Другие юридические доводы редки, например, прописочные ограничения иногда оцениваются как чисто процедурные, не затрагивающие самого по себе права на выбор места жительства. Раньше использовался довод о делегировании регионам полномочий по регулированию миграции в рамках договоров о разграничении предметов ведения и полномочий. Противореча Конституции, он был несостоятельным с самого начала, а после денонсации договора с Краснодарским краем в апреле 2002 г. стал неактуальным.
Часть 2. «Опережающее законотворчество». Суть заключается в том, что якобы отсутствует адекватное общероссийское законодательство о миграции и регионы, не дожидаясь федерального законодателя, могут и должны вводить свое регулирование. Вариант этого аргумента: Москва обещала принять законодательство, соответствующее нуждам регионов, но этого не сделала. Регионы вправе действовать так, как они действуют: Москва изначально санкционировала такую политику, и не вина регионов, что она не выполнила своих обязательств.
Часть 3. «Приоритет целесообразности перед законом». Суть: закон плох, и есть обстоятельства, оправдывающие и требующие его нарушения. Здесь тоже возможны варианты: ценности, имеющие приоритет перед требованиями закона, описываются в категориях «чрезвычайности» ситуации или того, что условно можно назвать советским обычным правом. Обычно говорится о том, что «наплыв» мигрантов, угроза конфликтов, проникновения «боевиков» или «демографической экспансии» требуют срочных мер, невзирая на требования закона. Вариант: репрессивная практика по отношению к мигрантам оправдана, потому что «мигранты» нарушают некие неписаные, но «очевидные» правила. Например, месхетинцы переселились в Краснодарский край «несанкционировано», и тем более им были «выделены» территории для поселения. Тем самым они как бы повели себя «неправильно» – их облагодетельствовало государство, а они захотели большего, того, что им «не положено» – потому не заслуживают прав.
Миграция как область конкуренции федеральной и региональной политики. Перекладывание ответственности за происходящее на «Центр» – пропагандистский ход, часто используемый на региональном уровне. Представление о существовании «региональных» интересов, которые представляют собой как бы совокупный интерес «постоянных жителей», порождает дискурс их «защиты» от покушений извне, и «Центр» выступает одним из главных противников. Москвоборчество дополняется конспирологией: в выступлениях даже официальных лиц можно было встретить пассажи об «антинародном» характере режима в Москве, которому противостоят региональные власти, защищающие «народные» интересы. Одно из обвинений в адрес центральных властей в том, что они пытаются навязать регионам неприемлемую идею права на свободу передвижения. Однако, обсуждение роли «Москвы» носит более сложный характер. «Москву» осуждают за игнорирование «региональных» интересов, но к авторитету «Москвы» апеллируют, если центральное правительство поддерживает региональную политику и на «Москву» ссылаются, если региональные власти хотят снять с себя ответственность за происходящее. Например, давление на месхетинских турок в Краснодарском крае иногда описывается как временное состояние до того момента, когда «Москва примет четкое решение». Если же «Москва» принятие этого решения затягивает или говорит о необходимости соблюдения федеральных законов, то региональная власть уже делает ударение на вынужденном характере собственных мер и выставляет центральное правительство в качестве силы, мешающей «правильной» политике . В связи с этим мигрантам и членам их семей также необходима правовая защищенность и поддержка наравне с гражданами принимающих государств.
Практически всегда переселение людей сопровождается экономическими трудностями. Имеющиеся денежные средства или сбережения не всегда достаточны для удовлетворения необходимых потребностей человека, в частности для покупки качественных продуктов питания, одежды, пригодного для жизни жилья. Уровень материальной обеспеченности вновь прибывших очень низкий. По нашему мнению, это можно объяснить тем, что большая часть семей мигрантов – это малообеспеченные, многодетные семьи. Кроме того, перед отъездом в Россию не всегда удавалось быстро реализовать движимое и недвижимое имущество по рыночной стоимости. К тому же им пришлось понести значительные транспортные расходы при переезде. Именно поэтому миграция входит в число трудноразрешимых жизненных ситуаций.
В отдельный блок проблем мигрантов следует отнести их информационную неосведомленность. Данная категория людей не всегда знает свои права, куда можно обратиться для получения какой-либо консультации, решения своих проблем. Все это только усугубляет их и без то го сложную жизненную ситуацию.
Кроме того, следует обратить внимание на то, что мигранты могут составлять более сложный объект социальной работы. В таком случае ученые рассматривают их уже не только как лиц, перемещающихся с одной территории на другую и связанные с этим проблемы, а как малообеспеченную семью мигранта, многодетную семью, семью с трудными детьми, семью, имеющую в своем составе пожилых людей и инвалидов и т.д. В таком аспекте уже мигрант будет иметь не только специфические проблемы (жилищная проблема, трудности в трудоустройстве, получение прописки, гражданства, социально-психологическая адаптация), но и проблемы присущие многодетной, малообеспеченной семье и т.п.
Впервые работа с мигрантами начинает выделяться как специализация и развиваться в тех странах, куда поступали значительные потоки мигрантов, и где было необходимо их интегрировать, например, в США, Германии, Израиле, Франции, Испании. Там даже появились соответствующие отраслевые министерства.
В России социальная работа с мигрантами развивалась слабо. Изначально в большей степени это был административный контроль за соблюдением существующих в российском законодательстве норм мигрантами. Лишь в отношении беженцев и вынужденных переселенцев социальная работа была более выражена. Механизм помощи соотечественникам из стран СНГ и Балтии начинает формироваться только с 2006 года.
Главным гарантом в реализации, охране и защите прав мигрантов является государство, которое осуществляет свою деятельность посредствам разработки основ законодательства в данной сфере, определения приоритетных направлений государственной поддержки мигрантов и др. В июле 1992 г. была создана Федеральная Миграционная Служба (ФМС) как основной структурный элемент реализации миграционной политики. Данная служба с некоторыми изменениями существует и сегодня. На ФМС России возложено выполнение следующих функций:
разработка текущих и долговременных прогнозов внутренней и внешней миграции;
организация научных исследований по проблемам миграции;
обеспечение защиты прав и социальных гарантий мигрантов в соответствии с законодательством;
контроль за реализацией законодательства по проблемам миграции;
рассмотрение и решение вопросов компактного расселения мигрантов;
определение порядка выплаты беженцам и вынужденным переселенцам пособий;
оказание помощи в трудоустройстве мигрантов;
регистрация и учет этих граждан;
иммиграционный контроль и регулирование внешней трудовой миграции и др..
Кроме миграционных служб в решении задач государственной миграционной политики также принимают участие органы социальной защиты населения, социальные службы помощи семьи и детям, службы занятости населения, пенсионные фонды, банки и другие структуры. В связи с этим мигранты попадают под пристальное внимание не только сотрудников ФМС, государственных служб, но и социальных работников.
Они реализуют следующие функции социальной работы с мигрантами:
интегративную;
компенсационную (восстановление социальных связей взамен утраченных);
адаптационную;
восстановительную (восстановление социального статуса);
правозащитную;
развивающую (собственные жизненные ресурсы и способности).
Интегративная функция социального работника должна рассматриваться в двух направлениях: во-первых, воздействие на среду, в которую включается мигрант с целью усиления установок толерантности; во-вторых, воздействие на самих мигрантов с целью повышения их свойств и способностей натурализоваться, адаптироваться.
Адаптационная функция социального работника заключается в оказании содействия приспособлению мигрантов к новой среде, новой культуре. Это осуществляется через: разви



диплом Современное гуманитарное сотрудничество России и стран СНГ в сфере миграционной политики – 2 (id=idd_1909_0000235)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *