Реформа китайской письменности XX века

Реформа китайской письменности XX века

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Забайкальский государственный университет»

Факультет филологии и массовых коммуникаций

Кафедра китайского языка

Курсовая работа

по: Теории и истории китайского языка

Тема: Реформа китайской письменности XX века

Чита, 2013

ВВЕДЕНИЕ

В ряду современных средств письма китайская иероглифическая письменность — явление исключительное. Бросающиеся в глаза черты отличия от остальных письменностей как по принципам обозначения лингвистических единиц, так и по своей графической форме, делают ее одной из наиболее характерных признаков китайской культуры.

С начала своего развития китайское письмо предназначалось для выражения смысловой нагрузки, нежели фонетической. Роль иероглифики возросла с развитием территориальных диалектов. Письменность выполняла важную политическую функцию — она обеспечивала единство страны: способствовала ускорению циркуляции информации, обмена знаниями и идеями, в конечном счете — культурной и политической интеграции страны. Главным условие классической письменности была изоляция Китая от внешнего мира.

Однако исторические перемены, начавшиеся с середины XIX века, проникновение иностранного капитала в Китай, нарушили эту изоляцию. С тех пор как в 1840 г. опиумная война открыла двери в изолированную Цинскую империю, с годами увеличиваются контакты культур Китая и Запада.

Важным следствием обмена между ними стала необходимость обновление языка и письменности. В результате «Движения 4 Мая» 1919 г. создался новый письменный язык — «простой», «понятный» язык 白话. В Китае отказ от 文言 начался около 1911 г. и в целом завершился к концу 1930-х гг.

Модернизация китайского общества была предметом заботы прогрессивных демократических сил Китая. Поэтому в конце XIX — начале XX века в ходе общественной дискуссии о путях модернизации Китая возникает новая для этой страны — идея создания устного национального языка под лозунгом: «единый язык для единого Китая». Результатом этого явилась разработка программы реформы китайской письменности.

Исследование реформы китайской иероглифической письменности в ХХ веке представляется актуальным вследствие выдвигаемых реформой целей: всесторонняя модернизация китайского общества, распространение единого литературного и национального языка, создание средств удобного практического применения иероглифической письменности. Историческое, теоретическое и практическое изучение реформы китайской письменности приобрело актуальность как важный этап развития китайской культуры, который определили многие ее особенности. Эти особенности непосредственно обнаруживаются в создании и функционировании письменной традиции. Этот широкий и сложный аспект нашел комплексное отражение во многих научных исследованиях.

Целью исследования является раскрыть проблему реформирования китайской традиционной письменности, выявить результаты реформы.

Для достижения целей были поставлены следующие задачи:

изучить происхождение проблемы, ее предпосылки: проанализировать развитие китайского языка от 文言 до 普通话; рассмотреть реформы для упрощения усложненного языка 文言 до ХХ века.

раскрыть требования к реформе и ее задачи: этапы и способы упрощения языка; для разрешения языковых проблем.

показать эффективность и результаты проделанной работы деятелей просвещения, как в сфере упрощения китайского письма, так и в области повышения уровня образования народа, а также рассмотреть дальнейшие перспективы проведения реформы.

Объектом и предметом исследования по данной теме является эволюция китайской письменности и упрощение китайской письменности соответственно.

Методологическую основу исследования составили разработки в таких научных областях как лексикология, общее языкознание, история языка с привлечением лексикографических материалов и исторических фактов.

При проведении исследования использовались такие методы как сбор, изучение, систематизация, обобщение, актуализация и анализ теоретических положений, переводы китайских, английских текстов на русский язык.

1. ПРЕДПОСЫЛКИ РЕФОРМЫ КИТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

.1 Происхождение китайской письменности и ее развитие

Как известно, потребность в письме возникает на том уровне развития цивилизации, когда в обществе возникает нужда в устойчивой коммуникации, как во времени, так и в пространстве. Для обеспечения устойчивости в пространстве нужно было изобрести средство передачи, а для обеспечения устойчивости во времени — средство хранения информации. В обоих случаях эти задачи могло выполнить только письмо [7, с. 454].

Китайская иероглифическая письменность — исключительное явление среди современных письменностей. Это единственная иероглифическая письменность мира, которая была изобретена за полтора тысячелетия до н. э. и продолжает существовать в наши дни. Только китайская иероглифическая письменность на протяжении всей своей истории приспосабливалась к меняющимся условиям развития цивилизации и в наши дни продолжает оставаться сложным, но приемлемым для Китая средством письма. [7, с. 443].

Китайская традиция признает два самостоятельных вида национального письма — триграммы gua и иероглифику. Хотя триграммы никогда не использовались в письменной практике, именно с ними связывается начало письменной культуры. Приписываемые архаическому божеству-императору Фу-Си, триграммы включают в себя восемь графических комбинаций, состоящих из трех сплошных и прерывистых черт и полагаемых обозначением восьми природных реалий и явлений: «небо», «земля», «огонь», «вода», «гром», «ветер», «гора», «болото» [3, с. 315-316].

Хотя каждая из триграмм и имела некоторое значение, оно могло меняться в зависимости от той цели, с которой эти триграммы использовались. Триграммы могли сочетаться между собой попарно. Результатом такого сочетания в неповторяющиеся пары были 64 гексаграммы, которые представляли собой знаки не предметов, а ситуаций. Эта простейшая знаковая система не могла быть использована для записи сообщений, однако она имела принципиальное значение, потому что с ее помощью было усвоено представление о том, что всякое сообщение может быть закодирована с помощью письменных знаков. Задача состояла только в том, чтобы вместо знаков, имеющих множество ситуативных значений, создать такие знаки, которые имели бы одно постоянное значение.

Отсюда оставался один шаг до создания отдельных знаков китайского письма [7, с. 448].

Изобретение собственно иероглифической письменности также приписывается легендарному персонажу — Цан Цзе, рисуемому в облике то мифического четырехглазого существа, то архаического государя, то министра Хуан-ди [3, с. 316]. Легенда гласит, что иероглифы, созданные Цан Цзе, были достаточно условными изображениями предметов и поэтому назывались вэнь «изображения, орнамент». В дальнейшем стали создаваться более сложные знаки, которые получили название цзы. В предисловии к словарю «Шовэнь цзецзы» говорится, что «придворный историограф императора Хуан Ди по имени Цан Цзе первым создал письмо на дощечках».

Однако, существует мнение, что китайская письменность существовала еще до Цан Цзе, который выступил не столько как создатель новой, сколько реформатор уже существовавшей иероглифической письменности. В защиту такого взгляда на историю китайского письма приводятся косвенные соображения, однако прямые свидетельства, указывающие на существование письма в ту отдаленную историческую эпоху, до сих пор отсутствуют [7, с. 448-449].

По данным археологии китайское иероглифическое письмо восходит к росписям на неолитической керамике, где обнаруживаются особые композиционные единицы — кинеграммы (круг, спираль, зигзаг, волнообразная линия), имевшие семантический смысл [3, с. 316]. Обычным местом насечек на неолитической керамике является венчик или днище сосуда. Местонахождение керамики с насечками и ее возраст по радиоуглеродной датировке приведены в следующей таблице:

КультураМестонахождениеВозрастЯншаоБань, Шэньси4770±134 до н. э.МацзяяоЯньюаньчи, Ганьсу2623±147 до н. э.СунцзэШанхай, Цзянсу3911±213 до н. э.ВанъюфанЮнчэн, Хэнань2504±150 до н. э.ЛянчжуЛянчжу, Чжэцзян2600±2150 до н. э.ДавэнькоуДавэнькоу, Шаньдун4258±135 до н. э.

Насечки на керамике неолитических культур по форме представляют собой линии, пересекающиеся под разными углами. По технике исполнения — это черты, нанесенные заостренным предметом на обожженные керамические изделия. Изредка встречаются надписи, сделанные чем-то вроде кисти.

Первым и самым древнейшим сохранившимся до наших дней источником сведений о древнейшем периоде развития китайской письменности являются надписи на гадательных костях, большее число которых было обнаружено при раскопках иньского городища — развалин последней столицы Шан, который находился на месте современной деревни Сяотунь уезда Аньян провинции Хэнань. Аньянские надписи представляли собой часть ритуала общения с духами предков.

Надписи на гадательных костях по большей части нацарапаны на поверхности кости или панциря и лишь немногие нанесены тушью или лаком. Знаки иньского письма наносились на панцири и кости тушью, а затем процарапывались стилом. Таким образом, все основные элементы техники письма уже присутствовали в то время [7, с. 451-458].

По мере расширения содержания надписей для обозначения новых слов, вовлекаемых в письменный язык, требовались новые знаки. Поэтому развитие любой иероглифической письменности неизбежно связано с ростом числа знаков. Для того чтобы надежно различать их между собой, они должны были обладать некоторой графической избыточностью, которую можно было создать только с помощью их усложнения. Поэтому общей тенденцией развития графической структуры китайского письма является постепенное усложнение знаков [7, с. 460-461].

1.2 Первые опыты реформ китайской письменности

Время китайской традиционной культуры более всего напоминает циклическое. В ходе истории Китая традиционная культура меняла свой облик с каждым новым поколением, но каждый раз, описав некоторый цикл, она возвращалась к исходной точке — классическим текстам, которые получали новую интерпретацию. Письменная традиция обеспечивала графическую и лингвистическую однородность текстов культуры во все времена ее существования на любом цикле. Тексты культуры, созданные в разное время и даже в разные исторические эпохи, были в одинаковой степени доступны любому владеющему ее лингвистическим кодом. Такого рода письменная традиция целиком соответствовала установке китайской культуры на универсальность — ее повсеместное распространение во все времена. Поэтому иероглифическая письменность оказалась удобным средством передачи текстов культуры из поколения в поколение [7, с. 533].

Распространение и возрастание общественной роли письменности во времена династий (Цинь, 221-207 гг. до н. э.) и (Хань, 206-24 гг. н. э.) требовало унификации начертания иероглифов. Первый известный опыт кодификации китайской графики — это список иероглифов «史籀篇» (Ши Чжоу Пянь), написанный придворным историографом 史籀 (IX-VIII вв. до н. э.).

Объединитель древнего Китая 秦始皇, создавший первое в Китае централизованное государство, в числе первых, важнейших реформ предпринял унификацию различных стилей написания иероглифов. До этого в каждом царстве существовало свое, особенное письмо, отличавшееся от используемого в других частях Китая. 秦始皇 запретил такое использование, поскольку оно могло стать ощутимым препятствием к осуществлению его планов. Единство управления было связано с единством ценностей: была введена единообразная система письма: установлены определенные формы иероглифов — письменных знаков.

Правительственная реформа, проведенная 李斯 (Ли Сы) — первым министром новой династии — состоял в упрощении знаков китайского письма и в приведении их начертаний к единообразной системе для создания единства письменного языка. И эта реформа, сделавшая письменный язык понятным во всей стране, в последующие века доказала свое значение, поскольку письмо навсегда осталось великой связывающей культурной силой.

Новое, упрощенное начертание получило название 小篆 (сяочжуань) — «малая печать». Был обнародован официальный список, насчитывавший 3300 иероглифов; принимались меры и для унификации их произношения. Свод знаков малой печати, написанный самим 李斯, назывался «仓颉篇» («Книга Цан Цзе») по имени легендарного изобретателя китайской письменности. В дальнейшем в этот свод были включены два списка других авторов. Стиль 小篆пользовался официальным признанием на протяжении последующих четырёх веков китайской истории, чему немало способствовало уничтожение при 秦始皇многих книг, написанных старым письмом [20 <#»justify»>2. ЭТАПЫ УПРОЩЕНИЯ КИТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

Ознакомившись с проблемами и задачами реформы, теперь мы можем последовательно рассмотреть этапы реформы, какие изменения претерпел 文言 с конца XIX в. и как образовался普通话 в XX в.

2.1 Новая письменность 白话

В лингвистической ситуации, сложившейся на рубеже XIX-XX веков, действовали два письменных языка: 文言 и 白话, которые служили средствами письменного общения, и многочисленные бесписьменные диалекты, на которых говорило население Китая. Языком общегосударственной информации были письменные языки, языками местной информации и повседневного общения были диалекты и устные языки междиалектного общения. В этой лингвистической ситуации единый устный национальный язык для всей страны отсутствовал.

Как известно, китайская иероглифическая письменность была создана для древнекитайского языка. Она содержала знаки, служащие для обозначения знаменательных слов и служебных элементов именно этого языка. Грамматика среднекитайского языка сохраняла достаточно ощутимые связи с древнекитайской. Поэтому, введение нового литературного языка потребовало создания новой письменной традиции.

Теоретическое обсуждение проблем китайской письменности началось в 90-х гг. XIX в. В 1896 г. вышел первый номер журнала «教育杂志» («Образование»), в котором была открыта общественная кампания за упрощение китайского иероглифического письма. 陆費逵 (Лу Фэйкуй), автор первой статьи об упрощении китайской письменности, привел основные аргументы в пользу ее упрощения. Он считал, что на государственных экзаменах следует по-прежнему пользоваться стандартным начертанием иероглифов, но во всех остальных случаях допустимы и упрощенные знаки [5, с.172].

Радикальная критика китайской иероглифической письменности началась непосредственно в годы, предшествовавшие Синьхайской революции. В 1909 г. в Париже стал выходить журнал «新世纪» («Новый век»). Одновременно было создано «Общество нового языка», целью которого было распространение эсперанто как языка будущего Китая. В переходе на международный язык они искали решение всех лингвистических проблем своей страны.

Журнал «新世纪» регулярно публиковал статьи членов Общества нового языка, смысл которых сводился к требованию немедленного отказа от китайского языка и иероглифической письменности и перехода на эсперанто. Но на самом деле, лингвистическая ситуация того времени была более сложной и архаичной.

Господствующее положение 文言 было впервые решительно поколеблено только после свержения маньчжурской династии (1911-1912 гг.). Попытки создания «нового языка», привели к полной ломке классической письменности, т.е. к «литературной революции» (1919 г.), которая была проведена китайской буржуазией, окрепшей и осознавшей себя как класс в результате промышленного подъема Китая в послевоенные годы [9, с. 53-57].

Мероприятия этой «революции», направленные на формирование китайского национального языка состояли в том, чтобы отказаться от слишком сложного и устаревшего письменного языка 文言 и ввести во всеобщее употребление более простой и близкий к современному разговорному языку письменный «простой», «понятный» язык 白话 (зачатки его существовали и раньше в «народной» литературе).

白话 — это второй литературный язык средневекового Китая, созданный на основе разговорного языка X-XII вв., который значительно отличался от классического языка. 白话 был чисто литературным языком, на котором создавались художественные произведения различных жанров прозы. Он не располагал необходимой лексикой, для того чтобы выступить в функции языка науки, политики, администрации, так как соответствующие тексты всегда составлялись на 文言 и 官话. Литературная и орфографическая традиция 白话 была наиболее авторитетна среди всех средств передачи разговорного языка средствами иероглифической письменности. Поэтому самым естественным практическим шагом к созданию устного национального языка могло быть соединение устного 官话 с литературной и орфографической традицией 白话 [10, с.45-48].

Самой влиятельной по своей роли в политической и культурной жизни страны и наиболее распространенной территориально была так называемая северная группа диалектов, или 官话, основанная на диалекте Пекина. 官话был прежде всего официальным языком («язык чиновников»), поэтому наиболее стабильной частью его лексики были слова, относящиеся к сфере управления и к традиционной культуре. По мере снижения уровня лексики по направлению к бытовому ее стабильность снижалась. Позже общекитайский язык 官话будет переименован в 国语 — национальный язык.

Теперь, преобразованный白话, оставивший в своей основе ту же иероглифику, стал значительно отличаться от классического языка. Новая письменность в основном стала отражать разговорную речь, т. к. смысловой единицей является уже не отдельный иероглиф, а сочетание нескольких иероглифов, в своей совокупности соответствующих слову в разговорном языке. Например, если слово состоит из четырех корней, то в письменном языке это слово будет передано четырьмя иероглифами, фонетическое обозначение каждого из которых соответствует каждому из корней, составляющих слово. Значительно сократив количество употребляемых иероглифов (до 4-5 тыс.), новый язык качественно упростился: вместо старых грамматических и стилистических форм он воспринял обычные разговорные формы. Вместе с этим новый язык выработал и известное количество новых иероглифов для создания новой терминологии. В то же время появление новых терминов шло по пути сочетания старых иероглифов, в своей комбинации дающих новое понятие. Например, слово «пролетариат» — «无产阶级» — передается несколькими иероглифами, каждый из которых означает: не имеющий «» + имущество «» + класс «阶级»; «трамвай» — «电车»: электричество «» (молния) + телега «», и т. п. [14].

Однако новые термины проникают в Китай не только через печатную литературу, но и непосредственно в живую речь, которая воспринимает их фонетически; фиксируя разговорные слова путем сочетания созвучных иероглифов, и письменный язык воспринимает их фонетически, создавая, таким образом, фонетическое и смысловое обозначение для целого ряда иностранных терминов. Например: «большевики» — «布尔什维克» и «多数党» = партия «» + большинство «多数»; «утопия» — «乌托邦» и «空想» = пустые «» + мысли «».

В первые годы XX века началось быстрое распространение художественной литературы на 白话, а затем выпуск газет и популярных изданий. Несмотря на рост роли白话в лингвистической ситуации Китая и расширения его функциональной сферы, издания на白话не пользовались высоким официальным престижем, но общественность достаточно ясно сознавала значение устного национального языка в общественной жизни.

Широкое общественное движение за создание национального языка началось в среде демократической интеллигенции — молодых писателей и публицистов — и было связано с движением за новую культуру — составной частью более широкого революционно-демократического «Движения 4 мая» 1919 г.

Деятели просвещения, из которых состояло «Общество изучения проблем национального языка», выступали за нормативный путь формирования национального языка. Они предполагали сначала разработать стандартный национальный язык, а затем распространить его по всей стране — прежде всего через школьное обучение. Деятели литературной революции, в первую очередь писатели, не могли ожидать завершения работы над созданием национального языка, и непосредственно приступили к созданию литературы на достаточно хорошо известном им литературном языке 白话, рассчитывая тем самым создавать литературную норму национального языка.

Художественные произведения Лу Синя, Мао Дуня, Сюй Чжимо способствовали быстрому формированию новой нормы литературного языка. Новый литературный язык появился как резкая альтернатива 文言, против которого активно выступали все молодые писатели и публицисты. Однако борьба против 文言 не была легкой, поскольку большинство писателей того времени являлись людьми с классическим образованием, хорошо знавших 文言 и высоко ценивших литературу на нем. В произведениях на 白话 влияние 文言 заключалось, прежде всего, в значительном числе слов и выражений, свойственных этому языку [13, с. 50-61)].

Таким образом, задачей лингвистов и работников просвещения являлись отбор этих разнородных лингвистических фактов и создание грамматической и лексической норм китайского национального языка с учетом возможности его использования в художественной литературе.

2.2 Движение за национальный язык 国语

К началу XX в. также относится появление нового термина 国语 «национальный язык», который употреблялся для обозначения современного общегосударственного устного языка. После Синьхайской революции языковая политика всех правительств Китая была направлена на решение задач по созданию единого для всего Китая устного государственного языка 官话. В основу国语был положен общекитайский язык 官话, переименованный в国语. Функционально国语представляет собой государственный язык, потому что он является языком администрации и межнационального общения внутри страны. Более точное содержание термина 国语 — «национальный язык китайцев» или «государственный язык Китая».

Впервые термин 国语 встречается в официальных материалах наряду с традиционным названием 官话 в программе Шанхайского союза студентов всех провинций, организованного в 1906 г. В программе предусматривается издание журналов и газет на разговорном языке в каждой провинции, а также обучение народа языку 国语 с целью упразднения провинциальных диалектов. Преподавание 官话 было общепризнанным требованием в программе демократических преобразований в Китае, поэтому министерство просвещения Китая уже в 1907 г. приступило к его реализации, и к 1916 г. уроки官话должны быть введены в городских школах, а экзамен по官话будет входить в число обязательных выпускных экзаменов для получения звания учителя [12, с. 180-185].

Несмотря на расхождения в лингвистических характеристиках государственного языка, все высказывания относительно его общественных функций были единодушны: «Государственный язык — это такой язык, который должен распространиться по всей стране и заменить современные диалекты, его распространение должно осуществляться через школьное обучение» [2, с.133].

Над созданием, пропагандой и практическим распространением национального языка до середины 30-х годов работали государственные и общественные организации, деятельность которых составляет так называемое движение за национальный язык. В задачи этого движения входило создание и распространение национального языка, включались также и все аспекты реформы китайской письменности.

В работу орфоэпической комиссии входили разработка и создание орфоэпической нормы государственного языка. Так называемое правильное чтение фонетических словарей по 反切 не обеспечивало единообразие чтения иероглифов во всех диалектах. Поэтому установление единого для всей страны стандарта произношения иероглифов могло бы иметь большое значение как необходимая подготовительная мера для создания единого устного государственного языка. Поскольку китайская иероглифическая письменность сама по себе не обеспечивала единообразного чтения иероглифов, требовалось создание специального письменного средства для обозначения единых чтений.

Первым официальным мероприятием на пути создания государственного языка явилась Конференция для разработки единого произношения иероглифов, которая была созвана министерством просвещения Китайской республики 15 февраля 1913 г. На Конференции обсуждалась фонетика современных китайских диалектов и отбирались те их наиболее общие черты, которые должны были составить орфоэпическую норму государственного языка. В 90-х годах XIX века появились первые проекты алфавитного китайского письма, преследовавшие практические цели. Многие китайские языковеды как, Лу Ханьчжан, Ван Чжао, Лао Найсюань, Чжан Биньлинь выступали с проектами реформы китайского письма. Ван Чжао в 1900 г. составил фонетический алфавит, состоящий из 62 букв и отражающий пекинское произношение. Проект реформы письма, подготовленный Лао Найсюанем в 1907 г., предусматривал создание алфавитов не только для пекинского диалекта, но и для трех других основных диалектов. Он разработал алфавит из 81 буквы для диалекта (у), из 103 букв для диалекта (минь) и из 71 буквы для нанкинского диалекта. [12, с. 180-185].

Практическим результатом обсуждения Конференции для выработки единого произношения иероглифов в 1913 г., стал китайский фонетический алфавит 注音字母 (чжуинь цзыму) и список примерно из 7000 иероглифов, чтения которых были приняты и утверждены Конференцией.

В апреле 1919 г. министерство просвещения также создало Подготовительный комитет объединения национального языка. Перед комитетом была поставлена задача — создать единый устный язык для всей страны. В соответствии с различными аспектами решения указанной задачи внутри комитета были созданы лексическая, грамматическая, диалектологическая и другие постоянно действующие комиссии. С 1922 г. в Шанхае печатный орган «Общества изучения национального языка» стал выпускать ежемесячный журнал «国语月刊», специально посвященный проблемам национального языка. В дальнейшем было создано «Общество содействия распространению Национального языка», целью которого была общественная поддержка мероприятий, связанных с созданием и распространением национального языка.

В сентябре 1919 г. Конференция по унификации чтений официально издал «国音词典» («Словарь национального произношения»), в котором чтение каждого иероглифа было описано с помощью знаков нового алфавита чжуинь цзыму. С момента утверждения «Словаря национального произношения» унифицированные чтения этого словаря, становились обязательными для преподавания в школе. «Национальное произношение» представляло собой компромисс между северными и южными диалектами, поэтому в целом оно не соответствовало ни одному из живых диалектов китайского языка. Для того чтобы учителя могли услышать этот новый национальный язык, было решено выпустить граммофонные пластинки с упражнениями. Разработка текста и дикторская работа были поручены赵元任(Чжао Юаньжэнь) [11, с. 131-136].

Однако непрактичность и несоответствие духу времени утвержденных чтений иероглифов, которые носили название национального языка, были очевидны. Национальный язык должен был означать не только унифицированные чтения иероглифов, но также и реальное произношение живого языка. Поэтому среди деятелей просвещения и лингвистов все чаще стали слышны призывы использовать один из реальных диалектов китайского языка в качестве национального стандарта. Наиболее подходящим диалектом на роль национального стандарта был диалект Пекина.

На VI съезде Всекитайского союза обществ просвещения в Шанхае в 1920 г. была принята резолюция об утверждении пекинского диалекта в качестве национального стандарта произношения иероглифов. В декабре 1924 г. Подготовительный комитет единства национального языка принял решение считать пекинский диалект стандартным национальным языком. Это решение подвело итог многолетней дискуссии о диалектной основе китайского национального языка.

В принятой фонетической норме китайского национального языка, ориентированной на северные диалекты, предусматривались звонкие начальные согласные и конечные согласные, которые встречаются только в южных диалектах. По вопросу о тонах в орфоэпической норме было принято компромиссное решение: была предложена система пяти тонов, из которых первые четыре соответствовали пекинским, а пятый был «входящим» тоном, который присутствует главным образом в южных диалектах. Первая китайская алфавитная письменность на латинской графике, разработанная в начале 20-х годов была утверждена министерством просвещения Китая в 1926 г. и носила название «романизированного алфавита» — 罗马字.

Борьба за пекинский стандарт завершилась тем, что в 1932 г. министерство просвещения Гоминьдановского правительства официально опубликовало «Словарь наиболее употребительных иероглифов в стандартном национальном произношении», который отличался от «Словаря национального произношения» тем, что вместо искусственных чтений, утвержденных конференцией 1913 г., в нем стояли реальные современные пекинские чтения иероглифов. Так были решены основные проблемы орфоэпической нормы национального языка [15].

В январе 1926 г. в Пекине проходил Всекитайский съезд движения за национальный язык. Работа съезда завершилась принятием Декларации, написанной (黎锦熙) Ли Цзиньси. В нем был дан анализ лингвистической ситуации в Китае, и ее оценка с точки зрения создания национального языка и его письменных средств. Декларация предлагает различать районы страны и контингент населения, где национальный язык должен быть распространен, и считает основой успеха распространения национального языка, широкое введение алфавитной письменности в школьное обучение, ограничение использования иероглифической письменности областью китайской истории и традиционной культуры.

Унификация национального языка, описанная в Декларации, начинается с выбора стандартного диалекта и формирования национального языка путем создания фонетической, грамматической, лексической норм. Цель унификации — введение в Китае единого стандартизированного языка. По плану унификации в Китае должны сохраниться единый письменный язык и иероглифическая письменность, противостоящие бесписьменным диалектам, которые со временем должны все сближаться с национальным языком [18, с. 363-375].

Одновременно велась работа по созданию грамматики национального языка. За короткое время была создана первая после начала Движения 4 мая грамматика Люй Фу и некоторые другие. Их опыт был обобщен Ли Цзинси в его «Грамматике национального языка». Однако в них по-прежнему весьма значительное место отводилось文言, поэтому они были еще далеки от требований, предъявляемых к нормативным грамматикам.

Лексикологическая работа как наиболее трудоемкая затянулась еще на более длительный срок. Лексикографическая комиссия Всекитайского общества содействия обучению языку 国语 после семи лет работы опубликовала в 1935 г. «Большой словарь стандартного языка», содержащий около 36 тысяч слов и выражений. Материал для этого словаря был собран в ареале стандартного языка — в Пекине — и состоял только из слов и выражений, встречающихся в разговорном употреблении. Другим новшеством этого словаря было толкование значений слов на разговорном языке, а не на文言. Но этот словарь не мог стать нормативным словарем китайского литературного языка, потому как такой словарь должен включать в себя не только слова разговорного языка, но также и книжные слова и выражения, которые в совокупности составляют лексику литературного языка [10, с. 45-48].

Кампания распространения языка 国语 через школу и систему ликвидации неграмотности имели лишь ограниченный эффект по некоторым причинам:

недостаточной разработанности норм национального языка,

Министерству просвещения были подчинены не все школы страны,

среди преподавателей китайского языка было мало владеющих пекинским диалектом,

отсутствие общественного стимула к изучению национального языка: знание пекинского диалекта, который к тому времени был объявлен национальным языком, и пекинских чтений иероглифов не давало ощутимых преимуществ перед теми, кто их не знал [13, с. 50-61].

Несомненно, что неудачи движения за национальный язык, кроме ошибочности общетеоретических принципов, были обусловлены реакционной политикой буржуазии. Движение за национальный язык в период господства партии Гоминьдан приобрело реакционное содержание, чем вызвало отход революционных деятелей от этого движения, а сам термин 国语 значительно утратил свою популярность. Таким образом, хотя 白话 приобрел достаточный авторитет и известность во всех районах страны, 文言 широко использовался вплоть до 1919г. Это объясняется тем, что в тот исторический период ни Цинская династия, ни правительства различных китайских милитаристов, господствовавших в Китае после падения маньчжурской династии, ни Гоминьдановское правительство не пытались возглавить движение за развитие общенациональных норм литературного языка.

2.3 Формирование 普通话

После создания Китайской Народной Республики в 1949 году открылись небывалые возможности для подлинного расцвета лингвистической науки. Для языковедов и правительства КНР предстояло решить следующие практические задачи языкового строительства: содействовать ликвидации неграмотности и повысить уровень грамотности; изучить вопросы реформы китайской письменности с целью сделать ее более доступной для народных масс; создать алфавиты для бесписьменных языков и т. д.

Китайские языковеды по-новому ставят и решают важные теоретические вопросы, связанные с проблемой общекитайского национального языка и его взаимоотношений с территориальными диалектами. В 1952 г. был создан правительственный Комитет по изучению вопроса о реформе китайской письменности, который в том же году вместе с Институтом языкознания Академии наук Китая приступил к изданию лингвистического журнала «中国语文» («Китайский язык»). На страницах лингвистических журналов «中国语文» и «语文学习» («Изучение языка») развернулась широкая лингвистическая дискуссия по вопросам грамматики, лексики, фонетики, письменности и истории языка.

Началом нового этапа работы по формированию и распространению национального языка стало проведение Всекитайской конференции по реформе письменности, проходившей 15-23 октября 1955 г. Предметом обсуждения конференции была не только непосредственно реформа письменности, но также и проблема национального языка [5, с. 54].

На этой конференции было официально отменено старое название национального языка — 国语, но общий язык китайской нации стал называться 普通话 — «общепонятный язык». Этому термину было дано следующее определение: «Путунхуа — это общий язык китайской нации, основанный на северокитайских диалектах, стандартным произношением которого является фонетика пекинского диалекта» [5, с. 54]. То, что стандартным произношением путунхуа является пекинское произношение, есть результат исторического развития, в ходе которого на протяжении тысячи с лишним лет при династиях Ляо, Цзинь, Юань, Мин, Цин столицей Китая был Пекин [17].

Для определения нормы языка особенно большое значение имела проходившая с 15 по 23 октября 1955 г. Всекитайская конференция по реформе китайской письменности, а также Всекитайская конференция по вопросам нормирования китайского литературного языка, состоявшаяся 25-31 октября 1955 г. На Конференции понятие национального китайского языка и его диалектной базы было сформулировано следующим образом: китайский национальный литературный язык развивается на основе северного диалекта с использованием пекинского произношения в качестве литературного. Вместе с тем, национальный язык в процессе своего развития непрерывно обогащается за счет других диалектов, постепенно включая в себя все необходимое для выполнения своей функции — служить полноценным средством общения между людьми. По мере укрепления национального языка роль диалектов постепенно уменьшается, однако они еще будут использоваться в течение длительного времени наряду с общенациональным литературным языком.

Нормализация национального языка путунхуа означала создание его орфоэпической, лексической, грамматической норм. Объектом нормализации является письменный язык и соответственно его устная форма — язык радио, кино, театра; нормализация представляет собой комплекс мероприятий, куда входит создание нормативного словаря китайского литературного языка, его нормативной грамматики и правил орфоэпии, необходимых для его устной формы. Назначением этого устного языка является вытеснение существующих диалектов сокращение их функциональной сферы. Цель нормализации состоит в том, чтобы способствовать развитию страны во всех областях — политической, экономической, культурной [5, с. 54].

После образования КНР в 1949 г. лексикографическое бюро готовилось к созданию нормативного «Словаря современного китайского языка». Первый проект словника для него было решено создать еще до конца 1955 г. В качестве источника для этого словаря стали наиболее употребительные слова населения Пекина, лексика современной прессы, лексика произведений литературы и искусства, пользующиеся авторитетом у самого широкого читателя, основные термины права.

В качестве важной особенности нового нормативного словаря была его ориентация на разговорный язык. Основной единицей словаря явилось слово разговорного языка, но не письменный знак. При обсуждении проблемы нормативного словаря в печати были высказаны пожелания также и относительно необходимости провести нормализацию синонимов. Так, например, слово — «голова» имеет синонимы 脑袋, 脑瓜. Задача составителей словаря заключалась в указании, какой из синонимов принадлежит к литературной лексике, а какой — к просторечию [16, с. 376-398].

В июле 1956 г. была опубликована инструкция для составителей среднего словаря современного китайского языка: основу словаря составляет лексика устного китайского языка, однако наряду с разговорной лексикой в него должны быть включены слова, встречающиеся в произведениях наиболее видных писателей периода Движения 4 мая и более позднего времени.

Стандартизацией чтений иероглифов занялась состоявшаяся еще в первые годы, после создания Китайской республики Конференция по унификации чтений иероглифов. Рассмотрение чтений путунхуа способствовало стандартизации произношения как слов устного языка, так и литературных чтений иероглифов. Однако остается важной еще одна проблема — проблема «разночтений».

В 50-е годы проблемы грамматики китайского языка активно обсуждались в исследовательских учреждениях и на страницах научной печати, однако это обсуждение носило скорее теоретический, чем практический характер. Проблема нормализации грамматики китайского языка в практическом аспекте была поставлена на совещании по нормализации современного китайского языка лишь в октябре 1955 г.

В число важнейших проблем нормализации китайского языка входит проблема орфоэпии. Работа по составлению орфоэпической нормы путунхуа была поручена орфоэпической комиссии, сформированной в начале 1956 г. В октябре 1957 г. она опубликовала первый список слов и географических названий с рекомендованным произношением, в июле 1959 г. — второй, в январе 1963 г. — третий сводный список. В указе Госсовета говорилось о составлении в 1956 г. орфоэпического словаря путунхуа с целью нормализации фонетики [5, с. 54].

Тем не менее, к моменту завершения октябрьских Конференций 1955 г. о путунхуа было известно главным образом то, что его стандартным произношением является пекинское произношение. Однако не были еще описаны и разработаны лексическая и грамматическая нормы путунхуа.

Упрощение китайской письменности. После того как оказались исчерпанными возможности облегчения пользования китайской иероглифической письменностью в результате сближения языка и письменности, возникла необходимость использования новых ресурсов, заложенных в самой китайской письменности. Этими ресурсами могло быть либо упрощение китайской письменности за счет сокращения избыточности в начертании знаков и в сокращении их количества, либо вообще отказ от китайского иероглифического письма и переход к алфавиту.

Графическая избыточность знаков китайской письменности позволяет при необходимости упрощать их графическую форму без ущерба для их различения. Фактически многие сложные знаки китайского языка имели одну или несколько упрощенных форм. Поэтому возможность упрощения знаков китайского письма всегда использовалась в практических целях. Как отметил钱玄同 (Цянь Сюаньтун), цель упрощения китайской письменности состоит в облегчении пользования иероглифической письменностью в переходный период до принятия алфавитного письма. Поэтому упрощение может быть оценено количественно: чем больше иероглифов упрощено, тем глубже реформа китайской письменности [14].

Таким образом, любое последовательное упрощение китайских иероглифов неизбежно ведет к созданию знаков, весьма сильно отличающихся от соответствующих иероглифов полного начертания. При этом упрощению подвергаются не только знаки, не вошедшие в список реформированных, но также и знаки, которые уже были упрощены, но все еще остались сложными для начертания. В любом случае последовательное упрощение знаков практически ведет к созданию новой китайской письменности из графических элементов старой.

Упрощение графики знаков китайского письма преследовало несколько целей одновременно: постепенно отсеивать знаки, трудные для написания, распознавания, чтения; знаки, в которых часто делаются ошибки; наряду с упрощением знаки должны быть также более четкими по структуре и по возможности должны содержать фонетические части, указывающие их чтение.

С целью упрощения иероглифики в распространенных иероглифах графически сложные фонетики заменили более простыми по своему начертанию графемами. До реформы встречалось редко, чтобы в фоноидеографических знаках графемы выступали не только в роли ключей, но и в роли фонетиков.

Отрицательная сторона упрощения состоит в том, что оно привело:

к увеличению сходства в начертании различных иероглифов,

увеличилось число иероглифов-омонимов,

увеличилось число фонетических частей иероглифов, неточно передающих их звучание,

принятие скорописных начертаний в качестве знаков уставного письма увеличило смысловую нагрузку на черты иероглифов,

к появлению новых неофициальных упрощенных знаков [11, с. 131-136].

Вследствие широкого использования упрощенных иероглифов и 白字 — «белых знаков» (заимствованные знаки в современных текстах) стало неизбежным образование локальных вариантов китайской письменности, которая распространилась, прежде всего, через систему ликвидации неграмотности, оказывая влияние также и на школу. Определенная часть владеющих китайским письмом, не ознакомившись с новыми начертаниями знаков китайской письменности, пользовалась нестандартными упрощенными знаками или вносила изменения в стандартные упрощенные начертания [2, с. 133].

В начале 60-х годов началось подведение первых итогов реформы китайского письма. В 1960 г. был опубликован сводный список, состоящий из 2238 иероглифов, упрощенных целиком или частично. В 1964 г. Комитет по реформе письменности, Министерство культуры и Министерство просвещения издали таблицу начертания знаков, распространенных в печатных изданиях, содержащую 6196 иероглифов. В настоящее время эта таблица, вероятно, выполняет функции орфографического словаря китайской письменности. В 1983 г. Комитет по реформе китайской иероглифической письменности принял единый нормативный список иероглифических ключей, состоящий из 201 знака.

Упрощенные начертания иероглифов, которые были введены в действие в соответствии с реформой 1956 — 1959 гг. относились к числу общепринятых и общеизвестных. Основная масса знаков китайской письменности сохранила сходство с традиционной письменностью. Однако этим, вероятно, был исчерпан тот резерв графической избыточности, который позволял достаточно легко отождествлять реформированные знаки со знаками полного начертания. Дальнейшие шаги реформы китайской письменности должны были привести к решительному разрыву с традиционной письменностью полного начертания.

Реформа письменности показала, что правительство КНР всерьез намерено упростить китайское письмо. Это не могло не подорвать традиционное представление об иероглифической письменности как единственно возможной системе письма для китайского языка и способствовало осознанию того факта, что иероглифическая письменность может быть заменена алфавитом в исторически обозримый период времени. Настроения такого рода поддерживались и распространялись в печатных изданиях Комитета реформы письменности. Упрощение письменности, проведенное в КНР, принесло наибольшую пользу тем, кто лишь приступал к изучению китайской письменности или недостаточно хорошо владел ею.

С психологической стороны перспектива таких перемен вызывает недовольство тех, кто уже получил образование и владеет китайской письменностью, так как реформа китайской письменности превращает их в неграмотных, вследствие чего новые начертания не всегда усваиваются ими достаточно прочно. Поэтому объективно реформа письменности облегчает пользование ею тем, кто только приступает к ее изучению, но затрудняет его для тех, кто уже имеет устойчивые навыки письма. С расширением системы ликвидации неграмотности возросло число людей, владеющих практически лишь одним локальным вариантом китайского письма, что совершенно не соответствовало целям распространения грамотности и повышения культурного уровня китайского народа [14].

Упрощение письменности, проведенное в 1956 — 1959 гг., представляло собой очень осторожное изменение их графической формы, и мыслилось как первый акт более глубокой реформы.

На Конференциях в октябре 1955 г. особое внимание было обращено на проблемы распространения путунхуа. Впервые в истории Китая было запланировано и начато распространение национального языка в общегосударственном масштабе. В феврале 1956 г. правительство вынесло решение о принятии и всемерном распространении по всей стране национального языка путунхуа.

Правительство КНР в своей языковой политике придерживалось принципа «один народ — один язык» и рассматривало язык как один из действенных факторов национальной интеграции. После Конференции по нормализации современного китайского языка началась деятельная подготовка к общегосударственной кампании распространения путунхуа. Министерство просвещения КНР 17 ноября 1955 г. распорядилось о преподавании путунхуа в начальных и средних школах и педагогических училищах. Государственный совет КНР 6 февраля 1956 г. опубликовал свои указания о распространении путунхуа, а 10 февраля был создан Центральный координационный комитет по распространению путунхуа. В течение 1956 г. прошли многочисленные совещания работников просвещения, радиовещания, культуры и издательств по вопросу о распространении путунхуа в каждой из этих областей жизни страны.

За короткий срок было создано и выпущено в свет большое количество пособий для изучения путунхуа, приспособленных к нуждам представителей отдельных диалектов и провинций. Наивысшей активности кампания по распространению путунхуа достигла в 1958 г. во время проведения политики «большого скачка».

Изучение путунхуа ограничивалось тем кругом знаний о нем, которые были доступны в то время. Орфоэпическая норма, основанная на пекинском диалекте, была единственной нормой путунхуа, по поводу которой существовала относительная ясность и общая договоренность. Поэтому фактически изучение путунхуа свелось к изучению пекинского произношения.

В социолингвистической программе правительства КНР, изложенной Чжоу Эньлаем 10 января 1958 г. на собрании представителей лингвистов и деятелей просвещения на заседании сессии Всекитайского собрания народных представителей, приводились основные аспекты лингвистической политики правительства КНР: упрощение иероглифической письменности, создание фонетического алфавита, распространение путунхуа

В этой программе путунхуа занимает важное место как будущий общий язык Китая. В соответствии с такой оценкой перспектив путунхуа диалекты рассматриваются как основное препятствие на пути его распространения. Цель распространения путунхуа — «постепенно унифицировать диалекты ханьского населения». В числе средств распространения входит обучение этому языку преподавателей начальных и средних школ, лекции по радио, кино [6, с. 147].

Основным контингентом изучающих и владеющих путунхуа должна стать молодежь, поэтому средством наиболее эффективного его распространения должно стать школьное обучение.

В последующие годы спад движения за распространение путунхуа объясняется ухудшением внутриполитического положения в стране, при котором стало невозможным финансирование этого движения. Кроме того, на первый план выдвинулись новые политические кампании, которые решительно оттеснили движение за распространение путунхуа. Несмотря на неблагоприятные условия, это движение продолжало развиваться и накапливать некоторый практический опыт.

В 1965-1966 гг. в специальных изданиях начинают появляться статьи с обобщением и анализом опыта первого десятилетия распространения путунхуа. Действительным достижением можно было считать введение в школе специальных уроков путунхуа, которые действительно способны дать каждому ученику средней школы определенные знания этого языка. Более эффективным методом распространения путунхуа оказалось его преподавание по методу преподавания иностранных языков: сначала обучать словам и выражениям на путунхуа, а затем, когда ученики начинают говорить на этом языке, их можно обучать пекинскому произношению иероглифов. Иначе говоря, знание путунхуа должно предшествовать чтению текстов на этом языке [25].

Итак, вовлечение широких слоев населения в бурно развивающееся экономическое и культурное строительство вместе с расширением образования одновременно содействует распространению и укреплению грамматических и лексических норм литературного китайского языка, а также его фонетической основы — пекинского произношения.

3. РЕЗУЛЬТАТЫ РЕФОРМЫ

.1 Итоги и последствия реформы

китайский письменность реформа путунхуа

В XVI-XVII вв. в Западной Европе произошел переход с латыни на национальные языки, и занял два-три столетия, в то время как в Восточной Азии на это потребовалось от 40 до 70 лет [9, с. 53-57].

В Китае переход на разговорный язык, хотя и означал полный и радикальный разрыв с традицией, зато позволял решить две задачи одновременно. С одной стороны, он упрощал и удешевлял образование, а с другой — освобождал время для изучения «прогрессивной» традиции. Тем самым, содействуя дальнейшему повышению уровня просвещения, подъему научно-технического уровня страны, развитию различных сфер деятельности общества, расширению международного сотрудничества, и таким образом, постепенному продвижению к достижению целей реформы. Новая упрощенная письменность способствовало сохранению языково-культурного единства Китая и укреплению единства народа, а также интеграции страны в единую территориальную целостность. С переходом на 普通话 и его распространением наблюдается тенденция к уменьшению влияния диалектов, с появлением возможности общения людей из разных частей Китая на общераспространенном языке.

Как последствия реформы необходимо отметить, что отказ от старой традиции повлиял на забвение огромного массива литературы, созданной на древнекитайском языке, поскольку он стал недоступен тем, кто не владеет文言. То, что для старших поколений было основным чтением, сейчас молодёжь может читать только в переводе. Основные произведения, составившие конфуцианский канон в узком смысле слова («论语», «Книга перемен», «诗经» и т. д.), были переведены на большинство языков стран Восточной Азии и неоднократно переиздавались там. В целом большинство всех книг, написанных до начала XX в. и ныне доступно лишь немногочисленным специалистам [24].

Кодирование иероглифов. Реформа несколько облегчила жизнь китайских школьников. В результате возникло два набора иероглифов — применяемый в КНР «упрощённый» (simplified) и принятый на Тайване, в Гонконге, Сингапуре и Корее «традиционный» (traditional). В каждой системе можно использовать как полные, так и сокращенные знаки, введенные в КНР в ходе лингвистических реформ 50-60-х годов, и даже древние стили написания иероглифов — при наличии соответствующих шрифтов. При этом человек, знакомый только с сокращёнными написаниями, с определённым трудом читает традиционный текст — и наоборот.

Появление компьютеров разрешило одну из самых дорогостоящих проблем, связанных с иероглификой — сложность машинописи и типографского набора. При компьютерном наборе иероглиф вызывают на экран разными способами, графическими и фонетическими. Китайские пользователи считают, что графические способы — при всей трудности их освоения — для китайского языка гораздо удобней фонетических. Разумеется, древнекитайский ещё долго пользовался в этих странах особым статусом, а владение им и поныне считается одним из признаков приобщенности к «высокой культуре». Древнекитайский по-прежнему остается в программе средних школ и гуманитарных вузов на территории Китая. Однако миновали времена, когда все образованные люди владели этим языком в совершенстве, даже лучшие современные знатоки 文言 владеют этим языком пассивно: на нём читают, но не пишут.

Впрочем, в последние годы издания, рассчитанные на элиту, даже в КНР стали выходить в «традиционной» орфографии. Вызвано это тем престижем, который в Китае всегда придавали традиции, а отчасти — и влиянием Тайваня, Гонконга, Сингапура, где реформа не была признана, и традиционное написание иероглифов сохранилось.

В результате такой переоценки началось возрождение традиционной иероглифики в Китае. Таким образом, иероглифика представляет собой весьма непростое наследие с противоречивым характером. Китайская иероглифика сегодня — это «и ценное наследие, и тяжкое бремя» [24].

3.2 Образование и ликвидация неграмотности в Китае

Поскольку человеческое общество входит в эпоху знаний и информации, возрастает уровень образования, которая играет все более важную роль. После образования КНР в 1949 г. все меньше внимания уделялось изучению традиционной культуры, поэтому число выпускников средней школы, умеющих читать и понимать древние и средневековые тексты, уменьшалось. Все это приводило к постепенному разрыву между традиционной и современной культурой.

Народное образование. До 1949 г. знание письма и грамотность в Китае были прерогативами лишь китайской аристократии. Свыше 80% населения были неграмотными, а учебные заведения распределены по территории страны неравномерно. В Тибетском автономном районе не имелось не только вузов, но даже начальных и средних школ. Минимальное школьное образование получал только один ребенок из пяти, в то время, как грамотность и образованность играли главную роль в формировании социальной структуры населения [24].

Для реформирования системы образования, китайское правительство взяло на общий план корректировать свою политику в области образования, в результате чего число учащихся будет возрастать. Со времени начала политики реформы и открытости в 1978 году, отмечены восстановления системы высшего образования, изучение системы образования в Китае попал на путь ускоренного развития. В 1978 г. в соответствии с решением 3-го пленума ЦК КПК 11-го созыва правительство наметило пути проведения реформ и развития просвещения в КНР. Это открыло путь к установлению новой системы образования, характерной особенностью которой явилось то, что школы стали строиться правительством с привлечением средств широких слоев общества. Государственные школы развивались наряду со школами, созданными населением.

В 1979 г. свыше 23% населения Китая было неграмотным, через 20 лет эта цифра снизилась практически до 13%, девятилетним обязательным обучением уже было охвачено около 65% учащейся молодежи Китая. К 2000 г. в масштабе всего Китая количество неграмотных среди людей молодого и среднего возраста сократилось почти до 8%. [4, с. 658].

В 1985 году была осуществлена реформа школы. Система образования стала подразделяться на три этапа: начальную школу, среднюю школу и университет. Широкое распространение получили профессионально-технические училища, где преподавались технические, педагогические и сельскохозяйственные курсы, и предназначались для обеспечения технических работников.

Самый высокий уровень образования, которое можно получить в Китае высшее образование, которое доступно не всем. Обучение в университетах ведется в области гуманитарных наук, в области архитектуры и инженерного дела, основное внимание уделяется научно-техническому образованию [13, с. 50-61].

Признав образование стратегически важным аспектом для социально-экономического развития страны, китайское правительство в марте 1998 г. создало при Госсовете КНР Руководящую группу по делам науки и просвещения, задачей которой была разработка конкретных мероприятий, направленных на дальнейшее развитие народного образования под лозунгом: "В развитии образования — лицом к модернизации, к внешнему миру, к будущему".

В 1998 г. в стране насчитывалось 1022 университета и колледжа, где обучались 3,41 млн. человек.. 962 учреждений были направлены на обучение взрослых. Всеобщим обязательным 9-летним обучением были охвачены районы, где проживает 73% населения страны, это примерно 54,5 млн. человек, поступившие в средние школы составили 87,3% абитуриентов, окончивших начальные школы. Число учащихся в начальных школах страны достигло 139,54 млн., до 98% детей школьного возраста получили возможность посещать школу. Школьники, по той или иной причине прервавшие учебу в общеобразовательных средних и начальных школах, составили соответственно 3,23 и 0,9% от общего числа учащихся. В средних профессиональных школах для взрослых обучались около 2,51 млн. человек, а число людей, проходивших курсы технической подготовки для взрослых, составило 86,82 млн. Коэффициент неграмотности молодежи и лиц среднего возраста сократился до 6%.

Успехи в просвещении народа способствовали укреплению и росту высокого класса специализированных талантов, предоставляли стимулы для научных исследований и развития дисциплины в высших учебных заведениях. В целом, уровень неграмотности среди молодежи и лиц среднего возраста значительно снизился.

Проблемы развития народного образования. Несмотря на то, что КНР добилась значительных экономических успехов на пути реформ и в 1997 г. по совокупному экономическому потенциалу вышла на 7-е место в мире, в расчете на душу населения ее ВВП все еще остается низким. В стране остро ощущается недостаток средств для образования. По состоянию на 1999 г., свыше 136 млн. учащихся школ составляли около 98% всех детей школьного возраста. Многие дети из малообеспеченных семей лишены возможности посещать школу. Более миллиона школьников начальных школ ежегодно отсеиваются по причине тяжелых материальных условий. В 2000 г. в Китае насчитывалось свыше 50 миллионов малоимущих семей, которые были не в состоянии оплатить расходы на обучение детей, потому что их годовой доход в расчете на каждого члена семьи не достигал и 460 юаней (55 долларов США).

Бюджетные средства, ежегодно ассигнуемые государством на образование, недостаточны. Большая часть этих средств уходит на зарплату учителям и управленческие нужды, лишь маленькая доля направляется на покупку учебных пособий и оборудования. Из-за дефицита финансовых средств сельские школы зачастую размешаются в ветхих, требующих капитального ремонта помещениях, не хватает учебников и школьного оборудования [4, с. 668].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

С началом нового исторического этапа развития человеческого общества происходит переоценка ценностей древней культуры, а также качественные изменения в жизни и сознании людей. Проникновение западных держав в изолированную Цинскую империю, стимулировало приобщение населения к европейской культуре и пробуждение национального самосознания китайского народа. Движение «4 мая» за «новую культуру» явилось началом переоценки древних традиций и культуры. В первую очередь для дальнейшего развития в первую очередь необходимым стало проведение реформы иероглифической письменности.

С конца XIX в. наблюдаются тенденции к созданию проектов алфавитного письма для китайского языка, однако его внедрение было невозможным, в силу сложной лингвистической ситуации. Длительное время 文言 являлся достоянием элиты общества, 白话 не обладал достаточным авторитетом, 官话 преобладал лишь на севере страны, а единый устный язык отсутствовал в условиях диалектной раздробленности. Поэтому в задачи реформы входило упрощение письменности, унификации единого фонетического стандарта, удобство практического применения, распространение национального языка. Целью же реформы было содействие всестороннему развитию жизни общества и модернизация Китая.

«Движение 4 мая» в области национального языка принесло лишь замену одного письменного литературного языка 文言, пользующегося иероглифической письменностью, другим 白话, и затем 官话, но не внесло никаких перемен в лингвистическую ситуацию, которая продолжала сохранять традиционный характер. Решение по поводу национального языка состояло в разработке национального языка и его распространении по всей стране.

Над созданием, пропагандой и практическим распространением национального языка до середины 30-х годов работали государственные и общественные организации, деятельность которых составляет так называемое движение за национальный язык. В задачи этого движения входило создание и распространение национального языка, а также остальные реформы китайской письменности.

После того как в 1949 г. правительство КНР перестало использовать 文言 в качестве языка официальных документов, продолжалась работа над сближением письменного и разговорного языка. На новом этапе реформы было решено создать общий язык китайской нации, основанный на северокитайских диалектах, стандартным произношением которого является фонетика пекинского диалекта — 普通话, создание которого происходило в направлении упрощения иероглифов, унификаций произношения, нормализаций грамматики, лексики, орфоэпии.

Формирование и распространение путунхуа в КНР имело огромное значение. Путунхуа явился тем языком, который отвечал требованиям реформы: упрощению иероглифики, созданию единого национального языка, и повышению грамотности населения. По мере укрепления национального языка роль диалектов постепенно уменьшились, но, тем не менее, они еще будут использоваться в течение длительного времени наряду с общенациональным литературным языком.

Общественным итогом сближения письменности и языка явился значительный рост грамотности в Китае. После образования КНР была развернута широкая кампания ликвидации неграмотности, которая привела к появлению в стране большого количества людей с весьма невысоким уровнем грамотности.

Одной из целей обучения грамоте в системе ликвидации неграмотности является приобщение населения к чтению политической литературы. Руководители местных органов власти и лица, ответственные за ликвидацию неграмотности, во многих случаях непосредственно ориентируются на использование такого рода иероглифов для скорейшего обучения взрослых чтению и письму.

Таким образом, распространение новых упрощенных знаков приняло большие масштабы. Эти знаки особенно широко распространены среди малограмотных людей, для которых упрощенные знаки стали единственным видом письма.

Главным успехом упрощения письменности стало доступность обучения, распространение единой произносительной нормы. Таким образом, цель проведения реформы, состоявшая во всесторонней модернизации китайского общества, развитии науки, техники, образования; удобство практического применения иероглифической письменности успешно достигнуто. В условиях единой лингвистической системы произошла укрепление единства народа, интеграция страны в единую территориальную целостность.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Гальцев И.Н. Введение в изучение китайского языка. — М.: Издательство литературы на восточных языках, 1962.

.Коротков Н.Н., Солнцев В.М., Рождественский Ю.В., Сердюченко Г.П. «Китайский язык». — М.: Изд-во Восточной литературы, 1961.

.Кравцова М.Е. История культуры Китая. СПб.: Лань, 1999.

.Орман А.А. Китайская Народная Республика — Алматы: «Дайк-Пресс», 2006.

.Сердюченко Г.П. Китайская письменность и ее реформа. — М.: Издательство Восточной литературы, 1959.

.Софронов М.В. Китайский язык и китайское общество. — М.: «Наука», 1979.

.Софронов. М.В. Китайский язык и китайская письменность. Курс лекций. М.:АСТ: Восток-Запад. 2007.

.Большой китайско-русский словарь по русской графической системе в 4 томах. Около 250 000 слов и выражений / АН СССР. Институт востоковедения. Москва: ГРВЛ, 1983-1984.

.Завьялова О.И. Китайская иероглифическая письменность на рубеже третьего тысячелетия. Китайское языкознание: Изолирующие языки: Х международная конференция: Материалы. — М., 2002. — 53-57 с.

.Конрад Н.И. О китайском языке. «Вопросы языкознания», 1902, № 3,45-48 с.

.Коротков Н.Н. Конференция в Пекине по вопросам реформы китайской письменности и нормализации китайского языка. «Вопросы языкознания», 1950, № 2, 131-136 с.

.Ошанин И.М. Всекитайские конференции по вопросам языка и письменности. «Советское востоковедение», 1956, № 1, с. 180-185.

.Сердюченко Г.П. К вопросу о нормировании китайского литературного языка. «Проблемы востоковедения», 1959, №5, 50-61 с.

.Софронов М.В. Лингвистические проблемы в китайском обществе. — («Проблемы Дальнего Востока». 1972, №1.

.Софронов М.В Судьбы национального языка в Китае. — «Проблемы Дальнего Востока». 1974, №4.

16.Чжоу Югуан. Модернизация китайского языка и письменности. Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXII. Языкознание в Китае. — М., 1989.

.Яхонтов С.Е. Письменный и разговорный китайский язык в VII-XIII вв. н.э. — Жанры и стили литератур Китая и Кореи. Сборник статей. М., 1969.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *