Развитие теории перевода в Германии

Развитие теории перевода в Германии

Содержание

Введение

. Предмет, задачи и методы теории перевода

.1 Задачи теории перевода

.2 Методы исследования

.3 Межъязыковая коммуникация

.4 Понятие перевода

. Вопросы теории перевода в немецкой лингвистической традиции

.1 Развитие теории перевода в Восточной Германии

.2 Развитие теории перевода в Западной Германии

Заключение

Глоссарий

Список использованных источников

Приложение

Введение

Один из древнейших видов человеческой деятельности — перевод. Можно смело утверждать, что как только в истории человечества выделились разноязычные группы, появилась и необходимость в переводе. Первые устные переводчики — «толмачи», люди, владевшие двумя или более языками или диалектами, помогали преодолеть барьер в общении между разноязычными племенами и народностями, и потому пользовались заслуженным уважением. Распространение письменных переводов открыло людям широкий доступ к культурным достижениям других народов, сделало возможным взаимодействие и взаимообогащение литератур и культур. Знание иностранных языков позволяет читать в подлиннике книги на этих языках, но изучить даже один иностранный язык удается далеко не каждому, и, ни один человек не может читать книги на всех или хотя бы на большинстве литературных языков. Только переводы сделали доступными для всего человечества гениальные творения Гомера и Шекспира, Данте и Гёте, Толстого и Достоевского. Переводы сыграли важную роль в становлении и развитии многих национальных языков и литератур. Нередко переводные произведения предшествовали появлению оригинальных, разрабатывали новые языковые и литературные формы, воспитывали широкие круги читателей. Языки и литература западноевропейских стран многим обязаны переводам с классических языков. Большое внимание переводу уделяли многие выдающиеся русские писатели и общественные деятели. Общественную значимость переводческой деятельности подчеркивал А.С. Пушкин, называвший переводчиков «почтовыми лошадьми просвещения», важное место уделяли переводу в своих работах В.Г. Белинский, Н.Г. Чернышевский, Н.А. Добролюбов. За прошедшие десятилетия проделана большая работа по переводу на русский язык произведений классической и современной прозы и поэзии братских народов.

Библия − одна из древнейших книг в мире, получила распространение по всему миру на самые многочисленные языки мира, причем как древние современные оригиналу, так и на современные нам, сегодняшним читателям, именно благодаря искусству перевода.

При всем том, что выделение перевода в самостоятельную научную дисциплину со своим предметом изучения, задачами и методами произошло лишь сравнительно недавно, примерно в середине 20-го века, то есть прошел огромный промежуток времени, прежде чем обширнейший опыт практики человечества в области перевода стал обобщаться с тем, чтобы вывести наиболее общие (в данном случае лингвистические) закономерности.

Изначально мысль о возможности изучения и теоретического обобщения перевода яростно отвергалась самими практиками-переводчиками, которые считали перевод особым искусством, и потому идея научного подхода к переводу, по их мнению, грозила посягательством на свободу творчества переводчика в виде искусственно навязанных норм и предписаний.

С другой стороны, скептическое отношение к возможности и желательности изучения перевода как лингвистической науки, первоначально существовало и среди языковедов.

Причина этого кроется в возможности многогранного подхода к изучения объекта перевода. Действительно, переводоведение многогранно, его изучение возможно с многочисленных точек зрения, а именно:

− историко-культурной,

− литературоведческой,

− языковедческой,

− психологической,

− лингвистической.

Цель работы, посвященной проблеме развития теории перевода Германии, заключается в том, чтобы исследовать вопросы развития теории перевода, в том числе, и в немецкой лингвистической традиции.

В связи с поставленной целью нужно решить следующие задачи:

дать определение предмету, задачам и методам теории перевода;

рассмотреть вопросы теории перевода в немецкой лингвистической традиции.

Структура работы: работа состоит из введения, двух глав, заключения, глоссария, списка использованной литературы и приложения.

Практическая значимость данной курсовой работы: дополнительный материал к урокам по теории перевода.

1.Предмет, задачи и методы теории перевода

.1 Задачи теории перевода

Термину «практика перевода» противопоставляется термин «теория перевода» в широком смысле и охватывает любые концепции, положения и наблюдения, касающиеся переводческой практики, способов и условий ее осуществления, различных факторов, оказывающих на нее прямое или косвенное воздействие. При

таком понимании «теория перевода» совпадает с понятием «переводоведение». В более узком смысле «теория перевода» включает лишь собственно теоретическую часть переводоведения и противопоставляется его прикладным аспектам.

Перевод — это сложное многогранное явление, отдельные аспекты которого могут быть предметом исследования разных наук. В рамках переводоведения изучаются психологические, литературоведческие, этнографические и другие стороны переводческой деятельности, а также история переводческой деятельности в той или иной стране или странах. В зависимости от предмета исследования можно выделить психологическое переводоведение (психологию перевода), литературное переводоведение (теорию художественного или литературного перевода), этнографическое переводоведение, историческое переводоведение и т.д. Ведущее место в современном переводоведении принадлежит лингвистическому переводоведению (лингвистике перевода), изучающему перевод как лингвистическое явление. Отдельные виды переводоведения дополняют друг друга, стремясь к всестороннему описанию переводческой деятельности.

Теория перевода ставит перед собой следующие основные задачи:

) раскрыть и описать общелингвистические основы перевода, т.е. указать, какие особенности языковых систем и закономерности функционирования языков лежат в основе переводческого процесса, делают этот процесс возможным и определяют его характер и границы;

) определить перевод как объект лингвистического исследования, указать его отличие от других видов языкового посредничества;

) разработать основы классификации видов переводческой деятельности;

) раскрыть сущность переводческой эквивалентности как основы коммуникативной равноценности текстов оригинала и перевода;

) разработать общие принципы и особенности построения частных и специальных теорий перевода для различных комбинаций языков;

) разработать общие принципы научного описания процесса перевода как действий переводчика по преобразованию текста оригинала в текст перевода;

) раскрыть воздействие на процесс перевода прагматических и социолингвистических факторов;

) определить понятие «норма перевода» и разработать принципы оценки качества перевода.

Кроме теоретических разделов, лингвистика перевода включает разработку ряда прикладных аспектов, связанных с методикой обучения переводу, составлением и использованием всевозможных справочников и словарей, методикой оценки и редактирования переводов, а также различными практическими вопросами, решение которых способствует успешному выполнению переводчиком своих функций. Особое место среди прикладных задач лингвистического переводоведения занимает разработка методов формализации переводческого процесса с целью передачи части или всех функций переводчика автоматическому устройству, т.е. осуществления машинного (автоматического) перевода.

В первую очередь лингвистическая теория перевода является дескриптивной теоретической дисциплиной, занимающейся выявлением и описанием объективных закономерностей переводческого процесса, в основе которых лежат особенности структуры и правил функционирования языков, участвующих в этом процессе. Иначе говоря, теория перевода описывает не то, что должно быть, а то, что есть, что составляет природу изучаемого явления. Вместе с тем на основе описания лингвистического механизма перевода оказывается возможным сформулировать некоторые нормативные (прескриптивные) рекомендации, принципы и правила методы и приемы перевода, следуя которым переводчик может более успешно решать стоящие перед ним задачи. Во всех случаях научный анализ наблюдаемых фактов предшествует нормативным предписаниям. Нормативные рекомендации, вырабатываемые на основе лингвопереводческих исследований, могут быть использованы как в практике перевода, так и при подготовке будущих переводчиков. Умение пользоваться такими рекомендациями, модифицируя их в зависимости от характера переводимого текста и условий и задач конкретного акта перевода, составляет важную часть переводческого мастерства. Знание нормативных требований не предполагает бездумного, механического выполнения этих требований переводчиком. Перевод в любом случае представляет собой творческую мыслительную деятельность, выполнение которой требует от переводчика целого комплекса знаний, умений и навыков, способности делать правильный выбор, учитывая всю совокупность лингвистических и экстралингвистических факторов. Учет подобных факторов происходит во многом интуитивно, в результате творческого акта, и отдельные переводчики в разной степени владеют умением успешно осуществлять процесс перевода. Высокая степень такого умения называется искусством перевода.

.2 Методы исследования

Лингвистическая теория перевода, будучи лингвистической дисциплиной, широко использует данные и методы исследования других разделов языкознания: грамматики, лексикологии, семасиологии, стилистики, социолингвистики, психолингвистики и др. Для общей теории перевода особую важность представляет распространение на ее объект общеязыковедческих постулатов о языке как орудии общения, о языке как системе и как совокупности речевых реализаций, о двупланово-сти единиц языка, об отношении языка к логическим категориям и явлениям реального мира.

Перевод − это средство обеспечить возможность общения (коммуникации) между людьми, говорящими на разных языках. Поэтому для теории перевода особое значение имеют данные коммуникативной лингвистики об особенностях процесса речевой коммуникации, специфике прямых и косвенных речевых актов, о соотношении выраженного и подразумеваемого смысла в высказывании и тексте, влиянии контекста и ситуации общения на понимание текста, других факторах, определяющих коммуникативное поведение человека.

Сопоставительный анализ перевода служит важным методом исследования в лингвистике перевода, т.е. анализ формы и содержания текста перевода в сопоставлении с формой и содержанием оригинала. Эти тексты представляют собой объективные факты, доступные наблюдению и анализу. В процессе перевода устанавливаются определенные отношения между двумя текстами на разных языках (текстом оригинала и текстом перевода). Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода, выявить эквивалентные единицы, а также обнаружить изменения формы и содержания, происходящие при замене единицы оригинала эквивалентной ей единицей текста перевода. При этом возможно и сравнение двух или нескольких переводов одного и того же оригинала.

Сопоставительный анализ переводов дает возможность выяснить, как преодолеваются типовые трудности перевода, связанные со спецификой каждого из языков, а также какие элементы оригинала остаются непереданными в переводе. В результате получается описание «переводческих фактов», дающее картину реального процесса. Сопоставительный анализ переводов как метод лингво-переводческого исследования основывается на допущении, что совокупность переводов, выполняемых в определенный хронологический период, может рассматриваться как результат оптимального решения всего комплекса переводческих проблем при данном уровне развития теории и практики перевода. Применение метода сопоставительного анализа переводов подразумевает также, что результат процесса перевода отражает его сущность. Каждый перевод субъективен в том смысле, в каком субъективен любой отрезок речи, являющийся результатом акта речи отдельного лица. Выбор варианта перевода в определенной степени зависит от квалификации и индивидуальных способностей переводчика. Однако субъективность перевода ограничена необходимостью воспроизвести как можно полнее содержание текста оригинала, а возможность такого воспроизведения зависит от объективно существующих и не зависящих от переводчика отношений между системами и особенностями функционирования двух языков. Таким образом, перевод представляет собой субъективную реализацию переводчиком объективных отношений. Субъективность перевода не является препятствием для объективного научного анализа, подобно тому как субъективность отрезков речи не препятствует извлечению из них объективных фактов в системе того или иного языка. В отдельных переводах могут встречаться ошибки, искажающие действительный характер переводческих отношений между соответствующими единицами оригинала и перевода, но при достаточном объеме исследуемого материала такие ошибки легко обнаруживаются и устраняются. Сопоставительное изучение переводов дает возможность получать информацию о коррелятивности отдельных элементов оригинала и перевода, обусловленной как отношениями между языками, участвующими в переводе, так и внелингвистическими факторами оказывающими влияние на ход переводческого процесса. Дополнительным методом получения такой информации может служить опрос информантов, в качестве которых используются лица, обладающие необходимым двуязычием и опытом переводческой деятельности. В процессе опроса информанту предлагаются для перевода отрезки оригинала, содержащие лексические единицы или синтаксические структуры, представляющие определенные переводческие трудности.

.3 Межъязыковая коммуникация

Основой теории перевода являются общелингвистические положения, определяющие характер рассмотрения и решения собственно переводческих проблем. В ходе разработки лингвистической теории перевода была продемонстрирована некорректность «теории непереводимости». Рассмотрение перевода с позиций языкознания четко определило невозможность полного тождества содержания оригинала и перевода. Языковое своеобразие любого текста, ориентированность его содержания на определенный языковой коллектив, обладающий лишь ему присущими «фоновыми» знаниями и культурно-историческими особенностями, не может быть с абсолютной полнотой «воссоздано» на другом языке. Поэтому перевод не предполагает создания тождественного текста и отсутствие тождества не может служить доказательством невозможности перевода. Утрата каких-то элементов переводимого текста при переводе не означает, что этот текст «непереводим»: такая утрата обычно и обнаруживается, когда он переведен и перевод сопоставляется с оригиналом. Невозможность воспроизвести в переводе какую-то особенность оригинала — это лишь частное проявление общего принципа нетождественности содержания двух текстов на разных языках (а если говорить об «абсолютной тождественности», то и двух текстов на одном языке, состоящих из неодинакового набора языковых единиц). Отсутствие тождественности отнюдь не мешает переводу выполнять те же коммуникативные функции, для выполнения которых был создан текст оригинала. Известно, что в содержании высказывания имеются элементы смысла, которые не имеют значения для данного сообщения, а «навязываются» ему семантикой языковых единиц. Например, сообщение «Хороший студент не придет на занятие неподготовленным» явно имеет в виду не только «студентов», но и «студенток», и мужской род слова «студент» для него нерелевантен. Однако в русском (как и во французском и немецком) языке нельзя употребить существительное, не воспроизводя значение рода, хотя это было бы не нужно для сообщения или даже противоречило бы его смыслу, как в нашем примере. Если в переводе на английский язык указание на род утрачивается, то с точки зрения коммуникации такая потеря не только не существенна, но даже желательна. Абсолютная тождественность содержания оригинала и перевода не только невозможна, но и не нужна для осуществления тех целей, ради которых создается перевод.

.4 Понятие перевода

Очень широко распространенно мнение, что успех или неуспех переводческой деятельности зависит в первую очередь от квалификации и таланта переводчика, от того, насколько хорошо он владеет иностранным и родным языком, то есть от факторов субъективных. С данной точки зрения обучение переводчиков может ограничиться практическими курсами иностранного и родного языка. Однако при таком подходе вне поля зрения остаётся целый ряд объективных факторов.

В собственном смысле слова перевод предполагает точную передачу смысла переводимого текста средствами языка, на который данный текст переводится, т. е. в идеале в процессе перевода не должно появиться новое сообщение («если перевод с языка L 1 текста T 1 на язык L 2 приводит к появлению текста T 2 такого рода, что при операции обратного перевода мы получаем исходный текст T 1, то мы не будем считать текст T 2 новым по отношению к T 1»). Обратный перевод — критерий проверки правильности перевода. М. Л. Гаспаров подчёркивает, что "переводческий процесс состоит из двух этапов: понимания и оформления". Перевод в данном понимании смысла этого слова — труднодостижимый идеал. Для выявления его границ и условий используем три уровня анализа: философско-лингвистический, культурологический, языковой. 1. Философско-лингвистический уровень. Перевод осуществляется с одного естественного языка на другой. Ю. М. Лотман подчёркивает, что естественные языки являются весьма несовершенными средствами передачи информации, в отличие от искусственных — код отправителя и код адресата не совпадают друг с другом, но более или менее соответствуют друг другу. «Условием адекватного перевода т. о. является максимальное соответствие кодов передачи сообщения.» 2. Понять, почему естественные языки как коды передачи информации могут лишь частично соответствовать друг другу, но не совпадать, помогает культурологический уровень анализа. Язык является носителем культуры, а культуры на цивилизационном уровне имеют разные понятийные системы. Перевод с языка одного общества на язык другого может быть адекватен, если эти общества относятся к одной цивилизации. Перевод с языка одной цивилизации на язык другой не может быть адекватен из-за различия понятийных систем. 3. Языковой уровень. Перевод с одного языка на другой возможен, если в языке оригинала есть понятия, соответствующие понятиям языка перевода, и смыслы понятий языка оригинала и языка перевода соответствуют друг другу.

Подтверждением полученных выводов является история России. До XVIII в. перевод (по крайней мере, с европейских языков — немецкого, французского, голландского и. т. п.) не был сколько-нибудь профессиональным. Прообраз первой переводческой школы возник лишь в 1768 г. — "Собрание, старающееся о переводе иностранных книг". И дело не в том, что в допетровской Руси не было квалифицированных переводчиков и системы их подготовки. Русский язык допетровской эпох не годился для передачи европейских понятий. Остаётся дискуссионным даже вопрос о том, был ли литературный язык в древней Руси. А. В. Исаченко полагал, что "русский литературный язык в современном понимании"… этого термина возникает лишь в XVIII в." Именно в восемнадцатом столетии происходит радикальное преобразование русской языковой ситуации, захватывающее все уровни русского языка и все сферы его функционирования которое стало составляющей частью процесса "европеизации" России — преобразования армии, государственного аппарата, культуры, быта высших слоёв русского общества по западным образцам, "переноса" на русскую почву европейской реальности. Европеизация языковой ситуации в России выразилась в изменении лексического состава русского языка за счёт огромного количества иностранных заимствований и в его кодификации в соответствии с грамматическим строем европейских языков. Контакты России с Европой, европеизация быта и общественных отношений стало необходимым условием европеизации языка, но и европеизация языка была условием преобразования русского общества по европейским образцам, приобщением России к европейской культуре. Только европеизированный русский язык был в состоянии передавать европейские понятия.

2. Вопросы теории перевода в немецкой лингвистической теории

.1 Развитие теории перевода в Восточной Германии

перевод русский немецкий заимствование

Большой интерес к проблемам перевода — характерная особенность истории немецкой культуры. Достаточно вспомнить, что могучее движение реформации началось с опубликования Мартином Лютером его «Письма переводчика» (ПРИЛОЖЕНИЕ А), в котором он обосновывал принципы нового перевода Библии. Ратуя за полную и точную передачу оригинала, Лютер в то же время решительно возражал против его рабского копирования, настаивал на полноценности языка перевода, требовании «чистейшего и внятного немецкого языка». У Лютера уже проявляется стремление, характерное для многих немецких переводоведов, воплотить свои теоретические установки в переводческую практику. Лютер сам был талантливым переводчиком, хорошо понимавшим, какую большую роль при переводе играет соотношение структур и функциональных стилей двух языков, участвующих в процессе перевода. В своих переводах он применял многие языковые преобразования, которые сегодня мы бы назвали переводческими трансформациями: изменял порядок слов, применял описательный перевод отдельных слов оригинала, уточнял связи между словами и фразами, вводя дополнительные союзы и другие связки, компенсировал утрату метафоричности в одних фразах, употребляя метафоры для неметафорических выражений оригинала и т.д.

В более позднее время проблемы перевода привлекали внимание многих выдающихся деятелей культуры Германии. О переводе высказывали свои концепции И.Брайнтингер и А.Шлегель, И.Гёте и Ф.Шлейермахер, В.Гумбольдт и Я.Гримм и многие другие. Широкую известность получило высказывание о переводе В.Гумбольдта, который в письме к Шлегелю выразил сомнение в самой возможности успешного перевода, поскольку, по его мнению, переводчик неизбежно должен разбиться об один из двух подводных камней, слишком точно придерживаясь либо своего подлинника за счет вкуса и языка собственного народа, либо своеобразия собственного народа за счет своего подлинника. Вместе с тем В.Гумбольдт много лет работал над переводом «Агамемнона» Эсхила и в предисловии к этому переводу убедительно показал пути преодоления многих, казалось бы, непреодолимых трудностей.

Современник В.Гумбольдта Фридрих Шлейермахер посвятил свою работу обоснованию различных методов перевода. Он указывает, что метод перевода зависит, прежде всего, от характера переводимого текста. В связи с этим предлагается различать перевод устных высказываний и письменных документов, непосредственно отражающих предметы и действия в определенном порядке следования в пространстве и времени (сегодня к таким материалам мы бы отнесли коммерческую переписку, официальные бумаги и т. п.), и перевод художественных и научных текстов. Ф.Шлейермахер полагает, что перевод первого типа не представляет особой сложности, так как здесь содержание оригинала задается как бы извне, предметами и действиями, и без труда воспроизводится в переводе. Во второй категории переводов содержание создается самими авторами, свободно избирающими предметы и их расположение, которые выступают лишь вместе с речью. Здесь уже перевод становится трудной проблемой, так как речь строится разными языками по-разному. Переводчик имеет дело, с одной стороны, с системой чужого языка, а с другой стороны, с творчеством автора, использующего язык относительно самостоятельно и свободно. В связи с этим Ф.Шлейермахер предлагает различать два метода перевода: парафразу и свободное переложение. При парафразе переводчик во главу угла ставит верность отдельным частям подлинника, оперируя элементами обоих языков так, как если бы они были математическими знаками, находящимися в определенном отношении друг к другу.

При свободном переложении переводчик стремится создать одинаковое впечатление для своих читателей, каким оно было у читателей подлинника, отказываясь от соответствия отдельным его частям. Таким образом, в концепции Ф.Шлейермахера уже имеются элементы ориентации на получателя, которая играет столь большую роль в современной теории перевода. Весьма значительный след в немецкой переводческой теории оставил гениальный классик немецкой литературы Иоганн Вольфганг Гёте. Гёте сам дал блестящие образцы художественного перевода и много и плодотворно размышлял о возможностях и методах переводческой деятельности. Он различал два принципа перевода — один из них требует переселения иностранного автора к читателям перевода, так, чтобы они могли увидеть в нем соотечественника; другой требует, чтобы читатели перевода отправились к этому чужеземцу и применились к его условиям жизни, складу его языка, его особенностям. В переводе эти принципы могут сочетаться, когда переводчик выбирает средний путь, но каждый из них имеет свои достоинства.

Особое внимание Гёте уделял поэтическому переводу. Он различал три вида перевода, исторически сменявшие друг друга. Первый тип перевода поэзии имеет цель ознакомить читателя с чужой страной, и для этого наиболее уместен прозаический перевод, который снимает все поэтические особенности подлинника, но обеспечивает встречу двух литератур, двух культур. За ним следует второй вид перевода, когда мы пытаемся перенестись в чужеземные условия, пытаясь выразить чужие мысли и чувства в своих мыслях и чувствах. Это достигается при помощи вольных поэтических переводов, порой весьма далеко отходящих от оригинала. И, наконец, третий вид перевода стремится сделать перевод полностью тождественным оригиналу как по смыслу, так и по поэтическим особенностям. Подобные замечания литературоведческого и лингвистического характера можно найти у многих переводчиков и ученых на протяжении XVIII и XIX веков. Они подготовили почву для создания развернутых переводоведческих концепций, которые появились уже в XX столетии. В связи с тем, что в течение нескольких десятилетий в Германии существовали два самостоятельных немецких государства, теория перевода получила неодинаковое развитие в восточной и западной части Германии.

На протяжении нескольких десятилетий восточная часть Германии, где была расположена ГДР, занимала ведущее место в Западной Европе по масштабам и значимости теоретических исследований в области перевода. Центром таких исследований стал Лейпцигский университет, позднее ряд работ по теории перевода (главным образом устного) был выполнен и в Берлинском университете.

В Лейпцигском университете, где сложился центр по подготовке профессиональных переводчиков, исследования различных аспектов переводческой деятельности проводит большая группа языковедов, среди которых следует в первую очередь отметить авторов фундаментальных трудов по теории перевода О.Каде, А.Нойберта и Г.Егера. К созданной ими научной школе примыкает целый ряд известных переводоведов как Э.Флайшман, Х.Шмидт, Х.-М.Залевски, В.Шаде, К.Картельери, З.Бастиан и многие другие. Нередко высказываются по проблемам перевода и крупные немецкие лингвисты более общего профиля — Р.Ружичка, Г.Вотьяк, М.Бирвиш и др. В Лейпциге регулярно проводятся национальные и международные конференции по проблемам перевода, выходят сборники трудов по переводоведению, ежеквартальный журнал «Фремдширахен», приложения к журналу, содержащие солидные монографии общетеоретического характера. Труды переводоведов Восточной Германии пользуются широкой известностью во всем мире.

Теоретические концепции Лейпцигской школы развивались в тесном сотрудничестве с советским переводоведами и во многом созвучны с их работами. Перевод рассматривается в качестве особого вида языковой деятельности, который может и должен изучаться в рамках лингвистической науки с использованием лингвистических методов исследования. Вместе с тем исследователи Лейпцигской школы с самого начала стремились расширить изучение переводческой деятельности, рассматривая перевод как важнейшую часть межъязыковой коммуникации с учетом всех участников коммуникации и всех факторов, оказывающих на нее влияние, — как лингвистических, так и экстралингвистических.

.2 Развитие теории перевода в Западной Германии

Несмотря на то, что в Западной Германии не сложилось до сих пор единой переводоведческой школы, многие западногерманские лингвисты проявляют интерес к переводческой проблематике, и они внесли значительный вклад в развитие современной теории перевода. Для этих работ характерно разнообразие подходов к решению переводческих проблем, что затрудняет их общую характеристику. Все же можно выделить несколько основных направлений исследований. Западногерманские переводоведы уделяют большое внимание социальной роли перевода и переводчика в современном мире, стремятся расширить функции переводчика, рассматривать его не просто в качестве посредника, играющего подсобную, второстепенную роль в процессе межъязыковой коммуникации, но как квалифицированного языкового консультанта широкого профиля, хорошо знающего не только иностранный язык, но и все сферы жизни, политики и экономики народа, говорящего на этом языке, специалиста, без услуг которого не могут обойтись фирмы, предприятия и организации, занимающиеся внешнеполитической или внешнеторговой деятельностью.

Для западногерманских переводоведов характерен и особый интерес к прикладным аспектам теории перевода, попытки применить результаты теоретических исследований к решению чисто практических задач. В связи с этим большое внимание уделяется проблемам подготовки будущих переводчиков, формулированию требований, которым должен удовлетворять хороший переводчик, разработке методов качественной оценки результатов его деятельности.

В чисто теоретическом плане в центре исследований находятся вопросы соотношения лингвистики и переводоведения. Принципиальная возможность перевода и механизм его осуществления выводятся из свойств языкового знака, его двусторонности, его связи с внеязыковой реальностью. Вместе с тем подчеркивается, что перевод имеет дело не с системами языков, а с конкретными текстами. Это обстоятельство имеет ряд важных последствий. Теория перевода, в отличие от сопоставительной лингвистики, изучает не соотношение единиц, занимающих аналогичное положение в системах соответствующих языков, а единицы, нередко разноуровневые, которые способны заменять друг друга в процессе перевода. В связи с этим ограничивается роль в изучении перевода лингвистики, которая, как предполагается, имеет дело лишь с системой языка.

В некоторых работах высказываются сомнения в целесообразности каких-либо обобщений в области перевода, возможности подлинной теории перевода. Указывается, что каждый текст уникален и переводчик в каждом конкретном случае должен решать особые задачи, применять индивидуальные способы преодоления трудностей.

Особое внимание западногерманские переводоведы уделяют связи теории перевода с лингвистикой текста, разработке переводческой типологии текстов. Предполагается, что именно тип текста оказывает решающее влияние на характер всех переводческих проблем и во многом предопределяет стратегию переводчика и критерии оценки его работы.

Указанные особенности переводческих исследований в Западной Германии отчетливо проявляются в фундаментальных трудах таких лингвистов, как К. Райс, В. Вилсс и X. Крингс. Особое место занимает концепция А. Гутта.

Трудам Катарины Райс принадлежит заметное место в развитии переводоведения в Западной Германии. Ее переводческие концепции отличаются большой динамичностью и за последние два десятилетия претерпели существенные изменения. В первой крупной работе «Возможности и границы критики перевода» (1971 г.) К.Райс рассматривает широкий круг факторов, которые должен принимать во внимание критик, стремящийся дать объективную оценку качеству перевода, но главным из таких факторов признается тип переводимого текста.

Проанализировав существующие классификации переводов, основывающиеся на типах переводимых текстов, К. Райс приходит к выводу, что все они не отличаются последовательностью и не отражают существенных различий в применяемых методах перевода. Метод перевода должен соответствовать типу текста, поскольку его главная задача — сохранить при переводе наиболее существенное, определяющее тип текста. Основой типологии текстов может быть функция, которую язык выполняет в данном тексте. Исходя из классификации таких функций, предложенной Карлом Бюлером, К.Райс полагает, что существуют три основных типа текста. В одном типе текста на первом месте стоит функция описания (сообщение информации), в другом типе текста основная роль принадлежит функции выражения (эмоциональных или эстетических переживаний), а в третьем типе текста доминирует функция обращения (призыв к действию или реакции). Первый тип ориентирован на содержание, второй — на форму, третий — на обращение. Эти три типа текстов, выделяемые на основе функций языка, могут быть дополнены четвертой группой текстов, которые предлагается именовать аудиомедиальными. Речь идет о текстах, зафиксированных в письменной форме, но поступающих к получателю в устной форме и воспринимаемых им на слух.

Различие между этими четырьмя типами текста обусловливает и характер метода, применяемого при переводе текстов каждого типа. При переводе текстов, ориентированных на содержание (коммерческая корреспонденция, сообщения и комментарии прессы, специальные тексты гуманитарных, естественных и технических наук и т.п.), требуется обеспечить инвариантность на уровне плана содержания. При этом языковое оформление перевода должно полностью соответствовать законам языка перевода, чтобы читатель мог получить информационное содержание в привычной языковой форме. Из таких требований и должен исходить критик при оценке переводов этого типа.

Избрав в качестве основы для оценки качества перевода его соответствие типу текста, к которому принадлежит оригинал, К.Райс сочла необходимым дополнить критерии оценки требованием соблюдать в переводе еще целый ряд особенностей оригинала, которые она именует «внутриязыковыми инструкциями» и «внеязыковыми детерминантами». К числу первых относятся семантические, лексические, грамматические и стилистические особенности оригинала, а вторые включают такие прагматические факторы, как ситуация, предмет речи, пространственно-временные рамки, особенности автора и получателя, аффективные импликации и т. п.

При определении границы критической оценки перевода, К. Райс указывает на необходимость учитывать, что перевод может осуществляться в каких-либо специальных целях (различные виды реферирования, учебный перевод, пословный перевод, «ученый перевод» и т.п.) или для особого круга читателей (переводы для детей и юношества, популяризация специальных текстов, всевозможные адаптации по моральным, религиозным, идеологическим и коммерческим соображениям). Учет этих факторов составляет собственно функциональный аспект критики перевода.

Переводческая концепция К. Райс получила дальнейшее развитие и существенные дополнения в ее последующих работах, центральное место среди которых занимает книга «Основы всеобщей теории перевода» (1984 г.), написанная совместно с X. Фермеером. Ее содержание отражает эволюцию теоретических взглядов авторов. Соответствие перевода оригиналу в текстовом и в функциональном аспекте отступает здесь на второй план и трактуется как частный случай, не определяющий понятие «перевод» в целом. Еще меньшее место в теоретической концепции занимает учет языковых особенностей оригинала, тех «внутриязыковых инструкций», которые раньше рассматривались как часть требований, предъявляемых к переводу. Главным и фактически единственным критерием оценки перевода объявляется его соответствие той цели, ради которой он был осуществлен.

Эта концепция, которую авторы назвали «скопос-теория» (скопос — цель), исходит из того, что перевод — это, прежде всего, вид практической деятельности, а успех всякой деятельности определяется тем, в какой степени она достигает поставленной цели. Перевод всегда осуществляется для чего-то, переводчик стремится выполнить определенную задачу, которую он выбрал сам или получил от заказчика, в чьих интересах и по чьему поручению осуществляется процесс перевода. Цели перевода могут быть самыми различными, и соответствующие им тексты перевода будут принципиально отличаться друг от друга. При этом несущественно, в какой степени перевод оказывается близок к оригиналу, коль скоро он соответствует своей цели. В каких-то случаях цель перевода может заключаться в достижении максимальной близости к оригиналу, а в других случаях цель может быть иной: сообщить получателю какую-то информацию, убедить его в чем-либо, добиться заключения сделки, ввести его в заблуждение и т.д. Исходя из поставленной задачи, переводчик выбирает способ перевода, воспроизводящий оригинал, отклоняющийся от оригинала или пренебрегающий им. Переводчик выступает не в качестве простого посредника, а как языковой консультант, специалист, хорошо знающий язык, культуру, экономику соответствующей страны и способный создать такой текст, который нужен для успешной деятельности с представителями этой страны. Можно представить и такой случай, когда текста оригинала вообще не существует и переводчик самостоятельно создает свой текст, руководствуясь знанием цели или указаниями заказчика. Таким образом, переводчик превращается в центральную фигуру межъязыковой коммуникации.

В соответствии с таким подходом предлагается различать понятия «адекватность» и «эквивалентность» перевода. Адекватный перевод — это перевод, отвечающий поставленной цели. Стремление обеспечить адекватность определяет выбор способа перевода, и поэтому понятие «адекватность» относится к процессу перевода, который может осуществляться адекватным способом. «Эквивалентность» относится к результату перевода и означает функциональное соответствие текста перевода тексту оригинала. Поэтому перевод не может осуществляться «эквивалентным способом», но может оказаться эквивалентным как частный результат достижения адекватности перевода определенной цели. Разработка скопос-теории представляет несомненный вклад в современное переводоведение. Она открывает новое направление исследований, охватывает весь спектр функций, выполняемых переводчиком, ставит задачу описания различных целей переводческой деятельности, подчеркивает важность и престижность работы переводчика. Вместе с тем обобщенное рассмотрение всех видов языкового посредничества не устраняет необходимость специального научного анализа наиболее сложного и важного аспекта разнообразной деятельности переводчика — осуществления «собственно перевода», имеющего целью создание текста, способного полноценно заменить оригинал в процессе межъязыковой коммуникации.

Западногерманский лингвист Вольфрам Вилсс внес большой вклад в утверждение общественной значимости переводческой деятельности, в изучение теоретических и прикладных аспектов перевода. В его многочисленных статьях и научных докладах и в фундаментальном труде «Переводческая наука: Проблемы и методы» (1977 г.) рассматривается широкий круг переводоведческих проблем, связанных с ролью перевода в современном мире, историей переводоведения, местом науки о переводе в языкознании, способами описания переводческого процесса, переводческой типологии текстов, определением понятия переводческой эквивалентности и многих других.

В то же время со всесторонним охватом переводческой проблематики для работ В.Вилсса характерен глубокий анализ переводческих концепций выдающихся переводоведов всех стран (за исключением, к сожалению, исследований российских лингвистов). В них обобщен опыт теоретического изучения перевода на протяжении всей истории развития переводоведения. При этом В. Вилсс весьма сдержанно оценивает теоретические достижения переводоведов. По его мнению, большинство их концепций носит слишком абстрактный характер, в то время как каждый акт перевода конкретен и требует индивидуального подхода и специфических решений.

Особое внимание В.Вилсс уделяет прикладным аспектам переводоведения, связи теории перевода с задачами обучения будущих переводчиков. Его внимание привлекают проблемы классификации переводческих трудностей, методики обучения переводу, анализа переводческих ошибок, оценки качества перевода.

В.Вилсс разрабатывает принципы создания типологии переводческих трудностей. Он считает, что в основе таких трудностей лежат 4 фактора: 1) Особенности каждого из языков, участвующих в процессе перевода. 2) Особенности переводчика, выступающего в двойной роли:адресата текста оригинала и автора текста перевода. 3) Особенности типа текста оригинала в соответствии с тройной классификацией текстов, предложенной К.Райс. 4) Особенности конкретного текста оригинала. Первые три группы факторов носят относительно постоянный характер для конкретного переводчика, работающего с определенной парой языков. Различные сочетания двух видов языковых особенностей, двух видов ролевых особенностей и трех видов типологических особенностей, двух видов ролевых особенностей и трех видов типологических особенностей текста дают 12 параметров переводческих трудностей, причем такие трудности могут носить коллективный (существовать для всех переводчиков), частично коллективный и индивидуальный характер. В.Вилсс указывает, что более детальная ти-пологизация затруднена из-за большого числа индивидуальных трудностей, связанных с особенностями конкретного текста и конкретного переводчика, но полагает, что можно описывать отдельные трудности перевода на разных уровнях языковой системы.

В.Вилсс — один из ведущих теоретиков перевода Западной Германии, и в его работах можно найти много ценных суждений по самым различным проблемам переводоведения. Однако особенно интересными представляются изложенные выше идеи по организации подготовки переводчиков, поскольку эта проблема не затрагивается, как правило, в теоретических работах по переводу, и В.Вилссу во многом принадлежит приоритет в ее разработке.

Среди главных трудов В.Вилсса особое место занимает его книга «Познание и перевод. К теории и практике человеческого и машинного перевода» (1988 г.), в которой переводческая проблематика рассматривается с позиций когнитивной психологии.

Значительное место в концепции В. Вилсса уделяется роли личности переводчика, ситуации, в которую он себя ставит, цели, которые он преследует, сознательно или бессознательно. В.Вилсс полагает, что действия переводчика несомненно зависят от оригинала и от читателей перевода и чем точнее он определит для себя (объективно и субъективно) те требования, которые они ему предъявляют, тем успешней будет его деятельность. В связи с этим В.Вилсс не соглашается с принципом «самостоятельного права переводчика на окончательное решение» (Mitbestimmungsrecht), который провозглашают сторонники «скопос-теории» (X. Фермеер, Ю. Холц-Мянтяри), и с их утверждениями, что оригинал не имеет собственной ценности. По мнению В. Вилсса, такой принцип может привести лишь к переводческому произволу. Полемизируя с указанной концепцией, он напоминает, что переводчик — это всегда не только создатель текста (Textproduzent), но и получатель текста оригинала (Textrezipient) и что его деятельность -это всегда реакция на оригинал.

Процесс принятия решений непосредственно связан с характерным для данного переводчика типом поведения. Типология поведения переводчика основывается на ряде оппозиций: целеустремленный-колеблющийся («синдром Пилата»), упрямый-скептический, вдумчивый-честолюбивый, находчивый-ограниченный, логичный-непоследовательный. В.Вилсс полагает, что переводчику необходимо нейтрализовать бессознательное влияние типа своей личности, сделать бессознательное сознательным. При всей важности интуиции ей должно предшествовать размышление.

В.Вилсс пытается в своей работе разобраться и в таких сложных и трудно определяемых понятиях, как переводческое творчество и переводческая интуиция.

Изучение мыслительных операций переводчика в процессе перевода остается одним из наименее разработанных разделов современной теории перевода.

Задачу восполнить в определенной степени этот пробел и поставил перед собой немецкий переводовед Ханс П. Крингс, который провел интересное психолингвистическое исследование переводческого процесса, детально описанное им в фундаментальной монографии «Что происходит в головах переводчиков?» (1986 г.).

Работа Х.Крингра носила новаторский характер как по поставленным задачам, так и по методу исследования. Для эмпирического изучения наблюдаемого процесса перевода он применил известный в психологии экспериментальный метод «думания вслух» (think aloud). Участникам эксперимента, имевшим опыт переводческой работы, предлагалось переводить тексты (с родного языка на иностранный и наоборот), вербализуя при этом все свои размышления, так сказать, мысля вслух. Все высказанное испытуемыми записывалось на пленку и затем подробно анализировалось, включая зафиксированные на пленке невербальные соматические и паралингвистические звуки, паузы, сопутствующие действия и т.п. В результате такого анализа были получены весьма ценные фактические данные, расширившие наши представления о сущности процесса перевода и доказывающие возможность и целесообразность его экспериментального изучения.

у Х.Крингса центральным в анализе экспериментальных данных является понятие «переводческая проблема». Изучение высказываний испытуемых (протоколов эксперимента, полученных путем транскрибирования магнитофонных записей) показывает, что отдельные части текста переводчик переводит не задумываясь (ничего не вербализуя), автоматически, на основе имеющегося в его памяти эквивалента, прочно ассоциируемого с данной единицей исходного текста.

Далее, высказывания переводчиков дают возможность выделить среди переводческих проблем трудности понимания и трудности передачи. При этом последние могут быть чисто трудностями передачи (например, при полном понимании текста) и могут быть связанными с трудностями понимания. (X. Крингс называет их «индуцированными проблемами» в отличие от «первичных».) Оказывается возможным также различать трудности, связанные с недостаточной языковой компетенцией переводчика и с недостатками в его собственно переводческой компетенции (при первичных проблемах передачи). Особо следует отметить случаи, когда переводчик обнаруживает непонимание элемента оригинала и тем не менее дает правильный перевод (путем заимствования или пословного перевода).

Основная часть анализа протоколов эксперимента посвящена выявлению «переводческих стратегий», которые определяют характер действий переводчика, составляющих процесс перевода. Под стратегиями перевода понимаются потенциально осознанные планы переводчика, направленные на решение конкретной переводческой проблемы в рамках конкретной переводческой задачи. Предлагается различать «макростратегию» — способы решения целого ряда переводческих проблем и «микростратегию» — пути решения одной проблемы.

Предпереводческий анализ характеризуется следующими особенностями. Во-первых, отмечается различие в степени изолированностиэтого этапа от последующего. Одни переводчики сначала прочитывают текст оригинала, стремясь понять его содержание, и лишь потом приступают к его переводу. Другие же в процессе чтения ищут переводческие соответствия отдельным элементам оригинала. Предполагается, что понимание текста при чтении может достигаться одним из двух путей. Одни сначала охватывают общее содержание и затем идут от понимания целого к деталям (top-down), другие идут к пониманию целого от деталей (bottom-up). Отмечается также, что некоторые испытуемые опускают при переводе трудные места, откладывая их перевод на «потом». Как правило, переводчик сначала быстро формирует грубый, приблизительный перевод, основанный на имеющихся у него ассоциативных связях между единицами двух языков, а затем начинает его шлифовать, изменять и корректировать.

При переводе с иностранного языка на родной главная стратегия переводчика, по данным Х.Крингса, заключается в перевыражении основного эквивалента ПЯ, в частности, для поиска наиболее употребительного варианта. Реже встречается комбинирование нового соответствия. Х.Крингс отмечает, что при переводе с иностранного языка наблюдается больший разброс предварительных вариантов, чем при переводе на язык.

Особый интерес представляют наблюдения Х.Крингса о процедуре оценки и выбора вариантов. По его данным, оценка варианта может производиться либо путем его сопоставления с проблемной единицей исходного текста (3/4 всех случаев), либо независимо от нее. При сопоставлении вариантов они оцениваются абсолютно как «хороший» или «плохой» или относительно: вариант А лучше Б. Выбор варианта обусловливается либо тем, что он удовлетворяет переводчика, либо тем, что он кажется ему лучше других («за неимением лучшего»). Вариант перевода оценивается по следующим основным параметрам: степень соответствия единице оригинала, приемлемость с точки зрения ПЯ, соответствие общим принципам перевода, понятность для читателя’перевода.

Интересен список общих правил, которыми руководствуются переводчики. На первом месте здесь стоит требование дословности: переводчик предпочитает вариант, который более дословно воспроизводит оригинал. Затем идет требование избегать многословных описаний: считается, что объем перевода не должен превышать объем оригинала более чем на 10%. К числу таких принципов также относятся: требование переводить одинаковые слова одним и тем же словом, а разные слова (не синонимы) разными словами; требование предпочитать исконные слова иностранным; требование правильного использования словаря. Неоднозначен подход к ошибкам в языке оригинала: некоторые переводчики исходят из необходимости исправлять эти ошибки при переводе, другие считают нужным их воспроизводить. К сожалению, данные Х.Крингса не позволяют судить о том, откуда взялись эти переводческие принципы: сформировались ли они на основе каких-то теорий перевода или стихийно возникли в сознании переводчиков.

Как указывалось ранее, поиск заканчивается, когда переводчик удовлетворен найденным эквивалентом или решает, что лучшего у него нет. Могут быть и такие случаи, когда переводчик не удовлетворен ни одним из найденных вариантов. В этом случае переводчик избирает путь, который Х.Крингс называет «стратегией редукции». Она включает отказ от воспроизведения отдельных элементов оригинала, упрощенную передачу (отказ от воспроизведения выделения, метафоричности или отдельного семантического признака), прямой перенос в перевод иностранного слова. Обнаруживается также использование своеобразной «стратегии перестраховки», когда переводчик, будучи не уверен, что ему удалось правильно решить переводческую проблему, выбирает наиболее общий вариант с неясным или амбивалентным значением, который можно истолковывать по-разному.

Анализ экспериментальных данных обнаруживает значительные расхождения в структуре переводческого процесса при переводе с иностранного языка и при переводе на иностранный язык. В первом случае главную роль играет стратегия понимания, а в стратегии поиска эквивалента большое место занимает оценка уместности и употребительности, когда варианты отбрасываются без сопоставления с оригиналом, а лишь исходя из узуса и правил текстопроизводства языка перевода. Во втором случае на первое место выходит перевыражение отрезков оригинала с

Особого упоминания заслуживает и обнаруженное Х.Крингсом значение дословного перевода. Во-первых, при составлении ряда вариантов, из которого будет выбираться эквивалент, первым, как правило, называется дословный вариант. Во-вторых, обдумыванию окончательного варианта перевода предложения обычно предшествует грубый (дословный) предварительный перевод, который затем обсуждается и улучшается. И, наконец, многие переводчики считают стремление к дословности одним из главных принципов перевода. Можно усомниться в правильности и теоретической значимости этого принципа, но со стихийно складывающейся тенденцией к дословности необходимо считаться.

Работа Х.Крингса представляет большой теоретический и практический интерес. Можно спорить о том, насколько полно и точно «думание вслух» переводчика отражает реальный процесс перевода, насколько обоснован был выбор испытуемых, достаточным ли было их число и т.п.; но попытка получить более или менее объективные данные об этом сложном и ненаблюдаемом процессе, несомненно, заслуживает одобрения. Возможности экспериментального изучения перевода еще далеко не исчерпаны.

Заключение

Каждый вид деятельности обладает своими особенностями. Перевод характеризуется в первую очередь тем, что это — действие, основанное на понимании (активном, дистантном, не означающим согласие с понятым); процесс, методически контролируемый, то есть осуществляемый по определенной стратегии действий, определенной системе анализа и синтеза; область деятельности отдельного лица-переводчика, часть которой сугубо субъективна, поскольку у каждого переводчика своя система оценок; деятельность, которая отчасти носит неопределенный, эвристический характер, когда многое приходится основывать на догадке (нет связи с автором оригинала, неизвестна цель перевода, характер получателя и т.п.). Отсюда следует, что переводчик использует разные типы мыслительных операций: рефлексивный, основанный на объективном анализе доступной информации, и импульсивный, интуитивный, основанный на субъективных решениях.

Перевод имеет многовековую историю, современное переводоведение сформировалось как самостоятельная научная дисциплина в основном во второй половине двадцатого столетия.

Современное переводоведение Германии характеризуется большим разнообразием теоретических концепций и методов исследования. Накопленный научный багаж нуждается в анализе и осмыслении. Создание истории переводоведения двадцатого столетия представляет несомненный теоретический и практический интерес.

Так же определенную роль сыграл субъективный фактор. Возникшая потребность, в массовой подготовке профессиональных переводчиков привела к созданию многочисленных переводческих школ и отделений.

Среди многочисленных работ по теории перевода есть немало таких, которые нельзя отнести к лингвистическим даже при самом широком понимании этого термина, однако лингвопереводческие исследования составляют важнейшую часть современного переводоведения. Они охватывают различные аспекты переводческой деятельности, так или иначе связанные с использованием языка в процессе коммуникации.

Важное место в теоретическом переводоведении занимают исследования самого процесса перевода, мыслительных операций переводчика, его стратегии и технических приемов. Поскольку такие операции недоступны для непосредственного наблюдения, разрабатываются косвенные методы изучения переводческого процесса. Широко применяются различные теоретические модели и возможные операции перехода от оригинала к переводу (переводческие трансформации), а также возможные психолингвистические эксперименты.

Естественно, особый вклад в разработку теории перевода внесли исследователи тех стран, где переводческая деятельность приобрела широкий размах.

Теоретическое осмысление переводческой деятельности имеет несомненное практическое значение. Особенности развития переводоведения в Восточной Германии нашли наиболее полное отражение в работах О.Каде, А.Нойберта и Г.Егера.

Широкой известностью пользуются западногерманские теоретические работы по переводу: Е. Косериу, Е. Кошмидера, Ю. Вирла, В. Коллера, В. Дресслера, Г. Тиль, X. Фермеера, К. Райс, X. Крингса и ряда других.

Глоссарий

№ п/пПонятиеОпределение123 1 Информантноситель языка или диалекта, являющийся источником информации для лингвиста, изучающего данный язык или диалект 2 Квалификацияпрофессия, специальность, приобретенная в результате обучения 3 Коммуникацияобщение, передача информации посредством языка и других знаковых систем 4 Концепциясистема взглядов на то или иное понимание явлений действительности5Лингвистиканаука о языке6Лингвистспециалист в области лингвистики 7 Переводэто вид языкового посредничества, при котором содержание иноязычного текста оригинала передается на другой язык путем создания на этом языке коммуникативно равноценного текста8Переводчиктот, кто занимается переводом с одного языка на другой9Развитиестепень просвещенности, культурности, умственной и духовной зрелости10Толмачдолжностное лицо, выполнявшее обязанности переводчика при переговорах, официальных беседах и т.п.Список использованных источников

1Бархударов Л.С. Язык и перевод. — М.,1975.

Гарбовский Н.К. Теория перевода. — М., 2004.

Комиссаров В.Н. Современное переводоведение / Учебное пособие. — М., 2004.

Комиссаров В.Н. Теория перевода. — М., 2001.

Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода. — М., 1996.

Рецкер Я.И. Теория и практика перевода. — М., 1962.

Федоров А.В. Основы общей теории перевода. — М., 1968.

Хухуни Г.Т. Русская и западноевропейская переводческая мысль. — Тбилиси, 1990.

Швейцер А.Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты. — М.1988.

Якобсон Р.О лингвистических аспектах перевода. — М., 1998.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *