Происхождение языка

Происхождение языка

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Челябинский государственный университет»

(ФГБОУ ВПО «ЧелГУ»)

Костанайский филиал

Кафедра филологии

Курсовая работа по дисциплине «Основы языкознания»

Тема: «Происхождение языка»

Костанай 2012

Оглавление

Введение

Глава 1. Сущность языка

Глава 2. Происхождение языка

.1 Теории возникновения языка

.2 Учение Энгельса о происхождении языка

Глава 3. Процесс образование языков

.1 Образование отдельных языков

.2 Основные закономерности развития языков

.3 Образование русского языка

.3.1 Формирование и развитие словарного состава русского языка

Заключение

Список используемой литературы

Введение

язык возникновение происхождение

Происхождение человеческой речи — это сложный вопрос, который изучает не только языкознание, но и этнография, антропология, социология, психология и другие науки. Сложность этого вопроса заключается в том, что в настоящее время нет реальных сведений, подтвержденных фактами, о том, как же появился язык. О его возникновении можно догадываться, опираясь лишь на косвенные источники. Именно поэтому проблема происхождения речи ограничивается характеристикой возможностей речевого аппарата человека, структуры и функций древнейших единиц языка, рассмотрением условий и причин ее возникновения.

В данной курсовой работе рассматривается тема происхождения языка. Актуальность данной темы обусловлена прежде всего интересом к причинам возникновения языка. Вопрос происхождения языка интересовал людей еще с глубокой древности. Каким образом возник язык? Почему сейчас существует такое разнообразие языков? Эти вопросы актуальны и в настоящее время, так как ученые до сих пор пытаются ответить на них, но пока так и не нашли приемлемых объяснений, хотя выдвинули разнообразные теории и различные точки зрения о возникновении языка.

Объектом исследования является язык, как средство коммуникации между людьми.

Целью исследования является раскрытие вопроса о происхождении языка.

Цель исследования определяет постановку следующих задач:

.Определить сущность языка

. Проанализировать возможности возникновения языка.

. Охарактеризовать теории происхождения языка

.Подвести итоги по выполненной работе.

При написании данной работы были использованы следующие источники информации: монографии, учебники и учебные пособия, журналы, Интернет.

В исследовании использованы методы: наблюдение, сравнение, обобщение и анализ.

Глава 1. Сущность языка

Язык — не индивидуальное и не биологическое явление. Человек не может быть изолирован от общества, индивидуум вольно или невольно отражает общественные отношения. Язык тем более связан с обществом, его историей. Социальная сущность языка хорошо видна при сравнении его со звуковой сигнализацией животных. Животные имеют органы, схожие с органами человека, в том числе мозг, органы чувств и носоглотку. Человек может научить животных произносить и воспринимать человеческие слова. Попугая можно обучить словам, однако ни попугай, ни орангутанг, ни лошадь не воспринимают и не производят звуков вне конкретной ситуации, для обозначения понятий. Это свойство присуще лишь человеку.

Не связаны друг с другом язык и раса. Языков больше, чем раз. Кроме того, расовые признаки не являются абсолютными, так как существовали и существуют смешанные и переходные формы. Смешанные формы возникли в эпоху так называемого великого переселения народов, великих географических открытий и колонизации нового времени. В языкознании неоднократно подчеркивалось различие языка и расы. Французский лингвист А. Мейс писал в 1911 г., что «язык зависит от исторических условий и вовсе не от расы, которая есть понятие физического порядка».

Общественная природа языка проявляется прежде всего в его связи с народом — творцом и носителем данного языка, его нормы, в частности литературно-письменной. Наличие общего языка — высшее проявление социальности языка. Социальность языка проявляется также в социальной дифференциации языка, в наличии диалектов — территориальных и социальных.

История науки о языке свидетельствует о том, что вопрос о сущности языка является одним из сложнейших в языкознании. Не случайно он имеет несколько взаимоисключающих решений:-язык есть явление биологическое, природное, не зависящее от человека («Языки, эти образованные в звуковой материи природные организмы…, проявляют свои свойства природного организма не только в том, что они классифицируются на роды, виды, подвиды и т.д., но и в том, что их рост происходит по определенным законам, — писал А. Шлейхер в работе «Немецкий язык». — Жизнь языка не отличается существенно от жизни всех других живых организмов — растений и животных. Как и эти последние он имеет период роста от простейших структур к более сложным формам и период старения»; -язык есть явление психическое, возникающее вследствие действия индивидуального духа — человеческого или божественного («Язык, — писал В. Гумбольдт, — представляет собой беспрерывную деятельность духа, стремящуюся превратить звук в выражение мысли».; -язык есть явление психосоциальное, имеющее, по словам И.А. Бодуэна де Куртенэ, «коллективно-индивидуальное» или «собирательно-психическое» существование, при котором индивидуальное является одновременно и общим, общечеловеческим;

язык есть явление социальное, возникающее и развивающееся только в коллективе («Язык есть социальный элемент речевой деятельности,- говорил Ф. де Соссюр,- внешний по отношению к индивиду, который сам по себе не может ни создавать язык, ни его изменять». Нетрудно заметить, что в этих разных определениях язык понимается то как явление биологическое (или природное), то как явление психическое (индивидуальное), то как явление социальное (общественное). Если признать язык явлением биологическим, то его следует рассматривать тогда в одном ряду с такими способностями человека, как есть, пить, спать, ходить и т.д., и считать, что язык наследуется человеком, так как заложен в самой его природе. Однако это противоречит фактам, так как язык не передается по наследству. Он усваивается ребенком под влиянием говорящих (ср. ситуацию с детьми, находившимися в длительной изоляции и воспитывавшимися в среде животных: говорить они не умели. Вряд ли правомерно считать язык и явлением психическим, возникающим в результате действия индивидуального духа — человеческого или божественного. В этом случае человечество имело бы огромное множество индивидуальных языков, что привело бы к ситуации вавилонского смешения языков, непониманию друг друга, даже членами одного коллектива. Несомненно, что язык — явление социальное: он возникает и развивается только в коллективе благодаря потребности общения людей друг с другом.

Глава 2. Происхождение языка

Вопрос о происхождении языка является одним из наиболее сложных и до конца не решенных в языкознании. Не следует смешивать вопрос о происхождении языка и вопрос об образовании реально существующих или существовавших языков. Это два разных вопроса. Любой реально существующий или существовавший ранее и не существующий теперь, но засвидетельствованный в каких-либо записях язык должен быть понят в реальных фактах его существования (фонетики, грамматики, лексики и прежде всего через письмо), а «первобытный язык» — это область общих предположений и гипотез. От такого «первобытного» языка никаких реальных остатков, поддающихся прямому объяснению, нет и быть не может. Археологи и антропологи, раскапывая стоянки и могилы и изучая остатки материальной культуры, костяки и черепа первобытных людей, не могут «раскопать» язык, не зафиксированный письменностью. Отсюда ясно, что понимание того, как произошел язык с одной стороны, и методы изучения того, как образовались исторически известные языки — с другой, должны быть различными. Языки, существующие сегодня на земле (даже самых примитивных по своей культуре народов), находятся уже на достаточно высоком уровне развития. Тогда как происхождение языка относится к эпохе с архаичными формами взаимоотношения людей. Возникновение первого языка отделяют от самой «глубинной» реконструкции значительно более протяженные периоды (сегодня лингвистические методы позволяют проникнуть в глубину веков не более, чем на 10 тысяч лет). Поэтому все теории происхождения языка (как философские, так и филологические) в известном смысле гипотетичны.

2.1 Теории возникновения языка

Итак, первобытный язык нельзя исследовать и опытно проверить. Однако этот вопрос интересовал человечество с самых давних времен. Еще в библейских легендах мы находим два противоречивых решения вопроса о происхождении языка, отражающих различные исторические эпохи воззрений на эту проблему. В I главе книги Бытия сказано, что Бог творил словесным заклинанием и сам человек был сотворен силой слова, а во II главе той же книги рассказывается, что Бог творил «молчком», а потом привел к Адаму (т.е. к первому человеку) всех тварей, чтобы человек дал им имена, и как он назовет, так чтобы и было впредь. В этих наивных легендах уже обозначились две точки зрения на происхождение языка: язык от человека и 2) язык не от человека.

В различные периоды исторического развития человечества этот вопрос решался по-разному. Внечеловеческое происхождение языка первоначально объяснялось как «божественный дар», но не только античные мыслители дали иные объяснения этому вопросу, но и «отцы церкви» в раннем средневековье, готовые признать, что все исходит от Бога, в том числе и дар речи, сомневались, чтобы Бог мог превратиться в «школьного учителя», который бы обучал людей словарю и грамматике, откуда возникла формула: Бог дал человеку дар речи, но не открыл людям названия предметов (Григорий Нисский,IV в. н. э.)

Со времен античности сложилось много теорий происхождения языка.

Античные теории «Фюсей» и «Тесей». Основы современных теорий происхождения языка заложили древнегреческие философы. По взглядам на происхождение языка они разделились на две научные школы — сторонников «фюсей» и приверженцев «тесей». Теория "фюсей" отстаивала естественный, "природный" характер языка и, следовательно, закономерную, биологическую обусловленность его возникновения и структуры. Сторонники природного происхождения названий предметов, в частности, Гераклит Эфесский (535-475 до н.э.), считали, что имена даны от природы, так как первые звуки отражали вещи, которым соответствуют имена. Имена — это тени или отражения вещей. Тот, кто именует вещи, должен открыть природой созданное правильное имя, если же это не удается, то он только производит шум. Сторонники теории "тесей" среди которых были Демокрит из Абдер (470/460 — первая половина IV в. до н.э.) и Аристотель из Стагиры (384-322 до н.э.), утверждали условный, не связанный с сущностью вещей характер языка и, следовательно, искусственность, в крайнем выражении — сознательный характер его возникновения в обществе. Имена происходят от установления, согласно обычаю, договоренности между людьми. Они указывали на многие несоответствия между вещью и ее названием: слова имеют по нескольку значений, одни и те же понятия обозначаются несколькими словами. Если бы имена давались по природе, невозможно было бы переименование людей. Теория звукоподражания идет от стоиков и получила поддержку в XIX и даже XX в. Ее отстаивали, в частности, древнегреческий философ-материалист Демокрит, немецкий философ и ученый Г. Лейбниц, американский лингвист У. Уитни и др. Суть этой теории состоит в том, что «безъязычный человек», слыша звуки природы (журчание ручья, пение птиц и т. д.) старался подражать этим звукам своим речевым аппаратом. В любом языке, конечно, есть некоторое количество звукоподражательных слов типа ку-ку, гав-гав, хрю-хрю, пиф-паф, кап-кап, апчхи, ха-ха-ха и т. п. и производных от них типа куковать, кукушка, гавкать, хрюкать, хрюшка, хаханьки и т. п. Но, во-первых, таких слов очень немного, во-вторых, «звукоподражать» можно только «звучащему», а как же тогда назвать «безгласное»: камни, дома, треугольники и квадраты и многое другое? Отрицать звукоподражательные слова в языке нельзя, но думать, что таким механическим и пассивным образом возник язык, было бы совершенно неправильно. Язык возникает и развивается у человека совместно с мышлением, а при звукоподражании мышление сводится к фотографии. Наблюдение над языками показывает, что звукоподражательных слов больше в новых, развитых языках, чем в языках более примитивных народов. Это объясняется тем, что, для того чтобы «звукоподражать», надо в совершенстве уметь управлять речевым аппаратом, чем первобытный человек с неразвитой гортанью не мог владеть.

Междометная теория. Ее развивали немецкие ученые Я. Гримм, Г. Штейнталь, французский философ и просветитель Ж.-Ж. Руссо и др. Междометная теория идет от эпикурейцев, противников стоиков, и заключается в том, что первобытные люди инстинктивные животные вопли превратили в «естественные звуки» — междометия, сопровождающие эмоции, откуда якобы произошли и все иные слова. Первоисточником слов были чувства, внутренние ощущения, которые побудили человека использовать свои языковые способности, т.е. сторонники этой теории главную причину возникновения слов видели в чувственном восприятии мира, одинаковом у всех людей, что само по себе является дискуссионным. Не отрицая наличия экспрессивной функции, следует сказать, что в языке есть очень многое, не связанное с экспрессией, и эти стороны языка являются самыми важными, ради чего и мог возникнуть язык, а не только ради эмоций и желаний, чего не лишены и животные, однако языком они не обладают. Конечно, междометия входят в словарный состав любого языка и могут иметь производные слова, как в русском языке: ах, ох, и ахать, охать и т.д. Но опять же таких слов очень немного в языках и даже меньше, чем звукоподражательных.

Теория «трудовых выкриков» на первый взгляд кажется настоящей материалистической теорией происхождения языка. Эта теория возникла в XIXв. в трудах вульгарных немецких материалистов Л. Нуаре и К. Брюхера и сводилась к тому, что язык возник из выкриков, сопровождающих коллективный труд. Но эти «трудовые выкрики» только средство ритмизации труда, они ничего не выражают, даже эмоций, а являются только внешним, техническим средством при работе. Ни одной функции, характеризующей язык, в этих «трудовых выкриках» обнаружить нельзя, так как они и не коммуникативны, и не номинативны, и не экспрессивны. Ошибочное мнение о том, что эта теория близка трудовой теории Ф. Энгельса, просто опровергается тем, что у Энгельса ничего о «трудовых выкриках» не говориться, а возникновение языка связано с совершенно иными потребностями и условиями.

С середины XVIII в. появилась «теория социального договора». Эта теория опиралась на некоторые мнения античности (мысли Демокрита в передачи Диодора Сицилийского, некоторые места из диалога Платона «Кратил» и т.п.)и во многом отвечала рационализму самого XVIIIв.Адам Смит провозгласил ее первой возможностью образования языка. У Руссо было иное толкование в связи с его теорией двух периодов в жизни человечества: первого — «природного», когда люди были частью природы и язык «происходил» от чувств, и второго — «цивилизованного» когда язык мог быть продуктом «социальной договоренности». В этих рассуждениях зерно истины состоит в том, что в позднейшие эпохи развития языков возможно «договориться» о тех или иных словах, особенно в области терминологии; например, система международной химической номенклатуры была выработана на международном съезде химиков разных стран в Женеве в 1892 году. Но совершенно ясно и то, что для объяснения первобытного языка эта теория ничего не дает, так как прежде всего для того, чтобы «договориться» о языке, надо уже иметь язык, на котором «договариваются». Кроме того, данная теория предполагает сознательность у человека до становления этой сознательности, развивающейся вместе с языком.

Теория создания языка силой человеческого разума. Некоторые ученые предположили, что люди неким образом создали язык благодаря своему разуму. Согласно их теории, по мере эволюции человека интеллектуальные способности людей непрерывно росли и в конце концов позволили людям начать общаться друг с другом. Это предположение также кажется весьма логичным, однако большинство ученых и лингвистов отрицают такую возможность. В частности, Дуайт Болинджер, ученый и лингвист, исследовавший языковые способности шимпанзе, говорит: «Стоит задаться вопросом, почему всем формам жизни, населяющим Землю, пришлось ждать миллионы лет, прежде чем Homo создал язык. Неужели потому, что сначала должен был появиться определенный уровень интеллекта? Но как такое могло произойти, если интеллект всецело зависит от языка? Язык никак не мог быть предпосылкой для возникновения языка». Уровень интеллекта невозможно измерить без помощи языка. Так что гипотеза о появлении языка вследствие развития человеческого разума не обоснована и недоказуема. Кроме всего прочего, ученые не могут доказать, что для языка необходим развитый интеллект. Таким образом, можно сделать вывод, что своей способностью к языковому общению мы обязаны отнюдь не нашему высокоразвитому интеллекту.

Теория внезапного возникновения языка. Некоторые ученые считают, что язык появился у людей внезапно, без видимых предпосылок к его зарождению. Они полагают, будто бы язык был изначально заложен в человеке, и люди на определенном этапе эволюции просто обнаружили в себе эту особенность и стали использовать для общения и передачи информации слова и жесты, постепенно расширяя словарный запас. Приверженцы теории внезапного появления языка утверждают, что люди приобрели дар речи в результате случайной перегруппировки участков ДНК в процессе эволюции. Согласно этой теории, язык и все необходимое для общения существовали до того, как человек их обнаружил. Но это означает, что язык как таковой возник совершенно случайно и не задумывался как целостная система. Между тем, язык представляет собой сложную логическую систему, высочайший уровень организации которой просто не позволяет поверить в ее случайное возникновение. И даже если эту теорию можно рассматривать как модель появления языка, ее никак нельзя признать приемлемым объяснением происхождения такового, поскольку такая сложная структура, как язык, не могла возникнуть сама по себе, без творца.

Беда всех изложенных теорий состоит в том, что вопрос о возникновении языка берется изолированно, вне связи с происхождением самого человека и образованием первичных человеческих коллективов. То есть нет языка вне общества и нет общества вне языка.

Существовавшие на протяжении долгого времени различные теории происхождения языка (имеется в виду звукового языка) из жестов также ничего не объясняют и являются несостоятельными. Все ссылки на наличие якобы чисто «жестовых языков» не могут быть подтверждены фактами; жесты всегда выступают как нечто вторичное для людей, имеющих звуковой язык: такова жестикуляция шаманов, межплеменные сношения населения с разными языками, случаи употребления жестов в периоды запрета пользования звуковым языком для женщин у некоторых племен, стоящих на низкой ступени развития, и т.п. Среди жестов нет «слов», и жесты не связаны с понятиями. Жесты могут быть указательными, экспрессивными, но сами по себе не могут называть и выражать понятия, а лишь сопровождают язык слов, обладающий этими функциями.

Так же неправомерно выводить происхождение языка из аналогии с брачными песнями птиц как проявление инстинкта самосохранения (Ч. Дарвин) и тем более из пения человеческого (Ж.-Ж. Руссо — в XVIIIв., О Есперсен — в XX в.). Все подобные теории игнорируют язык как общественное явление.

.2 Учение Энгельса о происхождении языка

Иное толкование вопроса о происхождении языка мы находим у Ф. Энгельса в его незаконченной работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека», которая стала достоянием науки в XXв.

Исходя из материалистического понимания истории общества и человека, Ф. Энгельс в «Введении» к «Диалектике природы» так разъясняет условия появления языка:

«Когда после тысячелетней борьбы рука, наконец, дифференцировалась от ноги и установилась прямая походка, то человек отделился от обезьяны и была заложена основа для развития членораздельной речи…»

О роли вертикального положения для развития речи писал еще В. фон Гумбольдт: «Речевому звуку соответствует и вертикальное положение человека (в чем отказано животному)»2, а также Х. Штейнталь и И. А. Бодуэн де Куртенэ. Вертикальная походка была в развитии человека и предпосылкой возникновения речи, и предпосылкой расширения и развития сознания.

Революция, которую человек вносит в природу, состоит прежде всего в том, что труд человека иной, чем у животных, — это труд с применением орудий, и при том изготовляемых теми, кто ими должен владеть, а тем самым труд прогрессирующий и общественный. Какими бы искусными архитекторами мы ни считали муравьев и пчел, но они «не ведают, что творят»: их труд инстинктивный, их искусство не сознательное, и они работают всем организмом, чисто биологически, не применяя орудий, а потому никакого прогресса в их труде нет: и10, и 20 тысяч лет назад они работали так же, как работают и сейчас.

Первым орудием человека была освободившаяся рука, иные орудия развились далее как добавления к руке (палка, мотыга, грабли и т.п.); еще позднее человек перекладывает тяжесть на слона, верблюда, вола, лошадь, а сам лишь управляет ими, наконец, появляется технический двигатель и заменяет животных.

Одновременно с ролью первого орудия труда рука могла иногда выступать и в качестве орудий сообщения (жест), но это не связано с «вочеловечением».

«Коротко говоря, формировавшиеся люди пришли к тому, что у них появилась потребность что-то сказать друг другу. Потребность создала себе свой орган: неразвитая гортань обезьяны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем модуляции для все более развитой модуляции, а органы рта постепенно научались произносить один членораздельный звук за другим».

Таким образом, не передразнивание природы (теория звукоподражания), не аффективное выражение экспрессии (теория междометий), не бессмысленной «уханье» за работой, а потребность в разумном сообщении (отнюдь не в «общественном разговоре»), где осуществляется сразу и коммуникативная, и семасиологическая, и номинативная (а притом и экспрессивная) функция языка — главные функции, без которых язык не может быть языком, — вызвала появление языка. И язык мог возникнуть только как коллективное достояние, необходимое для взаимопонимания, но не как индивидуальное свойство той или иной вочеловечившейся особи. Общий процесс развития человека Ф. Энгельс представляет как взаимодействие труда, сознания и языка:

«Сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг…» Развитие мозга и подчиненных ему чувств, все более и более проясняющегося сознания, способности к абстракции и умозаключению оказывало обратное действие на труд и на язык, давая обоим все новые и новые толчки к дальнейшему развитию», «Благодаря совместной деятельности руки, органов речи и мозга не только у каждого в отдельности, но также и в обществе, люди приобрели способность выполнять все более сложные операции, ставить себе все более высокие цели и достигать их»

Главные положения, вытекающие из учения Энгельса о происхождении языка, состоят в следующем:

Нельзя рассматривать вопрос о происхождении языка вне происхождении человека

Одни лингвисты этот вопрос решить не могут, тем самым этот вопрос, подлежащий разрешению многих наук (языковедения, этнографии, антропологии, археологии, палеонтологии и общей истории).

Если язык «родился» вместе с человеком, то не могло быть «безъязычного человека».

Язык появился как одна из первых «примет» человека; без языка человек не мог бы быть человеком.

Если «язык есть важнейшее средство человеческого общения (Ленин), то он и появился тогда, когда возникла потребность «человеческого общения». Энгельс так и говорит: «когда появилась потребность что-то сказать друг другу».

Язык призван выражать понятия, которых нет у животных, но именно наличие понятий наряду с языком и отличает человека от животных.

Факты языка в разной мере с самого начала должны обладать всеми функциями настоящего языка: язык должен сообщать, называть вещи и явления действительности, выражать понятия, выражать чувства и желания; без этого язык не «язык».

Язык появился как звуковой язык.

Об этом говориться у Энгельса в труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства» (Введение) и в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека».

Следовательно, вопрос о происхождении языка может быть решен, но отнюдь не на основании только языковедческих данных. Эти решения носят гипотетический характер и вряд ли могут превратиться в теорию. Тем не менее только так можно решать вопрос о происхождении языка, если основываться на реальных данных языков и на общей теории развития общества в марксистской науке.

Глава 3. Процесс образование языков

.1 Образование отдельных языков

Если вопрос о происхождении языка остается в сфере гипотез и во многом решается дедуктивно, то вопрос об образовании реально существующих или существовавших языков и языковых семей должен решаться на основании реальных исторических данных. А так как нет и не было языка вне его носителей, то и вопрос об образовании, складывании и развитии тех или иных языков нельзя разрешать силами только одной лингвистики.

Конечно, путь сравнительно-исторического анализа диалектов и языков — первое данное, необходимое не только лингвистам, но и историкам, этнографам, археологам, и в противоречии с данными сравнительно-исторического метода решать вопросы этногенеза нельзя. Но для выяснения вопросов, связанных с расселениями и переселениями племен, их скрещиванием, завоеваниями и т.п., вопрос должен решаться по данным археологии и истории (это остатки человеческих скелетов, черепа, остатки памятников материальной культуры: орудия, утварь, жилища, захоронения, украшения, орнаменты на разных изделиях, письмена разного вида и т.п., что изучает наука на основе археологических раскопок, а также исторические свидетельства, сохранившиеся от древних времен).

Естественно, что, чем глубже мы заходим в историю общества, тем меньше у нас реальных данных о языках. Мы всего больше можем знать о языках, периода развития нации, когда возникла наука о языке, меньше о языках периода складывания народностей, где очень важным материалом служат не описания языков, а письменные памятники, которые надо уметь прочитать, понять и разъяснить с разных точек зрения, в том числе и со стороны языка. Еще меньше — о реальных чертах языков родо-племенных. О первобытных языках могут быть высказаны лишь более или менее вероятные гипотезы.

Однако не помощь приходит неравномерность развития общества. И в настоящее время народы мира стоят не разных ступенях общественного развития. Существуют народы, не дошедшие до ступени национального развития, а находящиеся в силу тех или иных условий в состоянии формирования народностей (многие народы Африки, Индонезии); существуют и типично родо-племенные общества (в Австралии, Полинезии, Африке; до периода советского переустройства общества были на Кавказе, в Сибири и Средней Азии). Возможность изучать в натуре эти типы общественного устройства и в XIX в. (Морган, М. М. Ковалевский, описаниями которых пользовались К. Маркс и Ф. Энгельс) и особенно в настоящее время (труды зарубежных американистов, американистов и советских языковедов, этнографов, антропологов, археологов, и историков) дает очень много для понимания языка в условиях различных формаций и разного общественного строя.

.2 Основные закономерности развития языков

В современном мире насчитывается от 2500 до 5000 языков. Каким образом появилось такое многообразие? Ученые предполагают, что в формировании отдельных языков играли ведущую роль два процесса — процессы дивергенции и конвергенции.

Дивергенция — это расхождение, отделение языков в процессе их развития. Отделение языков было связано с территориальным расселением людей, географическим, политическим обособлением. В результате в речи накапливались лексические, фонетические и грамматические варианты, отличавшие речь живших на разных территориях. Например, широкое расселение славян приводит к появлению значительных территориальных особенностей в языке западных, южных и восточных славян. А результатом политического, экономического разделения земель Древней Руси стало выделение трех самостоятельных восточнославянских языков — украинского, русского и белорусского.

Помимо дивергенции, лежащей в основе расщепления одного языка на несколько родственных, в образовании новых языков участвует процесс конвергенции. Конвергенция — это сближение отдельных языков на основе длительных контактов. Конвергенция может предполагать этническое смешение и языковую ассимиляцию, то есть растворение одного языка в другом. При этом один из них выступает в качестве субстрата, т.е. языка, который был распространен на данной территории ранее. Язык пришлых этносов также может ассимилироваться с местным языком и оставить часть своих языковых черт в виде суперстрата.

Конвергенция может проявляться в сближении территориальных разновидностей одного языка и образовании койне, используемого в качестве общего языка на разных территориях. Например, аттическое койне в Древней Греции было общегреческим языком в 3-4 веках до н.э.

В результате сближения различных языков могут образовываться языки пиджин и креольские языки. Пиджин — это смешанный язык, ограниченный в употреблении и не являющийся родным ни для кого из говорящих на нем. Языки пиджин возникали в портовых городах в качестве языка межэтнического общения в сфере торговли и делового общения. В пиджине обычно смешивались элементы нескольких языков. Например, пиджин, которым пользовались северные поморы, включал в себя слова русского, норвежского, немецкого и английского языков. Пиджин всегда сильно редуцированный язык с упрощенной грамматикой и бедным словарем, содержащий наряду с искаженными элементами какого-нибудь европейского языка значительное количество местных элементов.

Креольские языки — это полноценные языки, которые появились на основе пиджин. У этих языков есть своя грамматика, обширная лексика, они развиваются по своим внутренним законам и, главное, имеют носителей языка, для которых креольский язык — родной. Креольские языки возникли в результате массового, но неполного усвоения языка метрополии местным населением, вносящим в усваиваемый язык свои местные особенности. Нередко также язык, образовавшийся как пиджин, становится благодаря смешанным бракам (главным образом между разноязычными туземцами) первым языком для нового поколения. Оказавшись основным средством общения, такой язык обогащается лексически и развивается грамматически. Основные креольские языки сформировались из англоязычных, франкоязычных, испанских и португальских пиджинов.

Таким образом, процессы дивергенции и конвергенции объясняют существование огромного числа языков в современном мире. Однако не следует думать, что все они восходят к одному единственному языку древности. Надо полагать, что человеческий язык зародился не в одном месте и не в одном племени, а во многих местах и у многих человеческих сообществ, поэтому, видимо, можно говорить о древнем многоязычии, которое увеличивалось по мере развития человеческой цивилизации.

В развитии языков можно отметить следующие тенденции:

Неправильны и нереальны взгляды романтиков (братья Шлегели, Грим, Гумбольдт) о том, что прекрасное прошлое языков, достигнув вершин и красот, разрушилось в связи с падением «народного духа».

Так как язык и языки развиваются исторически и это не похоже на рост «организма», как думали натуралисты (биологические материалисты, например Шлейхер), в их развитии нет периодов рождения, созревания, расцвета и упадка, как это бывает у растений, животных и самого человека.

Никаких «взрывов», прекращения языка и внезапного скачкообразного появления нового языка не происходит. Поэтому развитие языка происходит по совершенно иным законам, чем развитие базисов и надстроек — тоже общественных явлений. Их развитие как раз сопряжено, как правило, со скачками и взрывами.

Развитие и изменение языка происходит без прекращения непрерывности языка путем продолжения существовавшего ранее и его видоизменений, причем темпы этих изменений в различные эпохи неодинаковы; бывают эпохи, когда строй языка остается устойчивым на протяжении тысячи лет; бывает и так, что в течение двухсот лет строй языка сильно видоизменился (перестройка глагольной системы русского языка в XIV-XVIвв. или перестройка фонетической системы вXI-XII вв., также и английское «большое передвижение гласных» совершается в XV-XVIвв., а падение парадигмы склонения в старофранцузском охватывает весь средневековый период).

Разные стороны языка развиваются неравномерно. Это зависит от конкретных исторических условий существования данного языка, а не от того, что, допустим, фонетика изменяется быстрее, чем грамматика, или наоборот. Причина здесь в том, что при всем единстве языка как структуры в целом различные ярусы этой структуры, основанные на различных по качеству типах абстракции человеческого мышления, имеют разнородные единицы, историческая судьба которых связана с различными факторами, возникающими у носителей того или иного языка в процессе их исторического развития.

Многие лингвисты и целые лингвистические школы придавали большое, даже решающее значение фактам смешения или скрещивания языков как первенствующего фактора их исторического развития. Отрицать явление смешения или скрещивания языков нельзя.

В вопросе о скрещивании языков следует строго разграничивать разные случаи.

Во-первых, не следует смешивать факты лексических заимствований и явление скрещивания языков. Арабизмы в татарском языке, пришедшие в связи с магометанством, церковной службой на арабском языке и текстом Корана, равно как и византийские грецизмы в древнерусском языке, пришедшие в связи с принятием восточными славянами православной религии по восточному обряду, никакого отношения к скрещиванию языков не имеют. Это только факты взаимодействия языков на определенных (в данном случае аналогичных) участках словарного состава. Зачастую такие взаимодействия бывают еще более органичны сферой лексики; таковы, например, голландские слова в русском — в основном только морская и кораблестроительная терминология, или санскритские коневодческие термины в хеттском (неситском) языке.

Также нельзя считать скрещиванием лексические взаимодействия русского с татарским языком, хотя оба языка пополнили свой лексический состав за счет друг друга, но каждый язык сохранил свою специфику и продолжал развиваться по своим внутренним законам.

Совершенно иной процесс представляет, например, романизация народов римских провинций (Галлия, Иберия, Дакия и др.), когда римляне навязали свой язык (народную, или «вульгарную», латынь) покоренным туземцам, те его усвоили и переиначили, так как им была чужда и латинская фонетика, и латинская морфология, откуда длинные, морфологически сложные латинские слова превратились, например, во французском языкев короткие, корневые и морфологически в значительной мере неизменяемые. Отпали тем самым латинские флексии, внутри слов из различных сочетаний гласных получились первоначально дифтонги, позднее стянувшиеся в монофтонги; из сочетаний гласных с носовыми согласными появились носовые гласные, и весь облик языка сильно изменился. Но тем не менее победила латынь, преображенная под влиянием усваивавшего ее побежденного галльского языка.

.3 Образование русского языка

Современный русский язык является продолжением древнерусского (восточнославянского) языка. На древнерусском языке говорили восточнославянские племена, образовавшие в IX в. древнерусскую народность в пределах Киевского государства.

Этот язык обладал большим сходством с языками других славянских народов, но уже отличался некоторыми фонетическими и лексическими особенностями.

Все славянские языки (польский, чешский, словацкий, сербохорватский, словенский, македонский, болгарский, украинский, белорусский, русский) происходят от общего корня — единого праславянского языка, существовавшего, вероятно, до X-XI вв.

В XIV-XV вв. в результате распада Киевского государства на основе единого языка древнерусской народности возникли три самостоятельных языка: русский, украинский и белорусский, которые с образованием наций оформились в национальные языки. Русский язык — один из наиболее распространённых по количеству говорящих, национальный язык русского народа, основной язык международного общения в центральной Евразии, в Восточной Европе, в странах бывшего Советского Союза, один из рабочих языков ООН. Является самым распространённым из славянских языков и самым многочисленным языком Европы как географически, так и по числу носителей языка как родного (хотя также значительная и географически бо́льшая часть русского языкового ареала находится в Азии) и одним из самых распространённых индоевропейских языков. Входит в пятёрку самых переводимых языков мира. У русского языка, помимо его современного названия, существовали ещё два других: российский и великорусский. Первый был образован от греческого названия Руси — России, — и активно употреблялся лишь в XVIII веке. Второй возник от топонима Великороссия и вышел из употребления после 1917 года (хотя такие сочетания, как великорусские диалекты, могут встречаться и в современной научной литературе). Современные лексические и грамматические черты русского языка — результат длительного взаимодействия различных восточнославянских диалектов, распространённых на великорусской территории, и церковнославянского языка, возникшего в результате адаптации на русской почве языка первых христианских книг IX-XI вв. («старославянского языка»). Наука о русском языке называется лингвистической русистикой, или, сокращённо, просто русистикой.

.3.1 Формирование и развитие словарного состава русского языка

Словарный состав современного русского литературного языка формировался в течение многих веков, и основным источником его пополнения были его собственные ресурсы.

Самый древний пласт исконно русской лексики составляют слова общеиндоевропейского фонда: это те слова, которые перешли из древнерусского языка в праславянский, из праславянского — в древнерусский, а из него — в современный русский язык. Это многие названия родства (мать, дочь, сын, брат), названия животных (волк, бобр, коза, корова), названия деревьев (дуб, берёза, ива), названия явлений природы, рельефа, веществ и другие слова, например соль, уголь, берег, болото, луна, вода.

Второй по времени формирования пласт лексики составляют слова праславянского (общеславянского) языка, среди которых есть названия веществ (золото, серебро, медь, железо, олово, глина), названия животных (олень, медведь, заяц, лиса), названия частей тела человека (голова, рука, нога, палец, борода), названия рельефа (земля, поле, яма, озеро, пруд, брод), названия растений (тополь, ель, орех, верба, тыква, гриб), названия времени суток и года, некоторые названия родства (дед, тесть).

Значительную часть праславянской лексики составляют абстрактные слова, например вера, страх, гнев, разум, воля, дух, стыд, грех, вина, кара, жизнь, свобода, смерть, сила, слава, прилагательные мудрый, глупый, добрый, злой, скупой, щедрый, милый, хитрый и др.

Третий пласт исконно русской лексики составляют древнерусские (общевосточнославянские) слова, т.е. слова, равно известные русским, украинцам и белорусам, но неизвестные южным и западным славянам. К этому пласту относятся, например, слова совсем, галка, говорун, снегирь, ледяной.

Наконец, к собственно русским исконным словам относятся слова, возникшие после XIV-XV вв., т.е. после выделения русского языка из общевосточнославянского. Собственно русскими словами являются почти все существительные, образованные с помощью суффиксов -щик, -овщик, -льщик, -тельство (каменщик, гробовщик, чистильщик, надругательство), с помощью нулевого суффикса и суффикса -тель (разбег, зажим, огнетушитель, взрыватель) и многие другие.

"Именно собственно русские слова определяют специфику лексики русского национального языка, её потенциальные и реальные возможности, именно они служат главной базой и основным источником её развития, составляют основной номинативный, а также эмоционально-экспрессивный фонд русского литературного языка"

История русского народа характеризуется тесными хозяйственными и культурными связями с другими (чаще всего с соседними) народами. В результате этих связей в русском языке укрепилось значительное количество заимствованных слов.

Наиболее ранние заимствования восходят к скандинавским (шведскому и норвежскому) языкам, например сельдь, клеймо, кнут, ларь, пуд, якорь. Имеются древние финские заимствования: пурга, пельмени, тундра, морж, салака, сани.

В XI-XVII вв. из тюркских языков заимствованы названия предметов домашнего обихода, одежды, тканей, животных, термины торговли и военного дела: тулуп, сарафан, башмак, каблук, чулок, войлок, кумач, каракуль, амбар, сарай, балаган, чулан, очаг, лачуга, шалаш, таз, утюг, тюфяк, колчан, капкан, лошадь, табун, деньги, аршин, товар, камыш, караул, богатырь, карандаш, туман, алый, бурый, сундук, карман, чугун, башка, кавардак, алмаз, аркан, бирюк, изюм, кабан, казна, кайма, кандалы, кафтан, ковёр, колбаса, тюрьма, шалаш, шатёр, штаны, ямщик, ярлык и др.; часть этих слов, в свою очередь, восходит к арабским или персидским источникам

Большинство греческих слов вошло в русский язык в связи с принятием христианства: алтарь, архангел, патриарх, идол, сатана, канон, евангелие. Из греческого заимствовалась не только церковная, но и бытовая лексика: хлеб, блюдо, кукла, кровать, тетрадь, фонарь, корабль, парус, вишня, оладья. Следует иметь в виду, что подавляющее большинство русских личных крестильных имён также заимствованы из греческого (такие, как Александр, Алексей, Анатолий, Андрей, Аркадий, Василий, Влас, Геннадий, Георгий, Денис, Дмитрий, Евгений, Кирилл, Кузьма, Леонид, Лука, Макар, Никита, Николай, Пётр, Степан, Тимофей, Фёдор, Филипп; Анастасия, Варвара, Галина, Екатерина, Елена, Зоя, Ирина, Ксения, Пелагея, Прасковья, Софья, Татьяна и др.; через греческий в русский вошли и такие распространенные христианские имена древнееврейского происхождения, как Вениамин, Даниил, Иван, Илья, Матвей, Михаил, Наум, Осип, Семён, Яков; Анна, Елизавета, Мария, Марфа и др.

В эпоху Петра I в русский язык вошли многие немецкие слова, в том числе названия бытовых предметов, животных, растений (галстук, китель, футляр, штопор, крендель, лук, картофель, пудель, кухня), медицинские термины (лазарет, бинт, шрам), военные термины (солдат, офицер, юнкер, ефрейтор, лагерь, плац, фланг, штурм), термины ремёсел (верстак, стамеска, фуганок, шпунт, кран, кнопка), и другие слова(абзац, айсберг, биржа, бухгалтер, генерал, граф, егерь, зал, квартира, кино, клякса, курорт, кучер, лейтенант, мастер, мундир, мундштук, рубанок, слесарь, траур, фейерверк, фельдшер, цейтнот, цемент, шахта, шина, ширма, шлагбаум, шлейф, штаб, штат, эрзац.

В связи с развитием морского дела в этот же период в русский язык попали голландские слова: рейд, вымпел, рупор, яхта, шлюпка, шлюз, фрегат, крейсер, штурман, матрос, юнга, верфь, каюта, люк.

Начиная с XVI в. в русский язык проникают и отдельные английские слова, прежде всего связанные с морским делом. С XIX в. из английского в русский попадают спортивные, технические и политические термины, например вокзал, рельс, тоннель, экспресс, трамвай, трактор, комбайн, теннис, спорт, рекорд, старт, финиш, лидер, клуб, бифштекс, пудинг, пикник, пиджак, веранда, сквер, аврал, бар, бойкот, бокс, вокзал, клоун, клуб, ковбой, коктейль, лифт, митинг, ром, танк, трусы, фешенебельный, фольклор, футбол, хулиган, шорты, более новые — бизнес, бизнесмен, брифинг, демпинг, дефолт, джинсы, диспетчер, клиринг, комбайн, контейнер, компьютер, контент, лизинг, маркетинг, рейтинг, тренд, уик-энд, файл, холдинг и мн. др. Некоторые английские слова были заимствованы в русский язык дважды — например, старое ленч и современное ланч;новейшие английские заимствования нередко вытесняют более ранние заимствования из других европейских языков — например, новое англ. франчайзинг и старое франц. франшиза, новое англ. боулинг и старое нем. кегельбан в том же значении, новое англ. брокер и старое нем. маклер, новое англ. офис и старое нем. контора, новое англ. слоган и старое нем. лозунг, новое англ. лобстер и старое франц. омар, новое англ. хит и старое нем. шлягер, новое англ. прайс-лист и старое нем. прейскурант, новое англ. мейк-ап и старое франц. макияж и др.

В XIX в. в русский язык входят французские слова, среди которых бытовые (костюм, жилет, пальто, мебель, кабинет, салон, буфет, суп, бульон, компот, котлета), термины военного дела (гарнизон, мина, атака, батарея, блиндаж, авангард, флот, эскадра), политические термины (дебаты, парламент), термины искусства (сюжет, жанр, эскиз, актёр) и другие слова (абажур, аванс, альбом, актёр, барьер, бульвар, буржуазия, бюро, вуаль, гараж, дебют, дирижёр, досье, душ, жалюзи, журнал, канва, каприз, киоск, кошмар, кураж, магазин, макияж, машина, меню, негр, павильон, парашют, парк, пароль, партер, перрон, платформа, пляж, район, резина, рельеф, ремонт, ресторан, риск, роль, рояль, сезон, тираж, тротуар, трюк, фасон, фея, фойе, шанс, шарм, шинель, шоссе, шофёр и мн. др.)

Из итальянского языка в русский перешли прежде всего музыкальные термины (ария, соната, либретто, тенор, бас, виолончель, опера, пианино, сольфеджио, сопрано) и некоторые другие слова: баррикада, граната, казарма, макароны, вермишель, цистерна, газета, вилла, валюта, авизо, браво, казино, малярия, паста, паяц, сальдо, сальто, скерцо.

Испанских слов в русский язык вошло очень мало: гитара, серенада, томат, пастила и некоторые другие.

В разное время (в основном в XVII-XVIII вв.) в русский язык вошли слова из польского языка. Большей частью это бытовая лексика: коляска, карета, квартира, мещанин, гусар, писарь, полковник, забияка, зразы, булка, петрушка, повидло, пончик, каштан, фрукт, крыжовник, мешкать, клянчить, гарцевать, уважать, малевать, рисовать.

В новый период (с XVIII в.) заимствования поступают в основном из нидерландского (абрикос, адмирал, апельсин, боцман, брюки, дрейф, зонтик, зюйд, кабель, каюта, койка, кофе, матрос, парик, рейс, руль, рупор, трюм, фарватер, флейта, шлюз, яхта)

Латинские слова вошли в русский язык через старославянские книги и через европейские языки (французский, немецкий, польский). Многие латинизмы созданы в современной международной научной терминологии. Латинское происхождение имеют, например, такие слова, как университет, студент, доцент, коллоквиум, акцент, пунктуация, дефис, интонация, конституция, радиация и многие другие.

Ряд военных терминов заимствован из венгерского (гайдук, гусар, сабля), большое количество музыкальных, а также ряд финансовых, кулинарных и др.

В свою очередь, древних заимствований из русского немало в финно-угорских языках (например, в финском и карельском, мордовских, марийском и др.). Ряд русских слов (в том числе по происхождению заимствованных) стал интернационализмами, заимствованными уже из русского во многие языки мира (водка, дача, мамонт, матрёшка, перестройка, погром, самовар, спутник, степь, царь, тройка).

Большинство заимствованных слов давно освоено русским языком. Они даже не воспринимаются как имеющие иноязычное происхождение. Некоторые заимствованные слова обращают на себя внимание фонетическими или грамматическими особенностями.

Общеупотребительные заимствования в своём функционировании ничем не отличаются от исконно русских слов, книжные заимствования (например, научные или политические термины) известны не всем говорящим на русском языке. Круг знакомых заимствований, давно вошедших в язык, зависит от специальности и общей образованности человека.

Таким образом, словарный состав русского языка пополнялся на протяжении веков как путем образования новых слов на исконно русской основе, так и путем заимствования слов из других языков. Процесс развития словарного состава русского продолжается и в настоящее время.

Заключение

В данной работе приведены основные сведения о происхождении языка. Была предпринята попытка объединения данных о современных подходах по изучению теорий возникновения языка как средства коммуникации и применении этих подходов в объяснении множества вопросов о первобытном языке, интересующих людей в настоящее время. Были рассмотрены различные теории возникновения языка, берущие начало еще с древности. Мы не можем исследовать и проверить на практике первобытный язык, наши возможности ограничены лишь косвенными фактами. Таким образом, можно сделать вывод, что вопрос о происхождении языка является очень сложным, и решить его при помощи лишь языкознания нельзя. Языки, существующие сегодня на земле (даже самых примитивных по своей культуре народов) находятся уже на достаточно высоком уровне развития. Тогда как происхождение языка относится к эпохе с архаичными формами взаимоотношения людей. Возникновение первого языка отделяют от самой «глубинной» реконструкции значительно более протяженные периоды. Сегодня лингвистические методы позволяют проникнуть в глубину веков не более, чем на 10 тысяч лет. Поэтому, проанализировав ряд теорий происхождения языка, как философских, так и филологических, можно сделать вывод, что все они являются гипотетичными. Рассматривая вопрос о происхождении языка, не стоит его смешивать с вопросом о возникновении реально существующих языков. Это совершенно разные вопросы. Любой реально существующий или существовавший ранее и не существующий теперь, но засвидетельствованный в каких-либо записях язык должен быть понят в реальных фактах его существования (фонетики, грамматики, лексики и прежде всего через письмо), а «первобытный язык» — это область общих предположений и гипотез. В образовании отдельных языков важную роль играют процессы дивергенции и конвергенции, проявляющиеся в результате сближения и расхождения языков в процессе их развития. В результате сближения различных языков могут образовываться языки пиджин и креольские языки. Таким образом, процессы дивергенции и конвергенции объясняют существование огромного числа языков в современном мире. Однако не следует думать, что все они восходят к одному единственному языку древности. Надо полагать, что человеческий язык зародился не в одном месте и не в одном племени, а во многих местах и у многих человеческих сообществ.

На образование современного русского языка повлиял распад Киевского государства. На основе единого языка древнерусской народности возникли три самостоятельных языка: русский, украинский и белорусский. Немаловажна роль заимствований иностранных слов. Большинство заимствованных слов давно освоено русским языком. Они даже не воспринимаются как имеющие иноязычное происхождение. Пополнение словарного состава русского языка продолжается и в настоящее время при помощи образования новых слов и вливающихся в него иноязычных слов.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что тема происхождения языка является очень интересной для изучения. К сожалению, в настоящее время невозможно с точностью объяснить происхождение языка. Мы можем строить догадки, анализировать уже существующие теории и гипотезы, но выделить одну из них и доказать ее на практике нельзя. Вероятно, все они, дополняя друг друга, повлияли на такой сложный процесс как образование «первого» языка.

Список используемой литературы

.Головин Б.Н. Введение в языкознание. — М., 1983.- С. 155-163.

.Зенков Г.С. Сапожникова И.А. /Введение в языкознание/

.Кодухов В.И. Введение в языкознание

.Маслов Ю.С. /Введение в языкознание/. — 4-е изд., стер. — СПб: Филологический факультет СПбГУ; М.: Изд. Центр «Академия», 2005. — 304 с.

.Реформатский А.А. /Введение в языкознание/; Под ред. В.А. Виноградова. — 5-е изд., испр. — М.: Аспект Пресс, 2006. — 536.

.Хрестоматия по курсу /Введение в языкознание/, составители: А.В. Блинов, И.И. Богатырева, О.А. Волошина, В.П. Мурат. — М.: Академический Проект, 2005. — 560 с.

.Современный русский язык / Под ред. Л.А. Новикова. СПб., 2001, 249с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *