Проблема перевода окказионализмов В.В. Маяковского

Проблема перевода окказионализмов В.В. Маяковского

Введение

Общепризнано, что В.В. Маяковский является величайшим художником словесности и новатором поэзии. В своих сочинениях он смело ломает языковые границы, создавая свою собственную поэзию, свои рифмы и ритмы, свой язык. Раннее творчество Маяковского все острее наполняется проблемой создания иного поэтического мира. В статье «Как делать стихи?» поэт писал: «Новизна в поэтическом произведении обязательна. Материал слов, словесных сочетаний, попадающих поэту, должен быть переработан. Если для делания стиха пошел старый словесный лом, он должен быть в строгом соответствии с количеством нового материала. От количества и качества этого нового будет зависеть — годен ли будет такой сплав в употребление». Однако в то же время его средства выразительности делают его произведения трудно воспринимаемыми для многих, и тем более сложно понять его поэзию иностранным читателям. Перевод его стихов становится настоящей переводческой задачей, а неологизмы и окказионализмы, встречающиеся практически в каждой строке, являются переводческой проблемой, так как переводчики вряд ли смогут сразу найти эквиваленты в других языках, которые с точностью могли бы передать идею и замысел того или иного окказионализма. Сложность перевода окказионализмов также заключается в следующих признаках: 1) невоспроизводимость; 2) ненормативность; 3) одноразовость. Таким образом, чтобы перевести Маяковского, необходимо находить необычные решения и создавать неологизмы в языке перевода. Мы попытаемся увидеть, как различные переводчики воссоздавали настроение и значение окказионализмов на примере поэмы «Облако в штанах».

Предметом исследования являются способы образования авторских единиц и способы их перевода на английский язык.

Целью данной работы является исследование словообразовательной специфики окказиональных новообразований автора и проблем их трансляции на другие языки.

В соответствии с предложенной целью выделяются следующие задачи исследования:

. Раскрыть сущность, характерные особенности и свойства окказионального слова в его отношении к структуре языка, определить его статус в корпусе других новообразований, а также канонических слов.

. Изучить типологию окказионального словообразования и показать особенности функционирования авторских новообразований в художественном тексте.

. Провести сопоставительный анализ способов словообразования в английском и русском языках для выявления сходств и различий с точки зрения возможности образования новых лексем в анализируемых языках.

. Выявить окказиональные новообразования В. Маяковского в поэме «Облако в штанах».

. Классифицировать и описать основные способы словообразования окказиональной лексики В. Маяковского в поэме «Облако в штанах».

. Проанализировать способы перевода окказиональных новообразований В. Маяковского на английский язык, определив тем самым возможности и пределы межъязыковой трансляции окказиональных слов.

. Проследить, удается ли переводчикам адекватно воспроизвести идиостиль поэта.

Материалом исследования послужила поэма В. Маяковского «Облако в штанах», а также ее переводы на английский язык, выполненные Матвеем Янкелевичем, Андреем Кнеллером и Августом Янгом.

Для решения поставленных задач использовались следующие методы исследования: критический анализ научной литературы по изучаемой проблеме, метод сплошной выборки, морфемный и словообразовательный анализ, а также комплексный сопоставительный анализ лексических новообразований оригинала и их английских переводных соответствий.

Научная новизна исследования заключается в том, что лексические новообразования В. Маяковского впервые стали объектом исследования в аспекте перевода. В работе систематизируются все структурно-семантические типы выявленных окказионализмов.

Теоретическая значимость работы заключается в критическом системном анализе сложившихся подходов к изучению окказионального слова, его характерных особенностей и типов, а также разборе способов и моделей его образования. На основе проведенного сопоставительного анализа словообразовательных систем английского и русского языков, направленного на выявление сходства и различия потенциальных реализаций словообразовательных систем этих языков, были систематизированы способы словообразования окказионализмов В. Маяковского и исследованы возможности транслирования авторских новообразований на английский язык.

Гипотеза данного исследования заключается в предположении, что окказиональные новообразования, будучи авторскими, в то же время отражают возможности каждого конкретного языка, в силу чего далеко не всегда могут быть транслированы на другие языки с сохранением модели окказионализма текста оригинала.

1. Теория неологии и окказионального слова

Пристальное внимание к вопросам неологии — возникновению и функционированию новых слов — тесно связано с историей развития науки о языке. Первоначально изучение новообразований сводилось к составлению словарей неологизмов. Первым русским словарем неологизмов можно, вероятно, считать «Лексикон вокабулам новым по алфавиту». В этом рукописном словаре первой четверти XVIII в., составленном по указанию Петра I, содержится 503 заимствованных слова, обозначающих новые реалии и понятия петровской (отчасти допетровской) эпохи, среди которых такие сейчас прочно вошедшие в русский язык слова, как проблема, инструмент, карта и др. С тех пор наблюдается устойчивый интереслингвистов к вопросам, связанным с новыми словами.

В XX веке в связи с так называемым «неологическим бумом» этот интерес еще более усилился. В начале 70-х гг. XX в. почти одновременно вышли в свет близкие по характеру и объему неологические словари русского, английского и французского языков.

В настоящее время исследование новообразований ведется в разных направлениях: словообразовательном, лексикологическом, лексикографическом, стилистическом, социолингвистическом, психолингвистическом и других. Новообразования возникают непрерывно и поэтому вряд ли можно говорить о том, что они достаточно полно исследованы.

В течение второй половины XX века наметился поворот к исследованию авторского словотворчества. Индивидуальная речь, в частности, поэтическая, привлекает внимание лингвистов в связи с обилием употребляемых в ней авторских лексических новообразований, или окказиональных слов.

Окказиональное слово исследуется как разноплановое явление, которое, во-первых, связано с взаимодействием языка и речи. С одной стороны, окказиональное слово является продуктом речевой деятельности, с другой, именно языковая система позволяет создавать окказионализмы по определенным моделям и является тем контрастирующим фоном, на котором выделяется окказиональность.

Во-вторых, окказиональное слово представляет собой важное стилеобразующее средство в системе поэтического языка.

В-третьих, интерес к окказиональному слову связан с общей тенденцией перехода к антропологической парадигме. В настоящее время внимание гуманитарных наук (в том числе и лингвистики) направлено на языковую личность. По словам Ю.Н. Караулова, «за каждым текстом стоит языковая личность, владеющая системой языка». Окказиональное слово, с этой точки зрения, представляет интерес как отражение внутреннего мира языковой личности.

Постоянные изменения в языковой системе влекут за собой необходимость исследовать язык во временном разрезе современной эпохи, отделить живые процессы от окаменелых форм, продуктивные системы от «лингвистической пыли», а также усмотреть не только сформировавшиеся законы, но и намечающиеся тенденции. С этой точки зрения лексический пласт языка особенно интересен, поскольку является достаточно динамичной системой. Слова, как известно, умирают, изменяют свои значения и рождаются. Новые лексемы часто появляются под пером мастеров слова. На современном этапе развития языкознания, в связи с установившимся антропоцентрическим подходом, изучение вопросов языкового варьирования, лингвокреативной деятельности языковой личности и словотворчества заслуживает все большего внимания исследователей.

Широкое систематическое изучение окказиональных слов началось сравнительно недавно, при этом проблемы окказиональности становились объектом исследований таких выдающихся отечественных лингвистов, как Н.И. Фельдман, Г.О. Винокур, А.И. Смирницкий, Е.А. Земская, Э. Ханпира, В.В. Лопатин, А.Г. Лыков, И.С. Улуханов, Н.А. Янко-Трииицкая и др. Но несмотря на значительное количество работ, посвященных анализу окказионального словообразования, семантизация окказионального слова и его функционирование в художественном тексте являются недостаточно изученными. Окказиональные новообразования возникают непрерывно, и поэтому вряд ли можно говорить о том, что они достаточно полно исследованы. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев анализ авторских новообразований ограничивался рассмотрением их возникновения в рамках одного языка, а возможности сохранения особенностей таких феноменов в переводе изучались достаточно редко. Между тем исследование словообразовательной структуры окказионализмов приобретает особое значение именно при их переводе на другие языки, поскольку раскрытие коннотативных значений и сохранение их в тексте перевода способствует воссозданию авторской прагматики, позволяет вскрыть творческие возможности различных языков и отследить удачные находки переводчиков.

Окказиональные слова интересны своей оригинальностью, яркостью и образностью, они способны передать те оттенки значения, которые каноническое слово отразить не может. Употребление окказионального слова всегда преследует определенные цели, особенно в поэтических текстах, где необыкновенно важно не только то, что говорит автор, но и то, как он говорит.

В силу своей индивидуально-авторской принадлежности окказионализмы не имеют и не могут иметь «готовых» соответствий в другом языке. Для теории перевода окказиональное слово представляет интерес именно потому, что требует от переводчика определенных когнитивных усилий и нестандартного переводческого решения.

Владимир Владимирович Маяковский в ранний период своего творчества активно использовал в текстах окказионализмы. Отчасти это явилось следствием принадлежности к литературному течению футуризм, с другой стороны, безусловно, было отличительной чертой индивидуального стиля поэта.

С точки зрения перевода окказионализмы относятся к безэквивалентным языковым единицам и являются сложными для перевода словами. Трудности перевода окказионализмов на английский язык обусловлены особенностями окказиональных слов и различиями в системах языка оригинала и языка перевода.

К особенностям окказиональных слов относятся: 1) наличие множества значений и многообразие смыслов; 2) важность наличия фоновых знаний для правильной интерпретации; 3) наличие стилистической функции; 4) конкретизация значений через контекст.

К сложностям, связанным с различиями в системах языка оригинала и языка перевода относятся: 1) различие систем словообразования русского и английского языков; 2) неравнозначность одинаковых словообразовательных моделей в языке оригинала и в языке перевода.

Рассмотрим признаки, характерные для окказионализмов:

. Принадлежность к речи — наиболее важный признак окказиональных слов. В окказионализмах содержится противоречие между фактом речи и нормой языка. Они выражают в особых языковых формах предельную конкретность соответствующих ситуаций. Факт создания и употребления окказионализмов — это факт речи, а не языка.

. Творимость окказионализмов. Под воспроизводимостью понимается функциональная повторяемость слова в готовом виде. Так как окказионализмы явление речевое, то они не воспроизводятся, а творятся заново всякий раз для каждого конкретного случая их употребления. Окказионализмы не воспроизводятся, а повторяются, цитируются с определенной целью, например, при чтении какого-либо произведения, содержащего окказионализмы.

. Ненормативность — характерная особенность окказиональных слов. Окказиональные слова — мотивированно неправильные слова — являются одним из проявлений поэтической речи (в самом широком смысле). Создание окказионализмов — это сознательное отклонение от нормы и, если оно достаточно осознается, обязательно несет в себе дополнительную информацию, т.е. выступает как образное средство, как средство показа какой-либо характеристики речевой, социальной, диалектной, профессиональной, возрастной и т.д.

. Важнейшим свойством окказионализмов является их одноразовость. Это свойство выражается в том, что окказионализмы создаются для того, чтобы употребить в речи всего один раз. Окказиональные слова передают особенность ситуации, ее предельную конкретность, которую не может выразить узуальное слово.

. Под экспрессивностью понимают выразительные качества речи, отличающие ее от обычной (стилистически нейтральной) и придающие ей образность и эмоциональную окрашенность. Обязательная экспрессивность — характерная черта окказиональных слов.

. Еще один важный признак окказиональных слов — их принадлежность к определенному лицу. Для окказионализма его авторская принадлежность является принципиальным условием пребывания в окказиональном статусе.

. Словообразовательная производность. Окказиональное слово представляет собой результат относительно свободной комбинации, по крайней мере, двух словообразующих морфем, что неизбежно ведет к производности окказионального слова.

. Номинативная факультативность. Это признак, указывающий на характер номинации окказионального слова в отличие от номинации канонического слова Окказиональное слово не является необходимым фактом с точки зрения номинации в указанном выше смысле, так как за таким словом в языковой классификации неязыкового мира действительности с обязательностью не закреплен ни один из её «кусочков». Именно поэтому индивидуальные новообразования в огромном своём большинстве так и остаются в самой периферийной сфере речи.

. Синхронно-диахронная диффузность. Сущность её заключается в местонахождении окказионального слова в точке пересечения синхронной и диахронной осей координат языковой системы. Следовательно, окказионализм является живым воплощением связи между синхронией и диахронией. Подлинная жизнь окказионализма в речи — это его одномоментность, его одновременное рождение и употребление как единственная форма его функционального существования. Окказионализмы и синхронны, и диахронны. Синхронны потому, что, подобно каноническим словам в их системном отношении друг к другу, окказионализмы ассоциативно связаны с ними словообразовательными, семантическими, грамматическими и другими отношениями и потому-то в речи, в самом процессе общения, творятся из уже существующих морфем и понимаются носителями языка. Диахронны потому, что окказионализмы, будучи фактами чисто речевыми и невоспроизводимыми, в самих актах своего рождения включаются в линейную цепочку временной последовательности других речевых актов — актов, протяженных во времени.
Таким образом, окказиональное слово это речевая экспрессивная единица, обладающая свойством невоспроизводимости, ненормативности и функциональной одноразовости.

2. Поэма Маяковского «Облако в штанах» в переводе на английский язык

2.1 Маяковский в переводе

При переводе нельзя не учитывать коренное различие стихотворных традиций в России и в англоязычных культурах: русских стих на протяжении двадцатого века сохранял и развивал традиционные ритмометрические каноны мерности, пройдя путь от простейших метрических схем до акцентного стиха. В течение того же века в Англии и, особенно, в США развивался и утверждался преимущественно свободный стих, верлибр, в котором разговорная интонация прозы сочетается с разбиением предложения на стихотворные строки. Когда большинство поэтов пишет свободным стихом и читательские вкусы воспитываются именно этими формами, классическая (традиционная) версификация воспринимается как нечто маргинальное и, используемая при переводе, сопровождается безусловными информационными потерями.

Исторический опыт поэтического перевода, как и теоретический анализ, показывает, что при всяком, даже самом тщательном переводе неизбежны потери информации, поэтому на практике переводчику приходится жертвовать в пользу возможного и воспринимаемого.

Маяковского начали переводить, когда он был еще живой — на английский, немецкий, французский языки. Западная литература и критика всегда интересовалась творчеством поэта, еще и при его жизни. Его пророчили в родоначальники авангарда. Критики признавали Маяковского как человека, сродного, не смотря на советскую номенклатуру, западной культуре. Передавая его творчество, они старались сосредотачивать свое внимание именно на этой его черте. Больше всего это проявилось в Польше и во Франции. В 60 годы были сделаны интересные постановки пьесы «Клоп». В образе клопа у поэта выступал никчемный человек, который был никому не нужен. На Западе, клопа представили как несчастного человека, который подвергался гонениям тоталитарной системы. В советской печати это вызвало огромную волну возмущения.

Наиболее известными переводами поэмы «Облако в штанах» являются работы Хейворда и Рейви (1960), а также Перельмана и Льюиса (1974). Однако, по мнению одного современного переводчика Августа Янга, их переводы «несовременны», и он предлагает свою собственную версию. Как он пишет в своем комментарии к переводу, он «предпринял попытку реинкарнации поэмы В. Маяковского «Облако в штанах» для нового века». Также данной поэмой занимались многие выходцы из Советского Союза, эмигрировавшие в США. Это, например, Андрей Кнеллер и Матвей Янкелевич.

Андрей Кнеллер родился в Москве. Когда ему было десять лет, его семья переехала в Соединенные Штаты Америки, чтобы начать новую жизнь. Благодаря усиленной учебе и труду Кнеллер быстро выучил английский язык. Кнеллер начал писать стихи, когда ему было всего тринадцать лет, и с тех пор он написал сотни стихотворений. Свободно владея английским и русским языками, он начал переводить произведения таких русских поэтов, как Владимир Маяковский, Александр Пушкин, Борис Пастернак, Владимир Высоцкий и многих других. В настоящее время Андрей Кнеллер учится в университете Брэндис в городе Бостон.

Матвей Янкелевич тоже родился в Москве, но живет в Нью-Йорке. Кроме поэзии и поэтических переводов он занимается издательской деятельностью.

Янкелевич и Кнеллер хорошо знакомы с русским языком и русской литературой, и способны максимально понять замысел автора и значение окказионализмов. В этом плане у них есть в своем роде преимущество перед англоязычным переводчиком — Августом Янгом, чей перевод довольно сильно отличается даже по структуре. Читая его перевод, мы сразу замечаем, что он, в отличие от Кнеллера и Янкелевича, пренебрегает одной из особенностей творчества Маяковского — его «лесенкой» характерной для его поэзии. Янг использует структуру стихотворений, характерную для классической американской поэзии, и лишь изредка разделяет строки «лесенкой». Это в каком-то роде лишает поэму визуальной выразительности.

2.2 Окказионализмы В.В. Маяковского

По мнению Гаспарова, языковой образ говорящего в стихах Маяковского целиком строится как образ площадного митингового оратора, из которого могут быть выведены все черты поэтики Маяковского: акцентный стих, так называемая левизна рифмы (рифма, сдвинутая внутри строфы), активное использование просторечной и сниженной лексики и, конечно, нововыдуманные слова, неправильные склонения и спряжения, рваные фразы.

Первоначальное название поэмы — «Тринадцатый апостол» — было заменено цензурой. Маяковский рассказывал: «Когда я пришел с этим произведением в цензуру, то меня спросили: «Что вы, на каторгу захотели?» Я сказал, что ни в каком случае, что это ни в коем случае меня не устраивает. Тогда мне вычеркнули шесть страниц, в том числе и заглавие. Это — вопрос о том, откуда взялось заглавие. Меня спросили — как я могу соединить лирику и большую грубость. Тогда я сказал: «Хорошо, я буду, если хотите, как бешеный, если хотите, буду самым нежным, не мужчина, а облако в штанах»».

Первое издание поэмы (1915) содержало большое количество цензурных купюр. Полностью, без купюр поэма вышла в начале 1918 года в Москве с предисловием В. Маяковского: « «Облако в штанах»… считаю катехизисом сегодняшнего искусства: «Долой вашу любовь!», «Долой ваше искусство!», «Долой ваш строй!», «Долой вашу религию» — четыре крика четырех частей». Все это воплотилось в новаторском характере идиостиля Маяковского (т.е. на уровне эстетики). Отсюда лесенка, отсутствие метра и новаторство в языке. Такой переход позволит Вам плавно подойти к самим окказионализмам.

Словотворчество В.В. Маяковского не раз становилось предметом исследований таких русских лингвистов и литераторов, как Григорий Осипович Винокур в его книге «Маяковский — новатор языка», Михаил Леонович Гаспаров в книге «Владимир Маяковский. Опыты описания идиостилей».

Далее обратимся к классификации окказионализмов В. Маяковского на основе частей речи, предлагаемой выдающимся исследователем русского языка, русского стихосложения и в частности поэзии Маяковского М.Л. Гаспаровым.

Неологизмы-существительные — увеличительные и уменьшительные, часто в рассчитанном контрасте: я думал, ты — всесильный божище, а ты недоучка, крохотный божик; Круппы и Круппики. Отглагольные существительные с нулевым суффиксом: грозящих бровей морщь; в плаче и всхлипе; (вместо: наморщиванье, всхлипыванье). Особую группу, характерную только для «Облака в штанах», составляют субстантивации прилагательных и наречий. Субстантивации прилагательных знакомы русской поэтической традиции («невыразимое» у Жуковского и т.п.), но здесь они применяются к более «земным» образам: звон свой спрятать в мягкое, в женское; тучи и облачное прочее подняло на небе качку. субстантивация наречий звучит гораздо непривычнее: в светлое весело грязных кулачищ замах; закисшие в блохастом грязненьке.

Неологизмы-прилагательные — небье лицо; слоновий клык; детвориный плачик; Вместо «человеческий» Маяковский настойчиво пишет: человечий (в человечьем месиве; настоящий, мудрый, человечий ленинский огромный лоб), это не неологизм, но тоже создает иллюзию притяжательности. Предметность мира об этого как бы оживает.

Другая заметная группа неологизмов-прилагательных (около трети их количества) — сложносоставные: от сочетаний существительных с числительными (стоглазое зарево; класс миллионоглавый; Ильич семнадцатигодовый), с прилагательными (потноживотные женщины), с существительными (слова проклятья громоустого; крикогубый Заратустра; задолицая полиция; заступник солнцелицый, — первые два эпитета метонимичны, последние два метафоричны). Чтобы этот легкий прием стал ощутимее, деформируется соединительный шов: в четыре-этажных зобах; в сорокгодовой таске (оба случай — в «Облаке»). Ни на образ мира, ни на образ автора этот тип, кажется, не работает: только на образ языка.

Среди неологизмов-глаголов четко различаются две группы: приставочные образования, в подавляющем большинстве отглагольные, и бесприставочные, от других частей речи. Приставочные — выстонать, выпеть, выплясать, вымолиться, т.д.

Бесприставочные глаголы-неологизмы преимущественно образованы от существительных: ночь по комнате тинится; мысли морщинят кожей; город глыбил пуза касс; капитал рос и креп, штыками иглясь. Они, понятным образом, работают на предметность образа мира.

2.3 Окказионализмы Маяковского в переводе на английский язык

Обратимся к анализу перевода некоторых авторских окказионализмов. В строфе

«Вот и вечер «Then the evening

в ночную жутьturned its back on the windows

ушел от окон,and plunged into grim night,

хмурый,scowling

декабрый»Decemberish»

А в этом отрывке:

«Будет любовь или нет?

Какая —

большая или крошечная?

Откуда большая у тела такого:

должно быть, маленький,

смирный любёночек.

Она шарахается автомобильных гудков.

Любит звоночки коночек.»

«And what kind of love:or minute?could a body like this have a big love?should be teeny-weeny,

humble, little love;

a love that shies at the hooting of cars,

that adores the bells of horse-trams.»

Наибольшие сложности у переводчика вызвали окказионализмы «любеночек» и «коночки». Даже нам, носителям русского языка, сложно определить семантику слова «любёночек», а ведь переводчику нужно передать еще и фонетический посыл автора. В вариантах практически всех взятых переводчиков этот окказионализм передается как «little love». Но это не является словотворчеством в английском языке, то есть новизна не передана. На мой взгляд, здесь переводчики могли бы использовать тот же вид словообразования, к которому прибегал сам Маяковский — аффиксация. И русском и в английском языках уменьшительно-ласкательные суффиксы обладают хорошей производимостью. Такие английские суффиксы как — y-, — ette-, могли бы полностью передать семантически замысел автора и принес бы новизну в строфу: «lovy», «lovette». Таким же образом переводчики «обошлись» с окказионализмом Маяковского «коночки», обозначающим конную повозку, то есть использовали объяснительный перевод: «horse-trams» (А. Кнеллер, М. Янкелевич), «tram» (А. Янг), который также не может полностью передать замысел автора, хотя по аналогии с предыдущим примером можно создать окказионализм в английском языке с помощью уменьшительно-ласкательных суффиксов — y-, — ette- : «trammy», «trammette», тем более что у Маяковского эти окказионализмы, находясь рядом и имея одинаковый способ образования создавали особый фонетический эффект благодаря повторению суффикса.

Перевод окказионализмов-глаголов также вызвал у переводчиков некоторые трудности. Например, рассмотрим глаголы «свылись», «загромадили». Основной способ словообразования — приставочный, который несет в себе семантику начала действия, а фонетически создает коннотацию тяжести. В английских переводах мы такого не видим. Переводчики не используют каких-либо словообразовательных моделей, переводя лишь семантическое значение: «hole», «pile», «cluster». Иначе дело обстоит с окказиональным глаголом «заляскали». Его перевели по-разному: «bang» (А. Кнеллер), «bang-ta-ra-bang» (М. Янкелевич), «rattle» (А. Янг). Во всех вариантах переданы лексическое и фонетическое значение, однако новизна передана лишь у Янкелевича, ведь он сумел создать что-то среднее между фонетическим окказионализмом и ономатопеей.

Интересным для рассмотрения также является окказионализм-прилагательное «наслезненные». Всем переводчикам удалось передать лексическое значение, т.е. полные слез: «barrels of tears» (А. Кнеллер), «watery» (М. Янкелевич), «tears from my eyes» (А. Янг), но лишь Янкелевичу удалось передать новизну, т.к. он использовал аффиксальный способ словообразования, как и Маяковский.

Рассмотрев и исследовав примеры перевода окказионализмов Маяковского с русского на английский язык, можно сделать следующие выводы:

) переводчикам не совсем точно удалось передать специфику словотворчества Маяковского;

) при переводе окказионализмов использовались либо способы объяснения, либо подбор подходящего понятия в английском языке, но гораздо реже переводчики пытались передать новизну лексики оригинала;

) многие переведенные слова не содержали ту особую экспрессию, переданную Маяковским.

Заключение

«Поэзия, — отмечал Белинский, есть высший род искусства. Всякое другое искусство более или менее степенно и ограниченно в своей творческой деятельности тем материалом, по средствам которого оно проявляется… Поэзия выражается в свободном человеческом слове, которое и есть язык, и картина, и определенное, ясно выговоренное представление. Поэтому поэзия заключает в себе все элементы других средств, как бы пользуется вдруг и нераздельно всеми средствами, которые даны порознь каждому из прочих искусств».

Используя различные стилистические и лексические средства, писатели и поэты украшают язык, изобретают новые слова и понятия, придавая речи особый колорит. Безусловно Маяковского можно назвать гением словообразования. Никто как он не мог выразить свою боль и свои чувства через слово. Им было создано много неологизмов и окказионализмов, которые в современном разговорном языке и не употребляются, но они воскрешаются при перелистывании его произведений, и снова, и снова нас удивляют.

В ходе исследования мы определили, что окказионализмы можно переводить на иностранный язык следующими способами:

калькированием.

объяснением или пояснением контекста.

описанием.

Перевод окказионализмов вызывает трудности по следующим причинам:

) отсутствие аналогичных слов в переводимом языке;

) отставание словаря — любой словарь остается в области регистрации новых слов на несколько лет, а новые слова появляются практически каждый день;

) из-за малого распространения словарей неологизмов, переводчикам приходится делать трудоемкую работу при подборе соответствующих определений.

При анализе перевода поэмы В.В. Маяковского «Облако в штанах» мы пришли к следующим выводам:

окказионализмы Маяковского переведены на английский язык при помощи объяснения и калькирования, но эти способы все равно не совсем точно передали выразительность неологизмов автора.

при переводе некоторых слов использовался способ описания соответствующих слов, и они также не показали достаточной эмоциональной окраски, придаваемой автором.

маяковский перевод поэма английский

Список литературы

1.В.В. Маяковский, сочинения в двух томах. Москва, издательство «Правда», 1987/8 г.

2.Гак В.Г. О современной французской неологии // Новые слова и словари новых слов. — Л., 1978

.Земская Е.А. Заметки по современному русскому словообразованию // Вопросы языкознания. 1965. №3.

.Намитокова Р.Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. — Ростов, 1986

.Сахарный Л.В. Психолингвистические аспекты теории словообразования. — Л., 1985.

.Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. — М., 1987.

.Соссюр Ф. Курс общей лингвистики // Ф. де Соссюр. Труды по языкознанию. — М., 1977.

.Якобсон Р.О. В поисках сущности языка // Семиотика. — М., 1983.

.Винокур Г.О. Маяковский — новатор языка. — М.: Сов. писатель, 1943. — 136 с.

.Гаспаров М.Л. Владимир Маяковский // Очерки истории языка русской поэзии ХХ века: Опыты описания идиостилей. — М., 1995. — С. 363-395.

.Маяковский В.В. Стихотворения. Поэмы. — М., 1973

.Белинский В.Г. Собрание сочинений: в 9 т. — М.: Художественная литература, 1976-1982.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *