Готовый диплом Уголовная ответственность за незаконную охоту

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

(наименование выпускающей кафедры)

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Студента

(фамилия, имя, отчество)

отделение факультет

на тему: Уголовная ответственность за незаконную охоту

Руководитель:

(ученая степень, звание, Ф.И.О.)

(подпись, фамилия)

«Допустить к защите»

Заведующий кафедрой:

(подпись)

« » 20 г.

Москва 2017 г.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

(наименование выпускающей кафедры)

УТВЕРЖДАЮ

Заведующий кафедрой

/

(подпись, И. О. Фамилия)

________

(дата)

ЗАДАНИЕ

на выпускную квалификационную работу студенту

(фамилия, имя, отчество)

Тема работы: Уголовная ответственность за незаконную охоту

утверждена приказом ректора института № ____ от _____________________

Целевая установка: уголовно-правовой анализ незаконной охоты, ее квалифицирующих признаков и проблем при квалификации.

Вопросы, подлежащие разработке (исследованию):

  1. Понятие и история правового регулирования уголовной ответственности за незаконную охоту
  2. Уголовно-правовой анализ незаконной охоты
  3. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений, проблемы квалификации незаконной охоты

Основная литература: Гаевская Е.А. Уголовно-правовая охрана животного мира. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2012, Данина Е.А., Отто О.В. Незаконная охота как вид экологических преступлений // Труды молодых ученых Алтайского государственного университета. — 2013. — № 10, Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. – М.: Проспект, 2014, Кипшидзе А.В. Ответственность за незаконную охоту // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности Сборник статей Международной научно-практической конференции. — 2016. — № 1, Молчанов Б.А., Гартфельд А.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту в российском законодательстве ХVIII — ХIХ век // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства Сборник материалов 3-й международной научно-практической конференции. — 2015. — № 1, Терешкин И.И. Уголовно-правовые аспекты ответственности за незаконную охоту // Законность. — 2014. — № 7 (957).

Срок представления работы

Дата выдачи задания

Руководитель:

(ученая степень, звание, подпись, фамилия)

Задание получил:

(дата, подпись, фамилия студента)

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

УТВЕРЖДАЮ

Руководитель выпускной квалификационной работы

/

(подпись, И. О. Фамилия)

________

(дата)

ГРАФИК

подготовки и оформления выпускной квалификационной работы

на тему: Уголовная ответственность за незаконную охоту

студента курса

(фамилия, имя, отчество)

факультет

Выполняемые работы и мероприятия

Сроки
выполнения

Отметка
о выполнении и решение
руководителя

1

Выбор темы и согласование ее с руководителем

2

Подбор литературы, ее изучение и обработка.
Составление предварительной библиографии

3

Составление плана выпускной квалификационной работы и согласование его с руководителем

4

Разработка и представление на проверку первой части (главы) работы

5

Разработка и представление на проверку второй части (главы) работы

6

Разработка и представление на проверку третьей части (главы) работы

7

Подготовка и согласование с руководителем
основных выводов и предложений

8

Ознакомление с отзывом

9

Ознакомление с рецензией

10

Завершение подготовки к защите
с учетом отзыва и рецензии

11

Представление окончательной редакции работы заведующему выпускающей кафедрой

12

Предварительная защита

(подпись студента)

« » 20 г.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА

УТВЕРЖДАЮ

Руководитель выпускной квалификационной работы

/

(подпись, И. О. Фамилия)

(дата)

ПЛАН

выпускной квалификационной работы на тему: Уголовная ответственность за незаконную охоту

студента курса

(фамилия, имя, отчество)

факультет

Введение

Глава 1. Понятие и история правового регулирования уголовной ответственности за незаконную охоту

1.1. История развития законодательства об уголовной ответственности за незаконную охоту

1.2. Понятие незаконной охоты в законодательстве Российской Федерации

1.3. Незаконная охота в уголовном законодательстве зарубежных стран

Глава 2. Уголовно-правовой анализ незаконной охоты

2.1. Объект и объективная сторона незаконной охоты

2.2. Субъект и субъективная сторона незаконной охоты

2.3. Квалифицирующие признаки незаконной охоты

Глава 3. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений, проблемы квалификации незаконной охоты

3.1. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений

3.2. Проблемы квалификации незаконной охоты

Заключение

Список использованных источников и литературы

(подпись студента)

« ____ » _________________ 20 ___ г.

Оглавление

Введение…………………………………………………………………………….3

Глава 1. Понятие и история правового регулирования уголовной ответственности за незаконную охоту………………………………………….7

1.1. История развития законодательства об уголовной ответственности за незаконную охоту…………………………………………………………………..7

1.2. Понятие незаконной охоты в законодательстве Российской Федерации….13

1.3. Незаконная охота в уголовном законодательстве зарубежных стран…….22

Глава 2. Уголовно-правовой анализ незаконной охоты…………………..29

2.1. Объект и объективная сторона незаконной охоты…………………………29

2.2. Субъект и субъективная сторона незаконной охоты………………………35

2.3. Квалифицирующие признаки незаконной охоты………………………….42

Глава 3. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений, проблемы квалификации незаконной охоты……………………………………………..48

3.1. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений……………………………………………48

3.2. Проблемы квалификации незаконной охоты………………………………59

Заключение………………………………………………………………………..68

Список использованных источников и литературы………………………..73

Приложение……………………………………………………………………….80

Введение

Актуальность темы работы. Преступления, которые связаны с охотой, пожалуй, можно признать одним из первых видов преступлений, которые начали совершаться людьми. В связи с этим люди пытались защитить свои охотничьи ресурсы от правонарушений. Огромным достижением действующего уголовного законодательства в сфере охраны природной среды можно считать выделение в Уголовном кодексе РФ 1996 года отдельной главы, в которой были предусмотрены экологические преступления. При конструировании норм уголовного законодательства в главе 26 Уголовного кодекса РФ[1], экологический ущерб уже принимается во внимание наряду с материальным ущербом от преступления.

В условиях рыночной экономики усилилась тенденция роста преступности против окружающей среды. Господство концепции приоритета экономических интересов над экологическими интересами стало приводить к тому, что в социальном сознании сформировалось мнение о неисчерпаемости природных ресурсов, а на уровне индивидуального сознания сформировалось безразличие к судьбе природы, к ее состоянию и наносимому ей ущербу. Следствием всего этого стало кризисное состояние природной среды, в частности, в сфере охраны животного мира.

Общественная опасность такого общественного деяния как незаконная охота заключается в том, что некоторые представители фауны поставлены под угрозу вымирания. Незаконная охота во многом способствует массовому уничтожению зверей и птиц, которые даже уже занесены в Красную книгу и находятся под угрозой окончательного вымирания. Эгоистичные и корыстные мотивы граждан приводят к губительным последствиям, которые отражаются не только на состоянии природной среды, но также и на состоянии всего человеческого социума. Истребление животного мира в настоящее время является огромной проблемой.

Во многих регионах Российской Федерации вследствие массового истребления природных ресурсов сложилось просто катастрофическое положение с охраной животных. В последние несколько лет резко возросли объемы незаконной охоты, которая все больше приобретает характер незаконного промысла, а любительская и промысловая охота на диких птиц и животных выходят из-под контроля.

Массовость стихийного коммерческого использования биологических ресурсов, существенный спрос на продукцию охоты поставили под угрозу исчезновения редкие виды диких птиц и зверей, а также способствуют широкому распространению браконьерства.

По данным статистики МВД России, количество случаев незаконной охоты с каждый годом растет. Так, в 2014 году их было зарегистрировано 793, в 2015 году их количество составило 1295, а в 2016 году – 1732[2].

Необходимость исследования особенностей уголовной ответственности за незаконную охоту также предопределена недостаточной теоретической разработкой, негативными тенденциями роста этого вида преступления, а также пробелами в законодательстве, низким уровнем уголовно-правовой защиты животного мира в России. Уголовное законодательство в настоящее время не дает возможности вести активную борьбу с проявлениями этого вида преступления. Конструкция уголовно-правовой нормы, которая предусматривает ответственность за незаконную охоту, является криминологически необоснованной, нет четкого критерия разграничения рассматриваемого преступления с административными правонарушениями. Кроме того, недостаточно дифференцирована ответственность за квалифицированные виды рассматриваемого преступления, особенно за совершение незаконной охоты организованной группой либо преступным сообществом.

Решение указанных и иных вопросов, которые возникают в процессе применения статьи 258 Уголовного кодекса РФ, обуславливают актуальность темы исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Изучением данной темы занималось довольно много исследователей, среди которых можно выделить таких ученых, как Е.А. Гаевская, А.А. Гартфельд, Е.А. Данина, Г.А. Есаков, А.В. Кипшидзе, Н.Е. Крылова, Б.А. Молчанов, О.В. Отто, А.В. Серебренникова, И.И. Терешкин и других[3].

Объектом исследования в данной выпускной квалификационной работе являются общественные отношения, которые связаны с нарушением правил охоты, установленных в статье 258 Уголовного кодекса РФ.

Предметом исследования являются нормы уголовного законодательства Российской Федерации, которые устанавливают ответственность за незаконную охоту.

Цель исследования – уголовно-правовой анализ незаконной охоты, ее квалифицирующих признаков и проблем при квалификации.

На основании данной цели можно сформулировать следующие задачи написания выпускной квалификационной работы:

— рассмотреть историю развития законодательства об уголовной ответственности за незаконную охоту;

— изучить понятие незаконной охоты в законодательстве Российской Федерации;

— уяснить особенности уголовной ответственности за незаконную охоту в зарубежных странах;

— рассмотреть объективные признаки незаконной охоты;

— проанализировать субъективные признаки незаконной охоты;

— выявить квалифицирующие признаки незаконной охоты;

— отграничить незаконную охоту от смежных составов преступлений и административных правонарушений;

— выявить проблемы квалификации незаконной охоты.

Методы исследования. Методологической основой исследования явились: общефилософские и частно-научные методы познания, системный подход, аналитический, синтетический, синтаксический методы.

Теоретическая значимость исследования. Основные положения данного исследования могут быть использованы для дальнейшей разработки и совершенствования теоретических положений об уголовной ответственности за незаконную охоту.

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования полученных в ходе исследования выводов и сфере борьбы с незаконной охотой в рамках уголовного права.

Структура исследования. Структура выпускной квалификационной работы обуславливается целью и задачами ее написания. Работа включает в себя введение, три главы, каждая из которых разделена на отдельные параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы и приложения.

Глава 1. Понятие и история правового регулирования уголовной ответственности за незаконную охоту

1.1. История развития законодательства об уголовной ответственности за незаконную охоту

Охота в качестве вида человеческой деятельности, возникла и развивалась вместе с самим человеком. В первобытном обществе охота являлась промыслом, который был доступен для каждого, и зачастую являлась одним из главных средств существования для целых племен. На данном этапе развития человечества охота ничем не была ограничена, если не иметь в виду сложившиеся обычаи, которые, впоследствии, и легли в основу права.

Во времена правления Ивана Грозного проводились мероприятия, которые были направлены на охрану рек, лесов и пушных зверей. Строго охранялась монополия государства на поставки на рынок шкур соболя. Иваном Грозным был введен самый суровый вид казни – смертная казнь – за нарушение норм об охране заповедных лесов, пушных зверей.

Законодательные акты России в средние века предусматривали ссылку и телесные наказания для браконьеров. К примеру, Соборное Уложение 1649 года предусматривало за ловлю бобра и выдры наказание батогами, а в случае повторной поимки виновного били кнутом.

Во времена царствования Петра I было подписано более 200 указов и других документов, которые были связаны с охраной природы. Петр I не любил охоты, однако указы в отношении данного «развлечения» и промысла при нем активно издавались. В 1698 году был издан указ о запрете охоты в окрестностях Москвы.

Во времена правления Петра в сфере природопользования и охраны природы были достигнуты существенные результаты, в том числе, была запрещена либо существенно ограничена охота на птиц и лосей, были введены жесткие сроки охоты. За нарушение установленных правил применялись огромные штрафы[4].

Таким образом, период от Петра до Правил охоты 1892 года характеризуется существенным ужесточением мер в отношении охраны фауны.

Первоначально срок охоты на лосей ограничивался, затем отстрел молодых лосей был полностью запрещен повсеместно. Начиная с 1740 года, охота на лосей была запрещена на территории всей России.

После прихода к власти Елизаветы Петровны, императрица повелела строго выполнять все начинания ее отца, заявив о возобновлении прежде выданных документов. Подтверждались старые и были введены новые запреты на охоту.

В законе о времени охоты 1773 года были установлены сроки охоты на дичь. С первого марта до Петрова дня никому и нигде во всем государстве дверей и птиц, (кроме хищных, из зверей – волков, медведей и лисиц, а из птиц – ястребов, коршунов, галок, ворон, воробьев и так далее), как цевками, тенетами, петлями, кляпами, никакими тому подобными инструментами не ловить, с собаками не ездить и не стрелять. Данное правило действовало в течение 150 лет[5].

Следующим историческим этапом в процессе формирования уголовной ответственности за незаконную охоту следует считать принятие Уложения о наказаниях уголовных и исправительных в 1848 году. В данном акте существенный акцент был сделан именно на ответственности за посягательство на живую природу.

Соответственно часть указанных норм была заключена в главе «О нарушении постановлений для обеспечения народного продовольствия» и предусматривала уголовную ответственность за «излишнее и безвременное истребление служащим в пищу рыбы и диких животных». Преступными действиями, в частности, считались незаконная ловля рыбы, непринятие должностным лицом мер по прекращению охоты, птичьей и звериной ловли в запрещенное время и запрещенных местах, допущение торговли дичью в запрещенное время. Следует сказать, что некоторые из указанных выше положений нашли свое отражение в современном законодательстве России.

Первым полным и охватывающим практически все стороны охотничьего дела законом считаются Правила об охоте 1882 года, которые действовали до революции 1917 года. Право охоты законодатель обложил налогом, а полиция выдавала специальное охотничье свидетельство. За нарушение данных правил отбиралась пойманная дичь, ружья и орудия лова.

Также в период размножения запрещалась охота на копытных и на птиц. Поощрялось при этом истребление всех хищных птиц и зверей в течение всего года, что недопустимо с современной точки зрения. Правила не применялись в Сибири, поскольку там промысловая охота не имела ограничений[6].

Сразу после революции 1917 года начались некоторые разногласия общества и государства о праве на охоту, в частности, на государственных землях. На втором Всероссийском съезде Советов в октябре 1917 года был принят Декрет «О земле»[7] с которого начался процесс создания уголовного законодательства об охране природы советского времени, и в котором все природные богатства государства были объявлены всенародной собственностью, которая была предназначена для удовлетворения потребностей населения.

Впоследствии в Постановлении Совета народных комиссаров от 29 мая 1919 года «О сроках охоты и праве на охотничье оружие» устанавливалась уголовная ответственность за посягательство на животный мир[8].

Чуть больше чем через год после указанного постановления, в июле 1920 года был издан Декрет «Об охоте»[9]. Данным декретом были определены основные принципы охоты в государстве. В соответствии с ним, за нарушение правил охоты правонарушители привлекались в ответственности.

1 июня 1922 года вступил в действие Уголовный кодекс РСФСР 1922 года[10]. В главе «О государственных преступлениях», а точнее в статье 99 законодатель установил уголовно-правовую норму, которая была посвящена охране природы. В статье 99 было указано, что нарушение законов и обязательных постановлений, которые были приняты в интересах охраны лесов от хищнической эксплуатации и истребления, а также ведение лесного хозяйства с нарушение установленного плата, в частности, охота и рыбная ловля в недозволенное время, в недозволенных местах, недозволенными приемами и способами, карается лишением свободы либо принудительными работами на срок до 1 года с конфискацией незаконного добытого, а также орудий, либо штрафов до 500 рублей золотом. Вероятно законодатель того времени основывался на том, что незаконная охота представляет собой преступление против порядка управления.

В октябре 1924 года было принято постановление, в соответствии с которым из диспозиции статьи 99 были исключены все деликты, кроме тех, которые касались лесонарушений. Это действие говорило о недооценивании общественной опасности такого явления, как незаконная охота.

Даже тогда, когда был принят следующий Уголовный кодекс РСФСР, в котором в статье 86 была предусмотрена уголовная ответственность за незаконное занятие рыбным промыслом, все еще незаконная охота признавалась только административным правонарушением.

Впоследствии законодатель издал постановление, в соответствии с которым УК РСФСР был дополнен статьей 86, в которой была предусмотрена ответственность за производство охоты в запрещенных местах, в запрещенные сроки либо запрещенными орудиями, способами. Без сомнений, существующий пробел в уголовном законодательстве был устранен.

Дальнейшее свое развитие законодательство об уголовной ответственности за незаконную охоту получило в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года[11]. Данный нормативно-правовой акт объединял в себе четыре нормы за посягательство на животный мир, заключив их в главу «Хозяйственные преступления». Эта глава включала в себя, в частности статью 166 – «Незаконная охота».

Через некоторое время в статью 166 были внесены некоторые изменения. В первой части этой статьи была установлена ответственность только за повторное нарушение, и это только в случае нарушения административного взыскания, а во второй части было указано на характер причиненного ущерба, а этом случае принимался во внимание крупный ущерб, соответственно, особые свойства животных, как являющиеся особо охраняемые. Впоследствии, в 1972 году отягчающие признаки были расширены указанием на способ и место охоты.

В целом, уголовно-правовые нормы об охране животных до 1996 года отражали довольно устаревшие концепции приоритета экономических интересов над экологическими интересами, которые закладывались в государственные планы экономического и социального развития в период становления советского государства. Именно это было одним из катализаторов изменения положений законодательства.

Вместе с тем, в мае 1996 года Государственной Думой РФ был принят новый кодекс Российской Федерации, который вступил в законную силу 1 января 1997 года. Этот кодекс включал в себя положения Конституции Российской Федерации[12] и положения международного законодательства. Преступления, которые касаются животного мира, были сгруппированы в главе 26, которая имеет название «Экологические преступления»[13].

Появление в законодательстве этой главы говорит о том, что законодателя, прежде всего, волнуют условия жизнедеятельности людей, а не экономические интересы страны. В этой главе есть статья, которая предусмотрела ответственность за незаконную охоту.

Изменения в Уголовном кодексе Российской Федерации, которые касались незаконной охоты, происходят и в настоящее время. Современные законодатели не на шутку увлеклись охотниками. Преимущественно их деятельность касается ужесточения наказания за незаконную охоту либо запрет охоты в принципе.

В Уголовном кодексе РФ ко всему прочему установлены огромные штрафы за незаконную охоту, что существенно ударяет по карманам недобросовестных охотников.

Современное законодательство об охоте большинства государств преследует такие цели, как, во-первых, нормирование добычи полезной дичи в интересах ее сохранения, во-вторых, это контроль над популяцией, регулирование численности птиц и животных, а также по возможности извлечения финансовой выгоды.

Нормативно-правовые акты, которые были приняты за последние несколько десятков лет, признают первостепенность экологии перед экономикой[14].

Подводя итог, отметим, что история становления и развития уголовной ответственности за незаконную охоту имеет длительную историю. Изначально, в первобытном обществе, ни о какой ответственности за охоту не было и речи, поскольку охота являлась источником для существования целых племен. В средние же века законодатель стал задумываться над тем, как сохранить животный мир. Так, во времена Ивана Грозного к нарушителям правил охоты применялась смертная казнь. Во времена Петра I браконьеры подвергались телесным наказаниям и огромным штрафом. Такое положение вещей просуществовало до революции 1917 года.

После революции законодатель также пошел по пути установления ответственности за незаконную охоту, однако, в 20-х года она ненадолго перестала быть уголовно наказуемой, став административным правонарушением, что, тем не менее, было исправлено впоследствии. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года также была статья, в которой была предусмотрена ответственность за незаконную охоту, но она не соответствовала реалиям того времени и закрепляла слишком сложную процедуру привлечения к ответственности. Современное законодательство пошло по пути ужесточения ответственности за незаконную охоту путем введения огромных штрафов и наказания в виде лишения свободы.

1.2. Понятие незаконной охоты в законодательстве Российской Федерации

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 29 июля 2009 года № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», под охотой понимается деятельность, которая связана с поиском, выслеживанием и преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной обработкой, транспортировкой[15].

В соответствии со статьей 34 Федерального закона Российской Федерации от 22 марта 1995 года № 52 «О животном мире», под охотой подразумевается один из видов использования животного мира[16]. В соответствии с постановлением Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года № 14, охота представляет собой выслеживание для добычи, преследование и сама добыча диких птиц и зверей[17].

Закон № 209-ФЗ в данном плане может считаться самым непоследовательным. Часть 2 статьи 12 этого закона указывает, применительно к различным видам охоты, что она может осуществляться при помощи отстрела либо отлова охотничьих ресурсов или лишь при помощи отлова, к примеру, для акклиматизации, переселения, разведения. Очевидно, что в данном случае должна вестись речь не о поиске, выслеживании и преследовании диких птиц и зверей, а о способах их добычи.

Пункт 10 Положения об охоте и охотничьем хозяйстве приравнивает к охоте также пребывание в охотничьих угодьях с собаками, ружьями, ловчими птицами, капканами и прочими орудиями охоты, с добытой продукцией охоты, с охотничьим огнестрельным оружием в собранном виде, на дорогах общего пользования[18]. Данное Положение не было однозначно воспринято ни в правовой литературе, ни в судебной практике. К примеру, если лицо находится в охотничьих угодьях с оружием в чехле, это приравнивается к охоте. В другом случае положение Закона Камчатской области от 3 августа 2001 года «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Камчатской области»[19], в котором содержалось точно такое же указание, было признано противоречащим федеральному законодательству решением Камчатского областного суда, а после и Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации[20]. Можно считать, что, исходя из определения охоты, которое дано в указанном законе, нахождение лица с оружием на территории охотничьего угодья не может признаваться охотой, и, таким образом, не может образовывать оконченного преступления. Данные действия могут расцениваться только в качестве приготовления к преступлению, но в соответствии с частью 2 статьи 30 Уголовного кодекса РФ, они не наказуемы, так как незаконная охота не относится к числу тяжких либо особо тяжких преступлений. В данном случае может применяться только административная ответственность.

Закон № 209-ФЗ увеличивает число видов охоты. Принято выделять промысловую, любительскую, спортивную охоту, охоту в целях осуществления научно-исследовательской работы, образовательной деятельности, регулирования численности охотничьих ресурсов и другие виды охоты.

Правовой основой осуществления охоты, а также сохранения охотничьих ресурсов считаются правила охоты, которые утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Охотником, то есть лицом, которое имеет право на охоту, считается физическое лицо, сведения о котором были внесены в государственный охотхозяйственный реестр, либо иностранный гражданин, который временно пребывает в России, и который заключил договор об оказании услуг в сфере охотничьего хозяйства. Также к охотникам приравнивается работник юридического лица либо индивидуального предпринимателя, которым выполняются обязанности, связаны с осуществлением охоты, сохранением охотничьих ресурсов на основании гражданско-правового договора либо трудового договора.

Незаконной охотой считается охота, которая нарушает правовые нормы в сфере регулирования охоты. Незаконной охотой наносится неизгладимый вред экологическим ресурсам. Также она является опасной для жизни самого охотника. Весьма часто браконьеры охотятся, забыв про технику безопасности на охоте, как следствие, могут возникнуть человеческие жертвы среди охотников, а иногда и среди посторонних лиц.

Судебная практика в качестве признаков незаконной охоты признает:

— охоту без соответствующего разрешения или вопреки специальному запрету;

— охоту лицом, которое не имеет права на охоту либо которое получило лицензию без необходимых оснований;

— осуществление охоты вне отведенных мест, в запрещенные сроки, запрещенными способами и орудиями[21].

Рассмотрим данные признаки более подробно.

Охотой без надлежащего на то разрешения считается, прежде всего, охота без охотничьего билета, который удостоверяет право на охоту. В охотничьем билете должна содержаться отметка о сдаче испытаний по правилам охоты, технике безопасности на охоте, по обращению с огнестрельным охотничьим оружием, об уплате госпошлины. Помимо охотничьего билета, для охоты на территории определенного охотничьего хозяйства либо при охоте на некоторых ценных зверей, к примеру, лося, медведя, кабана, охотнику нужно иметь при себе специальное разрешение либо долгосрочную, или разовую именную лицензию. А для охоты на пушного зверя нужен договор с заготовительной организацией либо наряд-задание.

При получении письменного разрешения на право охоты определяются границы охотничьих угодий, которые отведены для осуществления охоты.

Охотник не отвечает за нарушение границ угодий в случае непреднамеренного перехода в соприкасающихся угодьях в местах, в которых граница неясно выражена на местности либо при преследовании подранка.

К рассматриваемому признаку также относится охота с просроченными документами. Просроченным может быть билет, путевка либо лицензия. Охота с просроченным билетом, в соответствии с Правилами охоты, считается правонарушением. Недействительными также считаются документы, которые были выданы на другое лицо. Также незаконной считается добыча диких животных, которая превышает нормы отстрела, указанные в разрешении либо в Правилах охоты. Следует отметить, что лицензии на отстрел либо отлов животного могут быть выданы для организации спортивной охоты, заготовки мяса либо пушнины, а иногда и для отстрела в случае выбраковки.

Следует отметить, что жители районов Крайнего севера пользуются определенными льготами, одной из которых является освобождение от уплаты госпошлины за выдачу разрешения на право охоты.

Охота на сусликов, хомяков, крыс амбарных и водяных, а также кротов может осуществляться без охотничьего билета.

Вторым признаком, который нужно рассмотреть, является определение лиц, которые имеют право на охоту.

Таким образом, правом на охоту с огнестрельным охотничьим оружием пользуются все граждане Российской Федерации, которые соответствуют таким требованиям:

1) лица, которые достигли возраста 18 лет;

2) которые получили охотничий билет и сдали охотминимум по технике безопасности на охоте;

3) которые сдали испытания по правилам обращения с охотничьим огнестрельным оружием;

4) которые уплатили государственную пошлину в установленном законом размере[22].

Лишь при выполнении этих требований лицо может получить право на охоту. Но есть и исключения. Граждане, которые живут в районах Крайнего Севера, а также приравненных к ним местностях, имеют право охотится с огнестрельным оружием до совершеннолетия, начиная с четырнадцати лет.

Это может считаться определенной льготой, которая им предоставлена в связи с жесткими климатическими условиями в районах Крайнего Севера, а также их исторически сложившимся образом жизни.

Под местом охоты подразумевается место, на котором происходит процесс добычи птиц и зверей. Классификацию по месту охоты можно осуществлять по таким пунктам:

— места, которые закреплены за общественными и государственными организациями;

— угодья общего пользования;

— угодья, которые закрыты для охоты.

Запрещенными для охоты местами, к примеру, считаются зеленые зоны вокруг городов и иных населенных пунктов, а также другие места, если охота там запрещена соответствующими нормативно-правовыми актами. Конкретный перечень и границы запрещенных для охоты мест, а также охотничьих хозяйств с указанием их ведомственной принадлежности дано в законодательстве субъектов Российской Федерации либо в приложениях к Правилам охоты.

Сроки охоты признаются важным моментом в правовом регулировании охоты, так как от сроков охоты зависит экологический баланс в природе.

Охотой в запрещенные сроки признается охота в тот период времени, когда запрещена любая охота, либо же в периоды, которые запрещены для охоты на отдельные виды птиц и зверей. Сроки, в течение которых охота запрещается, могут устанавливаться в зависимости от особенностей той либо другой местности, а также от вида птицы либо животного, на которых осуществляется охота в данной местности, а также от принадлежности к тому либо другому полу. Сроки указываются в действующих Правилах охоты.

Например, в соответствии с действующими Правилами охоты, охота на лося всех половозрастных групп разрешена с 1 октября по 15 января, сроком не более 90 дней, а охота на самцов лося допускается с 1 сентября по 30 сентября, тогда как охота на бурого медведя разрешена с 1 апреля по 31 мая и в период с 1 августа по 30 ноября.

Любое отступление от Правил охоты признаются правонарушением. Довольно часто именно из-за нарушения сроков охоты исчезают редкие породы птиц и зверей. При установлении сроков охоты принимаются во внимание многие факторы. Прежде всего, это экологическое благополучие в государстве и в регионе; также это метеорологический прогноз, помимо этого, это прогноз рождаемости конкретного вида животных, наконец, имеет огромное значение количество поголовья конкретного вида животных на момент открытия охоты. Правовое положение на этот период также играет большую роль, поскольку от состояния кодификации и способности предотвратить правонарушения зависит объем незаконной охоты[23].

Сроки охоты могут быть установлены областными, краевыми, а также республиканскими органами исполнительной власти по представлению органов управления охотничьего хозяйства и затем они должны быть опубликованы в средствах массовой информации.

Даты открытия и окончания охотничьих сезонов в разные годы не постоянны. Они определяются только незадолго до начала сезонов при учете различных особенностей наступающего года, а это сроки прилета, гнездование и развитие дичи, а также определение времени созревания полноценной шкурки и многое другое.

Коренным народам Севера, так и иным жителям данных регионов, которые ведут традиционное природопользование, предоставлено право круглогодичной неограниченной добычи охотничьих животных. Это уже наносит неисправимый ущерб множеству промысловых видов, а в результате под угрозой могут оказаться также дикие животные и водные биологические ресурсы, которые принадлежат к видам, занесенным в Красную книгу. Нужно корректировать круглогодичное право охоты для Крайнего Севера определенными периодами охоты, более расширенными, чем на иных территориях России, но все же при учете особенностей местности.

Перечни запрещенных способов и орудий охоты также установлен в нормативных актах, которые регулируют правила охоты.

К запрещенным способам и орудиям охоты относятся такие, применение которых может привести к истреблению диких птиц и зверей в количествах, которое отрицательно сказывается на их воспроизводстве, либо которые калечат животных, или же создают опасность для людей или домашних животных.

Например, повсеместно для добычи диких животных запрещается пускание огненных палов, использование луков, пневматического оружия, крючьев, ловчих ям и настороженных ружей, любые виды химических препаратов, взрывчатых веществ, световые устройства для добычи птиц (охота «из-под фар»), автотранспортные средства для преследования и добычи любых видов животных и так далее. В зависимости от местных условий данные перечни могут несколько сужаться либо расширяться.

Без сомнений, добывая животное, человек обязан сделать это самым гуманным образом.

В зависимости от способа, охота, прежде всего, бывает ружейная и во-вторых безружейная. Она используется как самими охотниками, для выбора самого целевого использования их возможностей, так и правоохранительными органами, с целью контроля в сфере правового регулирования самого процесса охоты.

Ружейная охота представляет собой использование легального нарезного либо гладкоствольного охотничьего оружия. При использовании данной классификации возможно четкое разделение между легальным и нелегальным охотничьим оружием. Нелегальным считается незаконно приобретенное оружие, либо которое было изготовлено кустарным способом.

Общественная опасность незаконной охоты состоит в причинении ущерба животному миру, подрыве этим экологической безопасности общества[24].

Делая вывод, отметим, что незаконная охота представляет собой деятельность, которая связана с поиском, выслеживанием и преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной обработкой, транспортировкой. Принято выделять промысловую, любительскую, спортивную охоту, охоту в целях осуществления научно-исследовательской работы, образовательной деятельности, регулирования численности охотничьих ресурсов и другие виды охоты.

К признакам незаконной охоты относят: охоту без соответствующего разрешения или вопреки специальному запрету; охоту лицом, которое не имеет права на охоту либо которое получило лицензию без необходимых оснований; осуществление охоты вне отведенных мест, в запрещенные сроки, запрещенными способами и орудиями. По общему правилу, охота осуществляется лицами, которые достигли 18-го возраста (жители районов крайнего севера – 14 лет), которые имеют разрешение на охоту, осуществляют ее в специально отведенных местах, не применяя при этом запрещенных законом средств и способов.

1.3. Незаконная охота в уголовном законодательстве зарубежных стран

Начав изучение зарубежного опыта установления уголовной ответственности за незаконную охоту, следует отметить, что в большинстве стран, в отличие от России, законодатель установил в одной норме ответственность за незаконное истребление рыб, птиц и животных.

Так, в законодательстве Германии кодификация уголовного законодательства затронула сферу защиты животного и водного мира от большого количества посягательств, как общего, так и специального характера.

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Повышение эффективности управления гостиничным хозяйством

В частности, в Германии была предпринята попытка кодифицировать уголовно-экологическое законодательство, но не в рамках уголовно-правовой реформы, а в связи с потребностью реформирования экологического законодательства. Дело в том, что большая часть норм об уголовной ответственности за нарушение законодательства об охране окружающей среды и использовании природных ресурсов установлена не в положениях Уголовного кодекса ФРГ, а в дополнительном законодательстве, то есть в специальных законодательных актах. В 90-е годы прошлого столетия была начата работа над созданием экологического кодекса ФРГ.

Таких проектов было предложено несколько, однако все они не были приняты из-за расхождений о перераспределении компетенции в области правового регулирования между землями и Федерацией. Основными источниками уголовной ответственности за незаконную охоту являются:

— Основной закон ФРГ;

— Уголовный кодекс ФРГ;

— Закон о защите животных;

— земельное законодательство об охране окружающей среды, к примеру, Баварский закон об охране природы запрещает движение транспорта и его парковку в свободной природе.

Помимо этого, судебная практика, не касается вопроса, является ли она источником права, определяет во многих случаях методику квалификации деяний, которые связаны с незаконной охотой, то есть имеет огромную значимость[25].

Так как в Германии ни уголовное законодательство, ни законодательство об административных правонарушениях не кодифицировано в полной мере, а положения об уголовной и административной ответственности содержатся во многих различных отраслевых нормативно-правовых актах, в том числе – актах подзаконного уровня, для получения представления об институте уголовной ответственности за незаконную охоту в немецком праве, нужен анализ самых разных источников.

К основным нормам, которые предусматривают уголовную ответственность за незаконную охоту, прежде всего, следует отнести положения Закона о защите животных. Основной нормой об уголовной ответственности за незаконную охоту считается параграф 17 Закона о защите животных. В соответствии с данным параграфом, то лицо, которое убьет позвоночное животное без разумной для того причины или которое по грубости причиняет ему существенную боль или страдания, или долго длящиеся, повторяющиеся существенные болевые ощущения, страдания, может быть осужден к наказанию в виде лишения свободы на срок до трех лет либо к штрафу.

Под страданиями принято понимать какие-либо неприятные ощущения, например, слишком сильная жара, ограничение свободы передвижения, неподобающая транспортировка и так далее.

В комментариях к Уголовному кодексу ФРГ зачастую говорится, что слово «охота» должно представлять собой любое действие, которое направлено на умерщвление или на поимку живого существа, в частности, рыбы, животных, птиц и так далее. По мнению немецких правоведов, оконченным правонарушением считается сооружение соответствующего приспособления, а сама охота не обязательно должна быть успешной. Однако действия обязаны быть направлены именно на охоту, к примеру, прицеливание в животное или расставление капканов, преследование животного, расставление силков, закидывание удочки и так далее.

Заряжение оружия, привязка наживки к удочке на суше не может признаваться достаточной. Неправомерно охотится и то лицо, которое не имеет соответствующего разрешения на осуществление охоты либо добыло больше представителей животного и водного мира, чем это было разрешено в лицензии[26].

Наряду с применением санкций, которые указаны в указанном ранее законе, может также использоваться такая мера, как конфискация приспособлений для нелегальной охоты, в частности, ружья, удочки, лодки, машины и даже собаки, в соответствии с параграфом 295 Уголовного кодекса ФРГ.

Далее рассмотрим ответственность за незаконную охоту по законодательству Польши. Легальное определение незаконной охоты установлено в статье 4 польского Закона «О праве охоты». Незаконная охота подразумевает под собой действие, которое направлено на завладение животным способом, который не может быть признан охотой, или с нарушением условий допустимости добычи животного, вылова рыбы. При этом не требуется наступление какого-либо результата. Законодательство Польши не содержит четкого перечня того, что следует считать незаконной охотой, браконьерством, однако, все же содержит несколько видов противоправного поведения:

— браконьерство, то есть осуществление охоты неправомочным на осуществление охоты лицом или с нарушением условий допустимости охоты;

— любительская охота, то есть охота на животных при помощи оружия без наличия требуемой карты или без разрешения управомоченного лица, с нарушением условий любительской охоты;

— браконьерство водного лова, то есть вылов рыбы без необходимой карты рыболовства, без разрешения уполномоченного лица, с нарушением условий лова рыбы.

С учетом судебной практики в доктрине уголовно-экологического права Польши к браконьерству также относится отплытие на лодке и установление сетей, установление капканов и силок что считается оконченным преступлением, а не приготовлением, независимо от того, добыл ли что-то браконьер либо нет.

Тоже самое касается и рыбака с удочкой. Нахождение на берегу и забрасывание удочки неуполномоченным субъектом признается оконченным преступлением даже в случае, если не был добыт улов. Это же касается нахождения с ружьем в местах для охоты, без специального разрешения на охоту.

Уголовный кодекс Польши, который был принят в 1997 году, включает в себя раздел 22 – «Преступления против окружающей среды», в котором размещено восемь статей, устанавливающих ответственность за покушение на компоненты окружающей среды. В частности, в статье 181 предусматривается ответственность за уничтожение либо повреждение животного, либо растительного мира в значительных размерах.

В других пунктах данной статьи также сформулированы квалифицирующие признаки, к которым относится совершение преступления на охраняемой территории с причинением существенного вреда или в отношении особо охраняемых видов животного мира с причинением большого вреда. Также там установлены правила назначения наказания лицам, которыми было совершено преступление по неосторожности. В частности, предусматривается ответственность за загрязнение окружающей среды, ненадлежащее обращение с отходами, неприменение оборудования по охране окружающей среды, уменьшение природной ценности охраняемой территории или объекта, поведение, которое нарушает природную красоту ландшафта и так далее. В статье 185 установлена повышенная ответственность за материальные составы преступлений против окружающей среды. Иными словами, ответственность за браконьерство как таковое в Уголовном кодексе Польши определено не было. Возможно привлечение к уголовной ответственности по статье 181. Основным источником считается, как уже было сказано, закон «О праве охоты»[27].

В положениях данного закона также содержится перечень запрещений на добычу представителей животного и водного мира, что влечет за собой уголовную ответственность. К системе таких запрещений относится осуществление охоты в случаях, которые установлены в предписаниях об охране природы, то есть животных и рыб, которые находятся под видовой охраной, или животных, рыб на территории национального парка, природного резервата, в случае если план охраны или цели охраны не определило пространство или мест, в которых охота разрешена, на охраняемых территориях, в запрещенное время, на расстоянии менее пятидесяти метров от гидротехнических сооружений и строений, которые перекачивают воду, сетями, милками, капканами или другими орудиями, чем те, которые указаны в законе в качестве разрешенных, электроприборами, которые не соответствуют нормативам, ядовитыми веществами, калечащими орудиями, взрывчатыми веществами и так далее.

Помимо этого, статьей 10 установлен запрет на хранение, переработку, перевозку либо введение в оборот меха, икры, которые были добыты с нарушением требований законодательства. Непосредственно составы преступлений и санкции за их совершения указаны в статье 27. В этой же норме указаны способы погашения вреда, конфискация орудий, а также незаконно добытого. Ответственность за незаконную охоту дифференцирована. К примеру, в случае нарушения правил добычи представителей животного либо водного мира, которые установлены в законодательстве об охране окружающей среды или вылов осуществляется на охраняемых территориях, то браконьер, который, к примеру, использовал силки или удочку, несет ответственность за проступок, а браконьер, который использовал ружье, сети либо другое специальное оборудование, несет ответственность за преступление.

В данном случае необходимо принимать во внимание тот факт, что в праве Польши уголовная ответственность начинается и за преступления, и за проступки, а административная – за административные преступления. Данная конструкция была установлена в законодательстве Польши еще в позапрошлом веке и полностью позаимствована из французского права, как и во многих других странах, в которых есть сложное соотношение между уголовно наказуемыми деяниями – преступлениями и проступками – и административно-наказуемыми преступлениями[28].

Определенной спецификой наделено правовое регулирование ответственности за незаконную охоту законодательства Испании. Решения законодателя Испании, которые касаются охраны окружающей среды, фауны, флопы, иных природных ресурсов, многие специалисты считают более обоснованными и оригинальными.

Данным государством была введена уголовная ответственность за нарушение экологического равновесия и множество прочих новелл по своей инициативе, а не под влиянием международных документов или европейских решений. Не изучая подробно результат кодификации уголовно-экологического законодательства Испании, остановимся на описании построения запретов, их места в Уголовном кодексе, так как они существенно отличаются от принятых в других государствах подходов.

Ответственность за экологические преступления установлена нормами раздела 16 Уголовного кодекса Испании, который носит название «О преступлениях, которые связаны с управлением территориями и защитой исторического наследия, окружающей среды». Необходимо обратить внимание на тот факт, что преступления против флоры и фауны были выделены в отдельную главу, хотя уголовное законодательство их защищает и в других нормах указанного раздела. Ответственность за незаконную охоту установлена в трех статьях Уголовного кодекса Испании, которые объединяют в себе ответственность за незаконную рыбалку, незаконную охоту на птиц и зверей, но носят общее название – незаконная охота.

В статье 334 сказано, что то лицо, которое будет охотиться либо удить виды, которые находятся под угрозой, осуществит деятельность, которой нарушит или затруднит их размножение, или миграцию, нарушая закон или общие положения о защите видов лесных животных, осуществит их торговлю либо перевозку их самих, либо их останков, карается лишением свободы на срок от 6 месяцев до двух лет, или штрафом на сумму до 8 до 24 месячных заработных плат[29].

Делая вывод, следует отметить, что, как и в законодательстве Российской Федерации, в зарубежных странах также установлена уголовная ответственность за незаконную охоту. В некоторых странах, к примеру, в Испании, незаконная охота не отделяется от незаконного посягательство на водный мир и является единым составом преступления.

В законодательстве зарубежных стран преступление считается оконченным уже на этапе подготовки к нему, независимо от того, был ли достигнут преступный результат. В большинстве стран за незаконную охоту предусматривается лишение свободы на определенный срок либо штраф. В некоторых странах, в частности, в Польше и Германии, уголовная ответственность за незаконную охоту предусмотрена не только положениями Уголовного кодекса, но также и в положениях специальных законов об охране окружающей среды либо даже о запрете незаконной охоты.

Глава 2. Уголовно-правовой анализ незаконной охоты

2.1. Объект и объективная сторона незаконной охоты

Статьей 258 Уголовного кодекса РФ предусмотрена ответственность за самые опасные формы незаконной охоты, которая, в соответствии с частью 1 данной статьи:

— сопряжена с причинением крупного ущерба;

— совершена с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения зверей и птиц;

— в отношении зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена законодательством;

— на особо охраняемой природной территории или в зоне экологического бедствия либо в зоне чрезвычайной экологической ситуации.

Указанные деяния, которые совершены лицом с использованием своего служебного положения или группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой, подлежат квалификации по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ.

В качестве объекта рассматриваемого состава преступления выступают отношения в области охраны и использования животного мира[30].

Диспозиция статьи 258 Уголовного кодекса РФ является бланкетной, в связи с чем, для установления признаков состава преступления нужно обратиться к большому количеству специальных нормативно-правовых актов, которые регулируют охоту.

Прежде всего, к ним относится Федеральный закон «О животном мире», а также нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации.

Предметом незаконной охоты являются охотничьи ресурсы, то есть объекты животного мира, которые в соответствии с федеральным законодательством либо законодательством субъектов Российской Федерации используются или же могут быть использованы для охоты. Список данных предметов носит исчерпывающий характер.

В частности, к ним относятся копытные млекопитающие (дикий северный олень, кабарга, кабан, лось, косули, лань, благородный олень, гибриды зубра с бизоном, домашним скотом и так далее), пушные животные (шакал, лисица, волк, росомаха, песец, куницы, барсук, соболь, выдра, норка, корсак, белка, хомяки, ондатра и так далее), медведи, птицы (казарки, утки, гуси, тетерев, глухари, фазаны, куропатки, дупеля, бекасы, горлицы, голуби и так далее).

Для обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Сибири, Севера, Дальнего Востока России, к охотничьим ресурсам также принято относить поморников, чаек, бакланов, крачек и так далее.

Законодательством субъектов Российской Федерации разрешено отнесение к охотничьим ресурсам млекопитающих либо птиц, которые не предусмотрены статьей 11 Закона от 24 июля 2009 года.

Запрещена добыча птиц и млекопитающих, которые занесены в Красную книгу Российской Федерации, кроме отлова их для осуществления научно-исследовательской, образовательной деятельности, а также для акклиматизации, гибридизации охотничьих ресурсов, переселения[31].

Мыши, змеи, крысы, ежи, вороны, воробьи, сороки, ласточки, стрижи, соловьи, зяблики и так далее не указаны в законе в качестве охотничьих ресурсов. Охота на тех из них, которые являются достаточно распространенными и вредными, к примеру, на крыс, мышей и ворон, по замыслу законодателя не требует специального разрешения и законодательством Российской Федерации никак не регулируется. Прочие полезные животные, которые не указаны в законе, охраняются положениями природоохранного законодательства на общем основании в качестве природных ресурсов.

Рассматривая объект указанного преступления, остановимся более подробно на его предмете.

Предметом незаконной охоты являются дикие птицы и звери, которые обитают в состоянии естественной свободы в охотничьих угодьях, которые были выпущены на свободу для разведения вне зависимости от того, в чьем ведении данные угодья находятся.

К предметам рассматриваемого нами состава преступления не относятся также дикие животные, которые находятся в неволе либо полувольных условиях, в связи с тем, что они потеряли естественное состояние свободы; животные, которые были отловлены людьми и находятся в зоопарке либо питомнике, или каким-то другим образом содержатся в неволе. Домашние животные также не признаются предметом незаконной охоты. Убийство либо завладение домашним животным образует собой состав другого преступления. Животные, не изменяя своей биологической природы, могут изменить свой юридический статус.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»[32], действия лиц, которыми было совершено незаконное завладение с корыстной целью животными, которые содержатся в неволе, или же их умерщвление, квалифицируются по статье 167 Уголовного кодекса РФ, то есть в качестве хищения или уничтожения чужого имущества.

Кроме того, не могут выступать в качестве предмета незаконной охоты и водные животные, которые отнесены к предмету преступления, которое предусмотрено статьей 256 Уголовного кодекса РФ. К ним принято относить водных беспозвоночных, водных млекопитающих, рыбу и так далее.

Перечень объектов животного мира, которые относятся к объектам охоты, в соответствии со статусом, численностью, традицией в использовании, видов и качества получаемой продукции, составляет специально уполномоченный государственный орган по охране контролю и регулированию использования объектов животного мира по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, утверждается он Правительством РФ[33].

Объективная сторона рассматриваемого преступления заключается в осуществлении незаконной охоты при наличии, по крайней мере, одного из тех условий, которые указаны в пунктах «а» — «г» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ.

Преступлением может считаться исключительно незаконная охота, то есть охота без надлежащего разрешения, в запрещенных местах, в запрещенные сроки, запрещенными способами и орудиями, в том числе такая охота, которая осуществляется гражданином, не имеющим право на охоту или получившим разрешение без необходимых на то оснований, незаконным путем, о чем указано в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения».

В соответствии с пунктом девятым Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 года № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», те преступления, которые предусмотрены в пунктах «б», «в», «г» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, считаются оконченными с момента начала совершения действий, которые непосредственно направлены на поиск, выслеживание, преследование для добычи охотничьих ресурсов, а также на их добычу, транспортировку и первичную переработку.

Тем не менее, следует отметить, что в теории и правоприменительной практике не существует единой точки зрения о том, когда все-таки данное преступление необходимо считать оконченным. Некоторые ученые полагают, что незаконная охота может считаться оконченной с момента начала выслеживания, добычи, преследования, ловли вне зависимости от того, было ли фактически добыто животное.

Так как в пункте «а» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ указан «крупный ущерб», то в указанном случае состав может считаться оконченным исключительно при наличии реального ущерба.

Если занимаясь незаконной охотой лицо, по независящим от него причинам, не смогло достичь результата, то содеянное будет образовывать покушение на незаконную охоту по признаку крупного ущерба.

По нашему мнению, было бы более правильно изменить формулировку части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ таким образом, чтобы состав рассматриваемого преступления стал материальным, предусмотрев последствия в виде причинения значительного ущерба.

Общественная опасность охоты при фактической завершенности преступной деятельности, получении результата намного выше, чем при преследовании и выслеживании. Соответственно, добыча диких зверей, птиц обязана наказываться более строго. Очень является и то, что признак объективной стороны нужно устанавливать и рассматривать в неразрывной связи с признаками субъективной стороны незаконной охоты, а целью рассматриваемого преступления, хоть она и не указана в законодательстве, по сути, считается добыча диких птиц либо зверей[34].

В уголовно-правовой литературе бытует мнение о том, что незаконность охоты образует нарушение правил охоты, если в действиях виновного лица есть, по крайней мере, одно из объективных признаков, которые указаны в части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ. Нарушение правил охоты без признаков, которые указаны в рассматриваемой статье, считается административным правонарушением[35].

В процессе решения вопроса о том, является ли ущерб, который был причинен незаконной охотой, крупным, нужно основываться на разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ, которые были даны в Постановлении от 5 ноября 1998 года. В частности, крупным считается ущерб, который причиняется незаконной добычей лося, зубра, оленя.

Как уже было сказано, для признания преступления оконченным в этом случае является обязательным причинение реального ущерба. Если лицо, которое занималось незаконной охотой, по независящим от себя причинам, не смогло достичь результата, то содеянное считается покушением на незаконную охоту именно по признаку крупного размера[36].

Стоимость животного в процессе исчисления ущерба должна определяться по специальным таксам, которые утверждаются Правительством Российской Федерации. Действующими считаются таксы для исчисления размера взыскания за ущерб, который был причинен физическими и юридическими лицами незаконным добыванием либо уничтожением объектов животного мира, относящимся к объекту охоты.

При этом необходимо принимать во внимание не только стоимость животного по таксе, но также его значимость для конкретной местности, охотничьего хозяйства, экологическую значимость, распространенность, отнесение к специальным категориям (к примеру, к исчезающим и редким видам животных), а также количество добытого, вред, который в целом был нанесен животному миру.

Рассмотрим пример. По приговору суда С. был признан виновным в незаконном отстреле двух лосей. Квалифицируя содеянное по пункту «а» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, суд принял во внимание, что отстрелянные животные составляли 14% лимита возможного изъятия объектов животного мира в этом районе в конкретном охотничьем сезоне, сумму ущерба (30 тыс. рублей), отнесение данных животных к редким и ценным видам, а также то, что охота осуществлялась в запрещенное время[37].

Делая вывод, следует сказать, что объектом незаконной охоты признаются общественные отношения в области охраны и использования животного мира. Предметом незаконной охоты являются объекты животного мира, которые находятся в условиях естественной свободы. Данные объекты указаны в законодательных актах Российской Федерации и ее субъектов. Объективная сторона выражается в совершении активных действий, а именно совершение охоты, которая: сопряжена с причинением крупного ущерба; совершена с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения зверей и птиц; в отношении зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена законодательством; на особо охраняемой природной территории или в зоне экологического бедствия либо в зоне чрезвычайной экологической ситуации. Для квалификации по данному составу достаточно совершения какого-то одного из указанных действий.

2.2. Субъект и субъективная сторона незаконной охоты

К субъективным признакам состава любого преступления принято относить субъекта и субъективную сторону.

Субъектом преступления, в соответствии с законодательством Российской Федерации, считается вменяемое физическое лицо, которое на момент совершения преступления достигло возраста, с которого по закону может наступать уголовная ответственность.

В соответствии с общими требованиями законодательства, к уголовной ответственность за совершения экологических преступлений может привлекаться лицо, которое достигло шестнадцатилетнего возраста. Данный, казалось бы, весьма понятный принцип, однако, требует некоторых разъяснений[38].

К примеру, правом на охоту с гладкоствольным охотничьим ружьем на территории Российской Федерации могут пользоваться все граждане Российской Федерации, которые достигли возраста восемнадцати лет, являются членами общества охотников, сдали испытания по охотничьему минимуму и уплатили государственную пошлину. Но это не означает, что несовершеннолетний в возрасте от шестнадцати лет при незаконной охоте не может признаваться субъектом незаконной охоты. В это же время Правила охоты определяют, что для штатных охотников, то есть для тех, которые заключили договор на сдачу охотничьей продукции и которые работают в штате промыслово-охотничьего хозяйства и так далее, охота разрешена с возраста четырнадцати лет.

Лица из числа коренного населения, которое принадлежит к малочисленным народам Крайнего Севера, Сибири, имеют право охотиться с четырнадцатилетнего возраста, вне зависимости от вступления в общество охотников, а также без уплаты госпошлины, а безоружейной охотой они могут заниматься в любом возрасте. Однако, это правовое установление не меняет признака субъекта незаконной охоты. Уголовная ответственность за незаконную охоту может наступать исключительно с шестнадцати лет. Подросток, который совершает незаконную охоту в более раннем возрасте, несмотря на предоставленное ему право охоты, не может быть привлечен к уголовной ответственности. К примеру, М. и Т. охотились вместе без охотничьего билета, в запрещенные законодательством сроки. Ими было добыто три диких кабана и четыре зайца. Так как М. на момент охоты не исполнилось шестнадцати лет, в уголовной ответственности по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ был привлечен только Т[39].

Указанные соображения не могут создавать коллизии законодательных актов применительно к вопросу о субъектах экологических преступлений. Типовые правила охоты не могут являться основанием для внесения изменений в часть 2 статьи 20 Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с общими принципами уголовного права Российской Федерации, привлечение к уголовной ответственности может подлежать исключительно физическое лицо, которое виновно в совершении преступления, которое достигло возраста уголовной ответственности, является вменяемым[40].

В качестве субъекта может выступать исключительно лицо, которое обладает разумом, относительной свободой воли. Такой взгляд в полной мере соответствует задачам уголовного законодательства РФ, его принципам, понятию преступления, а также целям наказания, которые содержатся в самом законе.

Вопрос о вменяемости преступника практически не ставится, так как незаконная охота и незаконная добыча животных и птиц считается умышленными преступлениями, где достижение преступного результата в полной мере зависит от целеполагающей, волевой деятельности субъекта.

Под субъективной стороной преступления подразумевается психическая деятельность лица, которая непосредственно связана с совершением преступления. Она образует психическое, то есть субъективное содержание преступления, в связи с чем, признается его внутренней стороной. Основной трудностью в восприятии данного понятия является восприятие понятия «психическая деятельность». Под психикой подразумевается продукт и условие сигнального взаимодействия живого существа и его среды. Психика выступает непосредственно для человека в виде явлений субъективного мира человека – восприятий, представлений, ощущений, чувств, мыслей[41].

Иными словами, имея дело с психической деятельностью лица, следует обращаться к его внутренним ощущениям. К сожалению, оказывая внутренние побуждения лица, которые имеют уголовно-правовое значение, правоприменители, зачастую, имеют только материальные следы преступления в качестве инструмента доказывания. Невозможно заглянуть человеку в его чувства, мысли, и с достоверностью установить, виновен он либо нет. Но и существующие средства доказывания суды обязаны использовать максимально в процессе установления субъективной стороны преступления. Правда, на практике суды не всегда имеют возможность это сделать с необходимой эффективностью, что довольно часто приводит к отмене приговоров, а также к необоснованному привлечению невиновного лица.

При этом вина, цель и мотив являются самостоятельными психологическими явлениями с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другие в качестве составляющих.

Мотивы преступления не оказывают влияния на квалификацию, однако, чаще всего являются корыстными.

Изучение мотивов, которые составляют волевое и интеллектуальное содержание прямого и косвенного умысла, применительно к незаконной охоте дает возможности прийти к выводу о том, что виды данного преступления, в частности, указанные в пунктах «б», «в», «г» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, могут быть совершены исключительно с прямым умыслом, а незаконная охота, которая сопряжена с причинением крупного ущерба, может совершаться, как с прямым, так и с косвенным умыслом.

В большинстве случаев незаконная охота совершается для того, чтобы завладеть какой-либо дичью, использовать ее для своей выгоды. Тем не менее, бывают случаи совершения незаконной охоты, когда убийство животных совершается в состоянии охотничьего азарта, то есть просто ради развлечения. В таких случаях виновное лицо также должно быть привлечено к ответственности за незаконную охоту.

В случае, когда бессмысленное уничтожение животных совершается из хулиганских побуждений, преступники должны быть привлечены к ответственности по статье за хулиганство.

Необходимо обратить особое внимание на необходимость установления конкретных обстоятельств, основываясь на которых преступник осознавал общественную опасность своих действий, а применительно к незаконной охоте – это осознание конкретных объективных признаков, в силу которых деяние становится незаконным, оно не может подлежать ответственности по статье 258 Уголовного кодекса РФ. Сам факт нахождения лица в естественной среде обитания объектов животного мира с заряженным охотничьим оружием не может быть признан охотой. Другое решение такого вопроса может значить нарушение принципа законности, и, соответственно, применение положений уголовного закона по аналогии, что недопустимо[42].

Противоправные действия опосредовано или непосредственно обязаны быть совершены самим человеком.

К примеру, если в процессе охоты спущенная с привязи собака без команды на это добывает дикое животное, то в таком случае ее хозяин не может быть привлечен к уголовной ответственности, поскольку он сам противоправные действия непосредственно или же с помощью собаки не совершал. Что же касается указанных последствий, то в отношении них нет его умышленной вины. Не может считаться субъектом в уголовном праве Российской Федерации юридическое лицо. Если представитель юридического лица совершает какое-то преступления, то именно он, а не само юридическое лицо, может выступать в качестве субъекта преступления.

Из содержания статей 11-13 Уголовного кодекса РФ можно сделать вывод, что его действе распространяется на граждан Российской Федерации, иностранцев, а также лиц без гражданства. Соответственно, вне зависимости от того, гражданином какой страны является лицо, которое участвует в совершении незаконной охоты на территории России, ответственность для него наступает по статье 258 Уголовного кодекса РФ. Такие казусы могут возникнуть в связи с появлением огромного количества туристических фирм, которые предоставляют такую услугу для иностранцев, как охота на диких животных[43].

Не признаются субъектами преступления те лица, которые случайно обнаружили в охотничьих угодьях, к примеру, раненого зверя и присвоили его, так как ими не были совершены признаваемые незаконной охотой противоправные действия.

В соответствии с пунктом 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1998 года, заранее обещанное приобретение заведомо незаконно добытой продукции или же ее систематическое приобретение от одного и того же лица гражданином, который осознавал, что своими действиями он дает возможность правонарушителю рассчитывать на содействие в сбыте такой продукции, признается соучастием в преступлении в виде пособничества и обязано быть квалифицировано по статьям 33 и 256 Уголовного кодекса РФ.

За совершение незаконной охоты обязаны нести ответственность все субъекты, которые принимали в ней участие, а не только те, чьими выстрелами были убиты звери или птицы. Граждане, которые не участвовали в охоте, заранее не обещали скрыть следы преступления, однако получили часть добычи, подлежат ответственности по статье 175 Уголовного кодекса РФ.

Особой опасностью характеризуются те браконьеры, которые посягают на жизнь и здоровье сотрудников правоохранительных органов, работников органов охраны природы или общественных инспекторов данных служб, отдельных граждан, которые пресекали их преступные действия. В зависимости от характера совершенных действий, кроме статьи 258 Уголовного кодекса РФ, они также подлежат ответственности за убийство, причинения вреда здоровью, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и так далее[44].

Таким образом, на основании вышеизложеннного может сделать вывод, что с субъективной стороны незаконная охота может совершаться с прямым умыслом, кроме охоты с причинением существенного ущерба. Незаконная охота с причинением существенного ущерба может быть совершена как с прямым, так и с косвенным умыслом. Мотивы преступления не оказывают влияния на квалификацию, однако, чаще всего являются корыстными.

Субъект незаконной охоты является общим, то есть субъектом признается физическое вменяемое лицо, которое на момент совершения преступления достигло шестнадцатилетнего возраста. Жители специальных районов, в которых установлен пониженный возраст для охоты, не привлекаются к ответственности, если не достигли возраста уголовной ответственности.

2.3. Квалифицирующие признаки незаконной охоты

Квалифицированный вид незаконной охоты предусматривается в части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, а именно «незаконная охота, которая совершается лицом с использованием своего служебного положения или группой лиц по предварительному сговору, либо организованной группой».

В соответствии с пунктом 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.12 № 21 к лицам, которые используют свое служебное положение при совершении преступлений, которые предусмотрены частью 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, необходимо отнести, как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, которые не относятся к числу должностных лиц, а также лиц, которые на постоянной основе, временно или по специальному полномочию выполняют организационно-распорядительные либо же административно-хозяйственные функции в коммерческой организации вне зависимости от формы собственности либо в некоммерческой организации, которая не является государственным либо муниципальным учреждением.

Использование служебного положения может выражаться не только в умышленном использовании указанными выше лицами своих служебных полномочий, но также и в оказании влияния исходя из авторитета, значимости занимаемой ими должности на других лиц для совершения ими незаконной охоты[45].

Злоупотребления должностными полномочиями либо полномочиями лица, которое выполняет управленческие функции в коммерческой либо другой организации, при незаконной охоте не требуют дополнительной квалификации по статьям 285 либо 201Уголовного кодекса РФ. В данном случае достаточно применения части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ.

К примеру, если незаконную охоту совершает должностное лицо органов охотничьего надзора, которое злоупотребляет своими полномочиями, его действия должны быть квалифицированы по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ при отсутствии признаков другого преступления, которое связано с его должностным положением. В данном случае не будет иметь значения, осуществляло ли виновное лицо незаконную охоту лично либо же способствовало совершению рассматриваемого преступления иными лицами. В последнем случае квалификация преступления должна быть дополнена частью 5 статьи 33 Уголовного кодекса РФ.

В случаях, когда указанными лицами совершаются иные экологические преступления, они должны нести ответственность по соответствующим статьям главы 26 Уголовного кодекса РФ, а при наличии в их действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями либо полномочиями лица, которое выполняет управленческие функции в коммерческой либо другой организации, или превышения должностных полномочий содеянное должно быть квалифицировано по совокупности с преступлениями, которые предусмотрены статьями 201 либо 285, 286 Уголовного кодекса РФ.

Таким образом, Уголовным кодексом РФ специально предусмотрена ответственность за преступления, которые совершаются с использованием служебного положения.

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Развивающие обучение в начальной школе

В соответствии с этим, содеянное необходимо квалифицировать исключительно по указанным нормам об экологических преступлениях без совокупности со статьями, которые предусматривают ответственность за должностные преступления, или за злоупотребление полномочиями лицами, которые выполняют управленческие функции в коммерческой либо в другой организации.

Под использованием лицом своего служебного положения необходимо подразумевать использование полномочий и прав, которыми лицо наделено по службе либо работе, для занятия незаконной охотой, к примеру, работниками органов охотнадзора, руководителями заготовительных организаций, органов управления охотничьим хозяйством, представителями администрации исполнительной власти.

Признаками использования служебного положения в процессе незаконной охоты признаются не только использование лицом своих должностных полномочий, но и форменной одежды, служебного удостоверения, транспорта и одежды, а также сведений, которыми лицо пользуется в связи со своим положением при подготовке либо совершении браконьерства.

Незаконная охота, которая совершается лицом с использованием служебного положения, дополнительной квалификации по статьям 201, 285 Уголовного кодекса РФ не требует, так как содеянное полностью охвачено частью 2 статьи 258 и 258.1 Уголовного кодекса РФ[46].

Пункт «б» части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ также предусматривает наказание за незаконную охоту совершенную группой лиц по предварительному сговору.

Незаконная охота часто осуществляется несколькими, а не одним субъектом. Огромные экономические выгоды теневого бизнеса в данной сфере, в частности, перепродажа пушнины, дают возможность преступникам вовлекать в сеть все новых и новых граждан.

Преступление считается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем принимали участие лица, которые заранее договорились о совершении преступления, то есть совершенное организованной группой.

Преступление считается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, которые заранее объединились для совершения одного либо нескольких преступлений.

В формальных составах законодатель не требует для квалификации преступления наступления какого-то последствия, в связи с чем, в этом случае нет необходимости и в установлении причинно-следственной связи между деянием конкретного лица и причинением крупного ущерба. При квалификации соисполнительства браконьеров достаточно установить признаки соучастия. К примеру, соучастники обязаны принимать участие в совершении браконьерства, то есть, так либо иначе выполнять объективную сторону состава преступления, которое предусмотрено статьей 258 Уголовного кодекса РФ (при соисполнительстве), или выполнять функции организатора, подстрекателя либо пособника (в случае соучастия с распределением ролей).

К примеру, при соисполнительстве в незаконной охоте на территории заповедника ее участники обязаны не просто продвигаться по лесу для произведения выстрелов в любое случайно появившееся животное, а объединить свои усилия (к примеру, охота загоном). При этом, каждый из соучастников, для того, чтобы стать исполнителем незаконной охоты, обязуется совершить действия, которые так либо иначе охвачены понятием «охота», то есть выслеживать, преследовать либо добывать животных[47].

Соучастие, по нашему мнению, будет иметь место и в тех случаях, когда только один из соисполнителей выполняет конкретизирующий признак, который обуславливает преступность деяния, а остальные дают на это согласие (к примеру, во время загонной охоты загонщик прогоняет зверя на снегоходе).

И наоборот, не будет совместности в такой ситуации, когда действия каждого из участников охоты, добычи животных не взаимообуславливались поведением партнера.

Можно прийти к выводу, что формальный состав анализируемого преступления вполне способна совершить как группа лиц без предварительного сговора, так и группа лиц по предварительному сговору, организованная группа.

Существенные сложности вызывает квалификация действий соучастников при материальных составах незаконной охоты. Такие преступления считаются юридически оконченными с момента наступления крупного ущерба. В связи с этим совместность действий всех участников состоит в едином для них результате и в наличии причинной связи между действиями каждого соучастника и наступившими последствиями. Необходимо отметить, что соучастие в таких составах возможно, как и в формальных, до момента фактического, а не юридического окончания преступления.

Основной проблемой в материальных составах браконьерства при соучастии считается отсутствие возможности установления причинно-следственной связи в привычном ее понимании между действиями всех соучастников и наступившими последствиями. Естественно, сложностей не возникает, когда между действием каждого участника преступления наличие причинной связи является очевидным.

В связи с вышеизложенным, при материальных составах незаконной охоты, которые совершаются в соучастии, нужно устанавливать причинно-следственную связь между действиями каждого соучастника и наступившим результатом, совместность умысла и действий виновных[48].

Рассмотрим пример. 22 мая 2013 года Н. и П., находясь в состоянии алкогольного опьянения, в принадлежащей Н. моторной лодке, являясь членами общества охотников Ленинградской области, умышленно с целью уничтожения лебедей-кликунов, преследовали и добывали, при помощи огнестрельного ружья отстреливали лебедей-кликунов, охота на которых полностью запрещена, а также которые занесены в Красную книгу Российской Федерации как уязвимый вид. При этом действия Н. и П. по незаконному уничтожению лебедей-кликунов были согласованны, взаимосвязаны, они дополняли друг друга. Всего ими было уничтожено двенадцать лебедей. Своими действиями Н. и П. по незаконной охоте, а именно уничтожением двенадцати лебедей-кликунов нанесли Российской Федерации ущерб в сумме 46 тысяч рублей. Н. и П. были осуждены по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ[49].

Делая вывод по вышеизложенному, отметим, что часть 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ содержит в себе квалифицированные признаки незаконной охоты. К таким признакам относится использование служебного положения; совершение незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору, организованной группой лиц. Привлечение лица к ответственности за незаконную охоту с использованием служебного положения исключает привлечение его по специальным составам преступления, которые предусматривают ответственность за использование такого положения.

Необходимо отметить, что уголовная ответственность по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, даже при наличии квалифицирующих признаков, не может наступать, если отсутствуют основные признаки незаконной охоты, которые указаны в уголовном законодательстве.

Глава 3. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений, проблемы квалификации незаконной охоты

3.1. Отграничение незаконной охоты от смежных составов преступлений и административных правонарушений

Вопросы, которые связаны с разграничением смежных преступлений и отграничением преступления от административного проступка, весьма часто приходится решать в судебно-следственной практике. В этих случаях необходимо установить и юридически закрепить точное соответствие между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, которое предусмотрено нормой уголовного закона, говоря проще, правильно квалифицировать содеянное.

От правильной квалификации преступления, которое предусмотрено статьей 258 Уголовного кодекса РФ, зависит решение ряда уголовно-правовых вопросов:

1) исчисление срока давности привлечения к уголовной ответственности (статья 78 Уголовного кодекса РФ);

2) решение вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности (статьи 75-78 Уголовного кодекса РФ);

3) назначение подсудимому эффективного наказания, так как ошибочная квалификация способна повлечь за собой назначение виновному необоснованно мягкого либо же, напротив, неоправданно сурового наказания;

4) назначение осужденному к лишению свободы вида исправительного учреждения (статья 58 Уголовного кодекса РФ);

5) возможность применения к осужденному различных видов освобождения от наказания (глава 12 Уголовного кодекса РФ)[50].

Сроки давности применительно к статье 258 Уголовного кодекса РФ составляют два года со дня совершения преступления, в то время как сроки давности применительно к хищению составляют от шести лет и выше.

В случае если привлекается группа лиц за браконьерство, наказание каждому из них может назначаться в виде лишения свободы сроком до двух лет. При таких же обстоятельствах, в случае нарушения режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов, наказание в виде лишения свободы санкцией статьи 262 Уголовного кодекса РФ вообще не предусматривается, соответственно, такой вид наказания к виновным лицам применяться не может.

Что касается разграничения преступления и административного проступка, то сюда необходимо добавить еще одно значение правильной квалификации, а именно оно дает возможность ответить на вопрос, является ли конкретное деяние преступлением и подлежит ли лицо, которое его совершило, уголовной ответственности.

Так как на практике наибольшую трудность вызывает как раз отграничение преступления от административного проступка, то необходимо с него и начинать сравнительный анализ[51].

1. Разграничение уголовной и административной ответственности за браконьерство.

Основной проблемой в теоретическом плане, применительно к экологическим преступлениям и проступкам, считается их соотносимость. На практике же указанная проблема может перейти в плоскость разграничения уголовной и административной ответственности в деятельности правоохранительных и природоохранных органов, которая обусловлена коллизионностью норм Уголовного кодекса РФ и Кодекса об административных правонарушениях РФ. Такие вопросы являлись предметом исследования многих ученых, которыми отмечались определенные трудности, которые связаны с отграничением экологических преступлений, в частности, незаконной охоты от соответствующих административных деликтов.

Пленум Верховного Суда в постановлении от 5 ноября 1998 г. указал, что при разграничении уголовно-наказуемого деяния и административного проступка особое внимание нужно уделять выяснению всех обстоятельств, которые характеризуют состав экологического правонарушения, последствий противоправного деяния, размера нанесенного вреда и причиненного ущерба. Применительно к статье 258 Уголовного кодекса РФ разграничение необходимо проводить по квалифицирующим признакам состава преступления.

Принятый в 2001 году новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях не устранил существующую коллизию[52].

Сопоставив нормы уголовного и административного законодательства, Типовых правил охоты, можно прийти к выводу, что такими признаками для сравнительного анализа могут быть:

1) охота в запретных местах (статья 8.37. КоАП РФ) и охота на территории заповедника, заказника либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (статья 258 Уголовного кодекса РФ); 2) охота запрещенными орудиями и способами (статья 8.37. КоАП РФ) и охота с применением механического транспортного средства или воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения птиц и зверей (статья 258 Уголовного кодекса РФ); 3) уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных (статья 8.35. КоАП РФ) и незаконная охота в отношении птиц и зверей, добыча которых полностью запрещена (статья 258 Уголовного кодекса РФ); 4) причинение крупного ущерба (статья 258 Уголовного кодекса РФ).

1) Разграничение охоты в запретных местах (ст. 8.37. КоАП РФ) и охоты на территории заповедника, заказника или в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (статья 258 Уголовного кодекса РФ).

Административная ответственность может наступать за охоту в запретных местах, где охота не разрешается Типовыми правилами охоты, (то есть местах, которые не являются охотничьими угодьями). Таким образом, можно сделать вывод, что в законодательстве четко прописаны основания для разграничения административной и уголовной ответственности по первому признаку. Соответственно, вопрос о привлечении лица к соответствующему виду ответственности обязан решаться однозначно в зависимости от места совершения незаконной охоты.

В связи со сказанным решения правоприменителя считаются незаконными в тех случаях, когда незаконная охота совершена на территории заповедника, заказника (примеры незаконной охоты на территории зоны экологического бедствия либо зоны чрезвычайной экологической ситуации – отсутствуют), а виновные лица привлекаются к административной ответственности.

2) Охота запрещенными орудиями и способами (статья 8.37. КоАП РФ) и охота с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов иди иных способов массового уничтожения птиц и зверей (статья 258 Уголовного кодекса РФ).

Перечень запрещенных орудий и способов охоты, применение которых может повлечь административную ответственность, установлен в пункте 22 Типовых правил охоты.

Уголовно-наказуемым деянием считается охота с применением: а) механического транспортного средства или воздушного судна (если они при этом использовались как орудие охоты в качестве средств выслеживания, преследования, отлова или иной добычи животных), б) взрывчатых веществ, газов (так как их применение может привести к истреблению дичи в количестве, которое отрицательно сказывается на ее воспроизводстве, либо калечению животных, или создают опасность для людей); в) других способов массового уничтожения птиц и зверей (использование ядохимикатов, выжигание растительности в местах концентрации животных и так далее)[53].

Иными словами, из анализа данных смежных признаков следует, что уголовная ответственность обязана наступать в случаях, которые указаны в пункте «б» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, при применении механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения птиц и зверей.

Проблема же их разграничения вызвана не пробелом законодательства, а ненадлежащей оценкой со стороны правоприменителя.

3) Уничтожение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных (статья 8.35. КоАП РФ) и незаконная охота в отношении птиц и зверей, добыча которых полностью запрещена (статья 258 Уголовного кодекса РФ);

В соответствии со статьей 60 Закона «Об охране окружающей среды»[54] животные, которые занесены в Красную книгу РФ, повсеместно подлежат изъятию из хозяйственного использования, и запрещается какая-либо деятельность, ведущая к их сокращению. За незаконную добычу таких птиц и зверей установлена уголовная ответственность по пункту «в» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ.

Однако, с введением в действие статьи 8.35. КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за уничтожение, а также добывание без надлежащего на то разрешения животных занесенных в Красную книгу, возникает вопрос о сфере действия данных статей.

К примеру, из анализа статьи 8.35. КоАП РФ можно сделать вывод, что административная ответственность может наступать за совершение следующих действий: уничтожение, добывание, содержание, приобретение, продажа, пересылка, а также за действия, которые могут привести к гибели, сокращению численности либо нарушению среды обитания животных занесенных в Красную книгу РФ. В это же время ряд деяний из приведенного перечня, такие как уничтожение, добывание животных занесенных в Красную книгу РФ, а также уничтожение критических мест их обитания являются уголовно-наказуемыми. Так, в частности, уголовная ответственность может наступать:

— по статьям 256 и 258 Уголовного кодекса РФ в случае уничтожения и добывания животных (в том числе водных) занесенных в Красную книгу РФ, которые находятся в состоянии естественной свободы;

— по статьям 158 и 167 Уголовного кодекса РФ в случае уничтожения и завладения животных (в том числе водных) занесенных в Красную книгу РФ, которые находятся в вольерах, питомниках, зоопарках, специально устроенных водоемах и пр.;

— по статье 259 Уголовного кодекса РФ в случае уничтожения критических местообитаний для организмов, занесенных в Красную книгу РФ[55].

Отсюда возникает вопрос, в каких случаях будет применяться статья 8.35. КоАП РФ, а в каких указанные статьи Уголовного кодекса РФ? Если ранее действующее законодательство прямо указывало на приоритет положений уголовного права перед нормами административного законодательства, в случае их конкуренции, то в КоАП РФ эта норма отсутствует.

Однако очевидно, что объекты животного мира, которые занесены в Красную книгу РФ, нуждаются в повышенной охране, в связи с чем и запрещается любая деятельность, которая ведет к их сокращению. Более того, Пленум Верховного Суда РФ в пункте 16 постановления от 5 ноября 1998 г. предлагает рассматривать в качестве крупного ущерба объектам животного мира отлов либо уничтожение животных, которые занесены в Красную книгу РФ.

Соответственно, их добывание и уничтожение представляет повышенную общественную опасность, в связи с чем, такие действия должны оцениваться как уголовно-наказуемые и ответственность при учете тяжести содеянного должна наступать по статьям Уголовного кодекса РФ.

Таким образом, те деяния, которые в этом случае являются смежными уголовному законодательству (уничтожения, добывание) должны быть исключены из диспозиции статьи 8.35. КоАП РФ.

2. Разграничение незаконной охоты и хищения чужого имущества.

По поводу разграничения указанных преступлений в эколого-правовой литературе было высказано две точки зрения. Сторонники первой из них говорят о том, что с ростом масштабов эколого-восстановительной деятельности, которая сопровождается материальными и трудовыми затратами (к примеру, работы по искусственному дичеразведению с последующим выпуском животных в естественную среду, подкормка диких животных и так далее), объекты природы, которые находятся в естественном состоянии, приобретают цену своего освоения, измеряемую произведенными затратами на их воспроизводство. В связи с этим, незаконное завладение такими объектами природы было предложено квалифицировать как хищение государственной либо общественной собственности. Вместе с тем, эта позиция не получила общего признания, в том числе по причине полного стирания граней между посягательствами на собственность и экологическими преступлениями, что, естественно, недопустимо.

Более предпочтительным считается подход, сторонники которого при разграничении данных преступлений исходят из социально-экономической сущности предмета этих посягательств, суть которого состоит в том, относится либо не относится предмет конкретного преступления к категории «имущество».

Иными словами, для квалификации незаконной добычи животных, как хищения чужого имущества, необходимо два условия объективного и субъективного характера: а) нахождение диких зверей и птиц в специально устроенных либо приспособленных питомниках, вольерах, водоемах и так далее; б) осознание виновным лицом, что добываемое им животное находится в указанных условиях[56].

3. Разграничение незаконной охоты и незаконной добычи водных животных.

Незаконная охота и незаконная добыча водных животных считается разновидностью браконьерства, их объединяет близость непосредственных объектов посягательства, общность характера действия, которые составляют объективную сторону, тождественность формы вины и примерно одинаковая степень общественной опасности. Принимая во внимание схожесть объективных и субъективных признаков статей 258 и 256 Уголовного кодекса РФ, разграничение данных посягательств необходимо проводить по предмету преступления.

Предметом незаконной охоты, как было сказано нами ранее, являются дикие звери и птицы, которые находятся в состоянии естественной свободы.

В свою очередь, предметом браконьерской добычи водных животных считаются водные биоресурсы, которые имеют либо не имеют промысловое значение.

С целью избежания ошибок в квалификации необходимо принимать во внимание тот факт, что норма, которая установлена в статье 256 Уголовного кодекса РФ, считается бланкетной, поэтому для точного установления предмета преступного посягательства необходимо обращаться к соответствующим правовым актам, которыми регулируется добыча и охрана водных биоресурсов. Помимо этого, необходимо принимать во внимание, что существенные положения для применения статьи 256 Уголовного кодекса РФ содержатся в актах субъектов РФ, в которых устанавливаются сроки добывания рыбы и других водных животных, определяются места добывания, лова, порядок выдачи лицензий, устанавливаются таксы исчисления размеров взыскания за ущерб, оговариваются различные запреты и ограничения на добывание водных биоресурсов данного региона[57].

4. Разграничение незаконной охоты и преступления, предусмотренного статьей 262 Уголовного кодекса РФ (нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов).

Такое разграничение необходимо проводить путем анализа и сопоставления соответствующих элементов составов указанных преступлений и в первую очередь по их объективным сторонам.

Объективная сторона статьи 262 Уголовного кодекса РФ подразумевает под собой нарушение режима особо охраняемых территорий, а именно совершение действий, которые прямо запрещены соответствующими федеральными законами и подзаконными нормативными актами, в частности: действия, которые изменяют гидрологический режим земель; изыскательские работы и разработка полезных ископаемых; сплав леса; охота; интродукция растений и животных; распашка земель и так далее.

Последствиями этого преступления считается значительный ущерб, который причинен особо охраняемым территориям и объектам. Он может быть выражен в уничтожении отдельных комплексов и памятников природы, ухудшении их состояния, добычи населяющих эти территории животных и так далее.

Таким образом, можно прийти к выводу, что диспозиция статьи 262 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность, в том числе за совершение незаконной охоты в границах особо охраняемых природных территорий, в случае причинения существенного ущерба.

Необходимо отметить, что незаконная охота признается самым распространенным нарушением режима особо охраняемых территорий. Вместе с тем, как было отмечено выше, пункт «г» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ устанавливает уголовную ответственность за незаконную охоту на территории государственных заповедников и заказников. Соответственно, получается, что незаконная охота, которая совершается на территории государственного заповедника и заказника, и которая причинила значительный ущерб, формально охватывается двумя статьями Уголовного кодекса РФ (статьями 258 и 262).

В связи с этим нужно рассмотреть возможные варианты квалификации уголовно-правовых деяний в случаях незаконной охоты, которая была совершена в особо охраняемых территориях[58].

При этом следует руководствоваться положениями, которые установлены в статье 17 Уголовного кодекса РФ, к примеру, часть 1 данной статьи определяет, что действия лица подлежат квалификации по совокупности преступлений, в случае совершения им двух либо более преступлений, которые предусмотрены различными статьями Уголовного кодекса РФ. В соответствии с частью 3 статьи 17 Уголовного кодекса РФ, если преступление предусмотрено общей и специальными нормами, и совокупность преступлений отсутствует, то уголовная ответственность наступает по специальной норме. Помимо этого, в юридической литературе сказано, что при конкуренции уголовно-правовых норм по объективной стороне должна применяться та статья уголовного закона, в которой более полно сформулированы признаки объективной стороны совершенного деяния. В этом случае специальной нормой выступает статья 258 Уголовного кодекса РФ, так как в ней содержатся дополнительные специальные признаки, которые характеризуют деяния, а именно конкретизируются действия виновных лиц – охота, которая была совершена на территории заповедника либо заказника.

Таким образом, можно выделить несколько правил квалификации при конкуренции указанных статей Уголовного кодекса РФ:

1) Если виновным совершается незаконная охота на территории заповедника либо заказника, его действия подлежат квалификации исключительно по статье 258 Уголовного кодекса РФ (по правилам конкуренции общей и специальной нормы).

2) Если незаконная добыча диких животных (при наличии признаков преступления, которое предусмотрено статьей 258 Уголовного кодекса РФ), производится в границах особо охраняемых территорий, кроме заповедника и заказника, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности статей 258 и 262 Уголовного кодекса РФ. Так, к примеру, будут квалифицированы по пункту «а» части 1 статьи 258 и статье 262 Уголовного кодекса РФ действия лица, которые выразились в незаконной добыче лося на территории дендрологического парка.

3) Виновное лицо подлежит уголовной ответственности только по статье 262 Уголовного кодекса РФ (без совокупности указанных преступлений) в случае незаконной добычи диких животных в границах особо охраняемых территорий, если его действие не содержит признаков преступления, которое предусмотрено статьей 258 Уголовного кодекса РФ. К примеру, такая квалификация будет в случае незаконной добычи одной косули на территории национального парка[59].

Делая вывод, отметим, что в настоящее время большие сложности вызывает разграничение незаконной охоты от административных правонарушений и от смежных составов преступления. В законодательстве фактически не установлены правила, по которым они должны разграничиваться. Незаконная охота отличается от административных правонарушений, прежде всего, размером причиненного вреда, общественной опасностью совершенных действий. Что касается отграничения незаконной охоты от других преступлений, то, чаще всего, разграничение осуществляется по объекту и предмету преступления, объективной стороне. Также принимается во внимание преступный результат. В случае конкуренции норм применяется специальная норма. Разграничение имеет очень важное значение, поскольку от правильной квалификации зависит истечение срока давности привлечения к ответственности, вопросы применения к лицу уголовной или административной ответственности и так далее.

3.2. Проблемы квалификации незаконной охоты

Квалификация незаконной охоты вызывает большое количество проблем. Ответственность за незаконную охоту, которая предусмотрена пунктом «б» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, наступает, если деяние было совершено с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения птиц и зверей.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 октября 2012 года № 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования», под механическими транспортными средствами (пункт «б» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ) необходимо понимать автомобили, мотонарты, мотоциклы, снегоходы, катера, моторные лодки, а также прочие транспортные средства, которые приводятся в движение двигателем. К воздушному судну могут относиться самолеты, вертолеты и любые иные летательные аппараты в соответствии с частью 1 статьи 32 Воздушного кодекса РФ[60].

Лицо может быть признано виновным в незаконной охоте, которая была совершена с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, исключительно в случае, если с их помощью велся поиск животных, их выслеживание либо преследование для добычи или они были использованы непосредственно в процессе их добычи (к примеру, отстрел птиц и зверей производился из транспортного средства во время его движения), а также осуществлялась транспортировка незаконно добытых животных.

В юридической науке в настоящее время пока нет полной ясности в отношении юридической природы актов судебного толкования права, но анализ роли судов в контексте принципа разделения властей и признания судебной власти в качестве самостоятельной ветви власти дает все основания рассматривать судебную практику в качестве неформального источника права, поскольку в рамках принципа разделения властей суды, в сущности, наделяются полномочиями нормотворческого органа власти.

Толкование Пленумом Верховного Суда РФ нормы, которая предусмотрена пунктом «б» части 1 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, признается нормативным толкованием, то есть таким, которое распространяется на все случаи применения толкуемой нормы права.

Необходимо сказать, что такое официальное нормативное толкование указанной нормы права соответствует пункту 5 ст. 1 Федерального закона от 24 июля 2009 г. № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», в соответствии с которым, охота – это деятельность, которая связана с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой. К тому же, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ 2012 г. указывается на то, что при рассмотрении уголовных дел о незаконной охоте (статья 258 Уголовного кодекса РФ) судам необходимо принимать во внимание именно такое определение понятия «охота».

В это же время такое толкование указанной нормы вступает в определенное противоречие с Приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 года № 512 «Об утверждении правил охоты» (далее — Правила охоты)[61], в соответствии с пунктом 52.14.1 которого при отлове либо отстреле охотничьих животных запрещено применение механических транспортных средств и любых летательных аппаратов.

Исключениями из указанного запрета признаются случаи осуществления охоты для регулирования численности шакала и волка, если в соответствующем разрешении на добычу охотничьих ресурсов указаны регистрационные номера конкретных транспортных средств, с использованием которых планируется осуществление охоты, а также отлова охотничьих животных для осуществления научно-исследовательской либо образовательной деятельности.

Запрет на применение механических транспортных средств и каких-либо летательных аппаратов, который установлен Правилами охоты, распространяется исключительно на отлов либо отстрел охотничьих животных, а, в соответствии с пунктом 4 статьи 1 Закона об охоте, отлов либо отстрел охотничьих ресурсов представляет собой только добычу охотничьих ресурсов, соответственно, такой запрет не распространяет свое действие на деятельность, которая связана с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их первичную переработку и транспортировку.

В соответствии с пунктом 53.1 Правил охоты, при осуществлении охоты запрещается нахождение в охотничьих угодьях в (на) механических транспортных средствах, летательных аппаратах, а также плавательных средствах с включенным мотором, в том числе не прекративших движение по инерции после выключения мотора, с расчехленным, либо заряженным, либо имеющим патроны (снаряды) в магазине охотничьим огнестрельным (пневматическим) оружием[62].

Запрет, который установлен пунктом 53.1 Правил охоты, вряд ли может быть оценен в качестве некого «успокаивающего» фактора. Анализ судебной практики по делам рассматриваемой категории говорит о том, что незаконная охота весьма часто совершается с использованием транспортных средств, так как их применение значительно облегчает поиск, выслеживание, преследование и добычу охотничьих ресурсов. Известны многочисленные случаи, когда механические транспортные средства либо воздушные суда были непосредственными орудиями незаконного добывания охотничьих животных: с помощью автомобилей и квадроциклов совершался наезд на животных, снегоходы используются с целью изматывания животных преследованием.

Таким образом, пункты 52.14.1 и 53.1 Правил охоты фактически снимают запрет на применение механических транспортных средств либо воздушных судов при осуществлении деятельности, которая связана с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов и транспортировкой незаконно добытых животных.

Следует сказать, что в соответствии с пунктом 53.1 Правил охоты, в его изначальной редакции при осуществлении охоты было запрещено использование механических транспортных средств и любых летательных аппаратов для преследования, выслеживания, поиска либо добычи охотничьих животных, кроме осуществления охоты для регулирования численности волков, шакалов либо для осуществления научно-исследовательской, образовательной деятельности.

Тем не менее, поскольку данная норма вызывала многочисленные нарекания со стороны специалистов, так как понятия «выслеживание», «поиск» и «преследование» могут трактоваться очень широко и даже простое передвижение по охотничьим угодьям на снегоходе с ружьем может быть к ним приравнено, что создает опасность признания простых охотников нарушителями, Приказом Минприроды России от 10 апреля 2012 г. № 98 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512»[63] и Приказом Минприроды России от 5 сентября 2012 г. № 262 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512» данная норма была уточнена и, как следствие, запрет приобрел более «узкий» характер[64].

При этом указанная позиция выглядит малоубедительной и более того — противоречит Закону об охоте, а отсутствие в Правилах охоты прямого запрета на выслеживание для добычи, поиск и преследование охотничьих животных с применением механических транспортных средств и воздушных судов может привести к разночтениям в правоприменительной практике.

В контексте обсуждаемой проблемы следует считать, что необходимо вернуться к запрету на использование механических транспортных средств и любых летательных аппаратов для преследования, выслеживания, поиска либо добычи охотничьих животных, кроме осуществления охоты в целях регулирования численности волка, шакала, лисицы, если в соответствующем разрешении на добычу охотничьих ресурсов указаны регистрационные номера конкретных транспортных средств, с использованием которых планируется осуществление охоты, а также отлова охотничьих животных для осуществления научно-исследовательской, образовательной деятельности.

В соответствии с абзацем 3 пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ 2012 года, использование данных средств для доставки людей либо орудий охоты к месту ее проведения не признается охотой с применением механического транспортного средства либо воздушного судна. Данные действия при наличии к тому оснований могут квалифицироваться как соучастие в незаконной охоте в форме пособничества.

В науке уголовного права указанная точка зрения высказывалась ранее, хотя необходимо отметить, что некоторые специалисты высказывались и о том, что применением транспортного средства при незаконной охоте следует считать его использование при доставке к месту охоты капканов и другого снаряжения, но с таким утверждением едва ли можно согласиться[65].

Еще одним проблемным вопросом в сфере правовой регламентации незаконной охоты, которая наказывается в уголовно-правовом порядке, считается определение предмета данного преступления. В этом качестве выступают дикие звери и птицы, которые находятся в состоянии естественной свободы. Для того чтобы выступать в качестве предмета незаконной охоты вышеназванные объекты животного мира обязаны обладать тремя основными признаками:

1) иметь естественное происхождение. В этом случае предметом будут являться звери и птицы, которые родились непосредственно в состоянии естественной свободы либо которые были выпущены в природные объекты для разведения:

2) экологическая зависимость от окружающей природной среды:

3) социально-экологическая ценность для человека и общества.

Не являются предметом этого состава следующие объекты животного мира:

1) сельскохозяйственные и домашние животные, в том числе и одичавшие, но если данные животные становятся элементами экологической системы, то могут признаваться предметом такого состава преступления:

2) звери, которые содержатся в неволе (в зоосадах, цирках, вольерах организаций, питомниках):

3) рыбы и иные водные животные, пресмыкающиеся и рептилии[66].

При этом принимать во внимание тот факт, что объекты, которые относятся к предмету этого преступления, не меняя свою биологическую природу; могут поменять свой юридический статус: изъятые из естественной среды обитания, отловленные животные превращаются в чужое имущество, а отсюда, если посягательство идет на них, то деяние должно быть квалифицировано как преступление против собственности. Это положение вытекает из статьи 4 Федерального Закона от 24 апреля 1995 г. «О животном мире»: объекты животного мира, которые были изъяты в установленном порядке из среды обитания, могут находиться в любых формах собственности.

Необходимо также акцентировать внимание еще на одном спорном вопросе в области предмета незаконной охоты. Если понимать под охотой выслеживание для добычи, преследование и саму добычу зверей и птиц, то представляется не совсем понятным ответ на следующий вопрос: а может ли охота осуществляться в отношении зверей и птиц, которые не отнесены законодательством к объектам охоты. Статья 34 Федерального Закона «О животном мире» от 24 апреля 1995 г. определяет виды природопользования животным миром. В частности она указывает: 1) охоту: 2) добычу объектов животного мира, которые не отнесены к объектам охоты и рыболовства, а отсюда и делит все объекты животного мира на две большие части:

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Бухгалтерский учет, анализ и аудит основных средств на предприятии

1) отнесенные к объектам охоты:

2) не отнесенные к ним.

Отсюда можно прийти к выводу о том, что охота в отношении объектов животного мира не отнесенных Перечнем к объектам охоты невозможна. Все же это требует более четкого законодательного закрепления. По нашему мнению необходимо закрепить в законе «Об охоте в Российской Федерации» такое определение понятия охоты: охота представляет собой выслеживание и преследование для добычи, сама добыча диких зверей и птиц, которые находятся в состоянии естественной свободы и относятся законодательством к объектам охоты. Закрепление такого определения на законодательном уровне даст возможность снять большое количество проблемных вопросов при толковании и, соответственно, правоприменении этих положений[67].

Таким образом, к уже перечисленным трем признакам предмета незаконной охоты хотелось бы добавить еще один: признание таких зверей и птиц в установленном порядке объектами охоты. Даже если охота осуществляется в отношении зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена, последние все равно следует отнести к объектам охоты, но они просто составляют исключение из перечня объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты. Именно это и указано в федеральном законодательстве, и, как продолжение, в правилах охоты на региональном уровне.

В случае осуществления добычи зверей и птиц, которые не относятся вышеназванным Постановлением к объектам охоты, при наличии таких признаков, как хулиганский мотив, корыстные побуждения, осуществление данного деяния в присутствии малолетних, либо с применением садистских методов речь следует вести исключительно о статье 245 Уголовного кодекса РФ (жестокое обращение с животными), при этом квалификация по статье 258 Уголовного кодекса РФ исключена[68].

Подводя итог, следует отметить, что существует большое количество проблем в процессе квалификации незаконной охоты. Большая часть проблем вызвана большим количеством пробелов и коллизий в законодательстве. В силу того, что отсутствует единое понимание многих понятий, явлений, процессов, правоприменители различным образом применяют положения об уголовной ответственности за незаконную охоту. По нашему мнению, законодателю следует более серьезно отнестись к определению правил квалификации незаконной охоты с целью недопущения неправильного применения законодательства на практике. В частности, должны быть конкретизированы способы совершения незаконной охоты, само понятие незаконной охоты и ее признаки, указаны конкретные признаки, при помощи которых следует разграничивать незаконную охоту и другие наказуемые деяния.

Заключение

Делая вывод, отметим, что уголовная ответственность за незаконную охоту приобретает в настоящее время все большую значимость, при этом, что актуальной данная тема стала еще несколько столетий назад. История становления и развития уголовной ответственности за незаконную охоту имеет длительную историю. Изначально, в первобытном обществе, ни о какой ответственности за охоту не было и речи, поскольку охота являлась источником для существования целых племен. В средние же века законодатель стал задумываться над тем, как сохранить животный мир. Так, во времена Ивана Грозного к нарушителям правил охоты применялась смертная казнь. Во времена Петра I браконьеры подвергались телесным наказаниям и огромным штрафом. Такое положение вещей просуществовало до революции 1917 года.

После революции законодатель также пошел по пути установления ответственности за незаконную охоту, однако, в 20-х года она ненадолго перестала быть уголовно наказуемой, став административным правонарушением, что, тем не менее, было исправлено впоследствии. В Уголовном кодексе РСФСР 1960 года также была статья, в которой была предусмотрена ответственность за незаконную охоту, но она не соответствовала реалиям того времени и закрепляла слишком сложную процедуру привлечения к ответственности. Современное законодательство пошло по пути ужесточения ответственности за незаконную охоту путем введения огромных штрафов и наказания в виде лишения свободы.

Незаконная охота представляет собой деятельность, которая связана с поиском, выслеживанием и преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной обработкой, транспортировкой. Принято выделять промысловую, любительскую, спортивную охоту, охоту в целях осуществления научно-исследовательской работы, образовательной деятельности, регулирования численности охотничьих ресурсов и другие виды охоты.

К признакам незаконной охоты относят: охоту без соответствующего разрешения или вопреки специальному запрету; охоту лицом, которое не имеет права на охоту либо которое получило лицензию без необходимых оснований; осуществление охоты вне отведенных мест, в запрещенные сроки, запрещенными способами и орудиями. По общему правилу, охота осуществляется лицами, которые достигли 18-го возраста (жители районов крайнего севера – 14 лет), которые имеют разрешение на охоту, осуществляют ее в специально отведенных местах, не применяя при этом запрещенных законом средств и способов.

Как и в законодательстве Российской Федерации, в зарубежных странах также установлена уголовная ответственность за незаконную охоту. В некоторых странах, к примеру, в Испании, незаконная охота не отделяется от незаконного посягательство на водный мир и является единым составом преступления.

В законодательстве зарубежных стран преступление считается оконченным уже на этапе подготовки к нему, независимо от того, был ли достигнут преступный результат. В большинстве стран за незаконную охоту предусматривается лишение свободы на определенный срок либо штраф. В некоторых странах, в частности, в Польше и Германии, уголовная ответственность за незаконную охоту предусмотрена не только положениями Уголовного кодекса, но также и в положениях специальных законов об охране окружающей среды либо даже о запрете незаконной охоты.

Объектом незаконной охоты признаются общественные отношения в области охраны и использования животного мира. Предметом незаконной охоты являются объекты животного мира, которые находятся в условиях естественной свободы. Данные объекты указаны в законодательных актах Российской Федерации и ее субъектов. Объективная сторона выражается в совершении активных действий, а именно совершение охоты, которая: сопряжена с причинением крупного ущерба; совершена с применением механического транспортного средства либо воздушного судна, взрывчатых веществ, газов либо других способов массового уничтожения зверей и птиц; в отношении зверей и птиц, охота на которых полностью запрещена законодательством; на особо охраняемой природной территории или в зоне экологического бедствия либо в зоне чрезвычайной экологической ситуации. Для квалификации по данному составу достаточно совершения какого-то одного из указанных действий.

С субъективной стороны незаконная охота может совершаться с прямым умыслом, кроме охоты с причинением существенного ущерба. Незаконная охота с причинением существенного ущерба может быть совершена как с прямым, так и с косвенным умыслом. Мотивы преступления не оказывают влияния на квалификацию, однако, чаще всего являются корыстными.

Субъект незаконной охоты является общим, то есть субъектом признается физическое вменяемое лицо, которое на момент совершения преступления достигло шестнадцатилетнего возраста. Жители специальных районов, в которых установлен пониженный возраст для охоты, не привлекаются к ответственности, если не достигли возраста уголовной ответственности.

Часть 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ содержит в себе квалифицированные признаки незаконной охоты. К таким признакам относится использование служебного положения; совершение незаконной охоты группой лиц по предварительному сговору, организованной группой лиц. Привлечение лица к ответственности за незаконную охоту с использованием служебного положения исключает привлечение его по специальным составам преступления, которые предусматривают ответственность за использование такого положения.

Необходимо отметить, что уголовная ответственность по части 2 статьи 258 Уголовного кодекса РФ, даже при наличии квалифицирующих признаков, не может наступать, если отсутствуют основные признаки незаконной охоты, которые указаны в уголовном законодательстве.

Большие сложности вызывает разграничение незаконной охоты от административных правонарушений и от смежных составов преступления. В законодательстве фактически не установлены правила, по которым они должны разграничиваться. Незаконная охота отличается от административных правонарушений, прежде всего, размером причиненного вреда, общественной опасностью совершенных действий. Что касается отграничения незаконной охоты от других преступлений, то, чаще всего, разграничение осуществляется по объекту и предмету преступления, объективной стороне. Также принимается во внимание преступный результат. В случае конкуренции норм применяется специальная норма. Разграничение имеет очень важное значение, поскольку от правильной квалификации зависит истечение срока давности привлечения к ответственности, вопросы применения к лицу уголовной или административной ответственности и так далее.

Существует большое количество проблем в процессе квалификации незаконной охоты. Большая часть проблем вызвана большим количеством пробелов и коллизий в законодательстве. В силу того, что отсутствует единое понимание многих понятий, явлений, процессов, правоприменители различным образом применяют положения об уголовной ответственности за незаконную охоту. По нашему мнению, законодателю следует более серьезно отнестись к определению правил квалификации незаконной охоты с целью недопущения неправильного применения законодательства на практике. В частности, должны быть конкретизированы способы совершения незаконной охоты, само понятие незаконной охоты и ее признаки, указаны конкретные признаки, при помощи которых следует разграничивать незаконную охоту и другие наказуемые деяния.

Среди мер совершенствования положений законодательства о незаконной охоте можно предложить следующие:

1) Корректировать круглогодичное право охоты для Крайнего Севера определенными периодами охоты, более расширенными, чем на других территориях Российской Федерации, но все же с учетом особенностей местности.

2) закрепить в законодательстве такое определение понятия охоты: «Охота представляет собой выслеживание и преследование для добычи, сама добыча диких зверей и птиц, которые находятся в состоянии естественной свободы и относятся законодательством к объектам охоты».

Таким образом, незаконная охота является опасным для человека преступлением, поскольку, уничтожая фауну, человек уничтожает свою естественную среду обитания, что способно привести к серьезным последствиям.

Список использованных источников и литературы

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. — № 31. — Ст. 4398.

1. Нормативные правовые акты Российской Федерации

1.1. Нормативные правовые акты федерального уровня

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 07.03.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2002. — № 1 (ч. 1). — Ст. 1.
  3. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 1997. — № 12. — Ст. 1383.
  4. Федеральный закон от 24.07.2009 № 209-ФЗ (ред. от 23.06.2016) «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 30. — Ст. 3735.
  5. Федеральный закон от 24.04.1995 № 52-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О животном мире» // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 17. — Ст. 1462.
  6. Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об охране окружающей среды» // Собрание законодательства РФ. – 2002. — № 2. — Ст. 133.
  7. Приказ Минприроды России от 16.11.2010 № 512 (ред. от 06.08.2015) «Об утверждении Правил охоты» (Зарегистрировано в Минюсте России 04.02.2011 № 19704) // Российская газета. – 2011. — № 39. – Ст. 12.
  8. Приказ Минприроды России от 10.04.2012 № 98 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512» (Зарегистрировано в Минюсте России 30.05.2012 № 24394) // Российская газета. – 2012. — № 130. – Ст. 3.
  9. Приказ Минприроды России от 05.09.2012 № 262 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512» (Зарегистрировано в Минюсте России 08.10.2012 № 25628) // Российская газета. – 2012. — № 239. – Ст. 34.
  10. Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР (утв. Постановлением Совмина РСФСР от 10.10.1960 № 1548) (ред. от 03.05.1994) // СП РСФСР. – 1960. — № 34. — Ст. 164.

2. Правоприменительные акты и акты толкования права

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 (ред. от 06.02.2007) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. — № 1. – Ст. 52.
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. — № 12. – С. 93.
  3. Определение Верховного Суда РФ от 20.06.2003 Нахождение в охотничьих угодьях с оружием, независимо от наличия на оружии чехла, приравнивается к охоте. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. — № 5. – Ст. 33.
  4. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.12.2014) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2015. — № 4. – Ст. 34.
  5. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. — № 12. – Ст. 3.
  6. Приговор по уголовному делу № 524-005 от 21.02.5.2015 г. // Архив Ульяновской межрайонной природоохранной прокуратуры.

3. Архивные документы и нормативные правовые акты, утратившие юридическую силу

  1. Декрет Съезда советов рабочих и солдатских депутатов «О земле» от 27.11.1917 г. // [Электронный ресурс]. – URL: http://zakon.rin.ru/cgi-bin/view.pl?id=693 (дата обращения – 21.02.2017) (утратил силу)
  2. Декрет СНК РСФСР от 27.05.1919 «О сроках охоты и о праве на охотничье оружие» // СУ РСФСР. — 1919. — № 21. — Ст. 256. (утратил силу)
  3. Декрет СНК РСФСР от 20.07.1920 «Об охоте» // СУ РСФСР. – 1920. — № 66. — Ст. 297. (утратил силу)
  4. Уголовный кодекс РСФСР от 01.06.1922 (ред. от 25.08.1924) // СУ РСФСР. — 1922. — № 15. — Ст. 153. (утратил силу)
  5. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. — № 40. — Ст. 591. (утратил силу)
  6. Закон Камчатской области от 3.08.2001 № 163 «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Камчатской области» // [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/802000926 (дата обращения — 1.03.2017) (утратил силу)

4. Научная, учебная и специальная литература

  1. Абдулмуталибов М. Г. К вопросу о субъекте незаконной охоты // Юг России: экология, развитие. – 2014. — № 4. – С. 146-149.
  2. Абдулмуталибов М.Г. К вопросу о разграничении незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) и нарушений правил охоты (ч. 1 ст. 8.37 КОАП РФ) // Вестник Академии. — 2012. — № 4. – С. 148-150.
  3. Абдулмуталибов М.Г. Объективные признаки состава незаконной охоты // Юг России: экология, развитие. — 2015. — № 3 (36). – С. 145-149.
  4. Батычко В.Т. Уголовное право. Конспект лекций. — Таганрог: ИТА ЮФУ, 2015. – 319 с.
  5. Борзенков Г.Н., Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). — М.: Юрайт, 2013. – 495 с.
  6. Вестов Ф.А. Некоторые аспекты объективной стороны незаконной охоты // Экологические правонарушения и юридическая ответственность: состояние и эффективность охраны окружающей среды в России. Правовые институты и методы охраны окружающей среды в России, странах СНГ и европейского союза: состояние и эффективность материалы Всероссийской научно-практической конференции, Международной научно-практической конференции преподавателей, практических сотрудников, студентов, магистрантов, аспирантов, соискателей: Сборник научных статей. — 2016. — № 2. – С. 47-49.
  7. Гаевская Е.А. Уголовно-правовая охрана животного мира. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2012. – 35 с.
  8. Гартфельд А.А. Животный мир под охраной уголовного закона // Человек: преступление и наказание. — 2016. — № 4 (95). – С. 76-81.
  9. Данина Е.А., Отто О.В. Незаконная охота как вид экологических преступлений // Труды молодых ученых Алтайского государственного университета. — 2013. — № 10. – С. 226-228.
  10. Даньшина Д.Н. Юридическая ответственность за экологические правонарушения // Молодой ученый. — 2016. — № 6-6 (110). – С. 7-9.
  11. Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. – М.: Проспект, 2014. – 336 с.
  12. Забавко Р.А. Уголовная ответственность за преступления против окружающей среды и природных ресурсов. — Иркутск, 2016. – 476 с.
  13. Иногамова-Хегай Л.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник.- М.: Юрайт, 2016. – 567 с.
  14. Казанцев С. Я., Кругликов Л. Л. Уголовное право. – М.: Академия, 2013. — 352 c.
  15. Калиничева Л.Н. Особенности квалификации незаконной охоты // Научная перспектива. — 2015. — № 5. – С. 74-75.
  16. Кипшидзе А.В. Ответственность за незаконную охоту // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности Сборник статей Международной научно-практической конференции. — 2016. — № 1. – С. 58-60.
  17. Козаченко И.Я., Новоселов Г.П. Уголовное право. Общая часть. Учебник для академического бакалавриата. – М.: Проспект, 2015. – 502 с.
  18. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.П. Кругликова. – М.: Проспект, 2013. – 529 с.
  19. Крылова Н.Е. Уголовное право зарубежных стран в 3-х томах. Том 2. Общая часть. Франция, Германия, Италия, Япония. Учебник для бакалавриата и магистратуры. – М.: Проспект, 2016. – 563 с.
  20. Крюкова Н.И., Левитин В.Б., Зульфугарзаде Т.Э. Уголовное право. Особенная часть. – М.: Проспект, 2014. – 335 с.
  21. Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Учебник. – М.: Проспект, 2017. – 482 с.
  22. Мисник Г.А. Проблемы ответственности за экологические преступления // Северо-Кавказский юридический вестник. — 2013. — № 1. – С. 92-97.
  23. Молчанов Б.А., Гартфельд А.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту в российском законодательстве ХVIII — ХIХ век // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства Сборник материалов 3-й международной научно-практической конференции. — 2015. — № 1. – С. 14-21.
  24. Пономарев А.А., Волков В.С. Незаконная охота в России: проблемы квалификации и расследования // Вестник Прикамского социального института. Гуманитарное обозрение. — 2013. — № 2 (7). – С. 41-46.
  25. Попов И.В. Некоторые проблемы квалификации преступлений против природной среды // Уголовное право. — 2016. — № 1. – С. 47-53.
  26. Проблемы кодификации уголовного закона: История, современность, будущее (Посвящается 200-летию проекта Уголовного уложения 1813 года). Материалы VIII Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 30-31 мая 2013 г. / Отв. ред. В.С. Комиссаров. — М.: Юрлитинформ, 2013. – 319 с.
  27. Рарог А.И. Уголовное право Российской Федерации. Практикум. – М.: Инфра-М, 2017. – 528 с.
  28. Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть. Учебное пособие для СПО. – М.: Юрайт, 2016. – 534 с.
  29. Серебренникова А.В. Уголовное право Германии. Учебное пособие для бакалавриата и магистратуры. – М.: Юрайт, 2017. – 320 с.
  30. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к УК РФ. — М.: Инфра-М, 2013. – 359 с.
  31. Тадевосян З.А. Юридическая природа преступлений против животного мира и его бережного использования // Научная мысль. — 2013. — № 2-3 (10). – С. 43-46.
  32. Тарбагаев А.Н. Уголовное право. Учебник для бакалавров. – М.: БЕК, 2017. – 492 с.
  33. Терешкин И.И. Уголовно-правовые аспекты ответственности за незаконную охоту // Законность. — 2014. — № 7 (957). – С. 52-55.
  34. Тимошенко Ю.А. Ответственность за экологические преступления (научно-практический комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации). Теория и практика. – М.: Юрайт, 2017. – 592 с.
  35. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник/под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. — М.: Статут, 2012. – 443 с.
  36. Цыганов А.А. Эколого-правовой режим охраны природных ресурсов и объектов окружающей среды. Учебное пособие. — Тверь, 2016. – 422 с.
  37. Шубин Ю.П. К вопросу о разграничении незаконной охоты и нарушений правил охоты // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии. — 2013. — № 1 (18). – С. 92-97.
  38. Шубин Ю.П. Некоторые вопросы квалификации незаконной охоты // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. – 2016. — № 1. – С. 35-37.
  39. Шумов Р.Н., Гладких В.И., Крюкова Н.И. Уголовное право России в схемах. Особенная часть. Учебное пособие. – М.: Юрайт, 2016. – 621 с.
  40. Юридическая ответственность за экологические правонарушения / Под ред. О.Л. Дубовик. — М.: ИГП РАН, 2012. – 170 с.
  41. Юрченко И.А., Рубцова А.С. Уголовное право зарубежных стран. Учебное пособие. – М.: Норма, 2015. – 428 с.

5. Электронные информационные ресурсы

  1. https://мвд.рф (Сайт Министерства внутренних дел РФ).
  2. http://docs.cntd.ru (Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации).
  3. http://zakon.rin.ru (Закон и порядок).

Приложение

Состав преступления «Незаконная охота»

11

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. — № 25. — Ст. 2954.

  2. Данные МВД России за 2014-2016 гг. [Электронный ресурс]. – URL: https://мвд.рф/reports/item/9548394/ (дата обращения – 25.02.2017)

  3. Гаевская Е.А. Уголовно-правовая охрана животного мира. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2012, Данина Е.А., Отто О.В. Незаконная охота как вид экологических преступлений // Труды молодых ученых Алтайского государственного университета. — 2013. — № 10, Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. – М.: Проспект, 2014, Кипшидзе А.В. Ответственность за незаконную охоту // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности Сборник статей Международной научно-практической конференции. — 2016. — № 1, Молчанов Б.А., Гартфельд А.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту в российском законодательстве ХVIII — ХIХ век // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства Сборник материалов 3-й международной научно-практической конференции. — 2015. — № 1, Терешкин И.И. Уголовно-правовые аспекты ответственности за незаконную охоту // Законность. — 2014. — № 7 (957).

  4. Проблемы кодификации уголовного закона: История, современность, будущее (Посвящается 200-летию проекта Уголовного уложения 1813 года). Материалы VIII Российского конгресса уголовного права, состоявшегося 30-31 мая 2013 г. / Отв. ред. В.С. Комиссаров. — М., 2013. – С. 112.

  5. Молчанов Б.А., Гартфельд А.А. Уголовная ответственность за незаконную охоту в российском законодательстве ХVIII — ХIХ век // Гуманитарные аспекты охоты и охотничьего хозяйства Сборник материалов 3-й международной научно-практической конференции. — 2015. — № 1. – С. 16.

  6. Гаевская Е.А. Уголовно-правовая охрана животного мира. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2012. – С. 8.

  7. Декрет Съезда советов рабочих и солдатских депутатов «О земле» от 27.11.1917 г. // [Электронный ресурс]. – URL: http://zakon.rin.ru/cgi-bin/view.pl?id=693 (дата обращения – 21.02.2017) (утратил силу)

  8. Декрет СНК РСФСР от 27.05.1919 «О сроках охоты и о праве на охотничье оружие» // СУ РСФСР. — 1919. — № 21. — Ст. 256. (утратил силу)

  9. Декрет СНК РСФСР от 20.07.1920 «Об охоте» // СУ РСФСР. – 1920. — № 66. — Ст. 297.

  10. Уголовный кодекс РСФСР от 01.06.1922 (ред. от 25.08.1924) // СУ РСФСР. — 1922. — № 15. — Ст. 153. (утратил силу)

  11. Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // Ведомости ВС РСФСР. – 1960. — № 40. — Ст. 591. (утратил силу)

  12. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. – 2014. — № 31. — Ст. 4398.

  13. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. – 1996. — № 25. — Ст. 2954.

  14. Цыганов А.А. Эколого-правовой режим охраны природных ресурсов и объектов окружающей среды. Учебное пособие. — Тверь, 2016. – С. 153.

  15. Федеральный закон от 24.07.2009 № 209-ФЗ (ред. от 23.06.2016) «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2009. — № 30. — Ст. 3735.

  16. Федеральный закон от 24.04.1995 № 52-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О животном мире» // Собрание законодательства РФ. — 1995. — № 17. — Ст. 1462.

  17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 14 (ред. от 06.02.2007) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1999. — № 1. – Ст. 52.

  18. Положение об охоте и охотничьем хозяйстве РСФСР (утв. Постановлением Совмина РСФСР от 10.10.1960 № 1548) (ред. от 03.05.1994) // СП РСФСР. – 1960. — № 34. — Ст. 164.

  19. Закон Камчатской области от 3.08.2001 № 163 «Об охоте и охотничьем хозяйстве в Камчатской области» // [Электронный ресурс]. – URL: http://docs.cntd.ru/document/802000926 (дата обращения — 1.03.2017) (утратил силу)

  20. Определение Верховного Суда РФ от 20.06.2003 Нахождение в охотничьих угодьях с оружием, независимо от наличия на оружии чехла, приравнивается к охоте. // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2004. — № 5. – Ст. 33.

  21. Юридическая ответственность за экологические правонарушения / Под ред. О.Л. Дубовик. – М., 2012. – С. 83.

  22. Терешкин И.И. Уголовно-правовые аспекты ответственности за незаконную охоту // Законность. — 2014. — № 7 (957). – С. 53.

  23. Кипшидзе А.В. Ответственность за незаконную охоту // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности Сборник статей Международной научно-практической конференции. — 2016. — № 1. – С. 58.

  24. Данина Е.А., Отто О.В. Незаконная охота как вид экологических преступлений // Труды молодых ученых Алтайского государственного университета. — 2013. — № 10. – С. 228.

  25. Серебренникова А.В. Уголовное право Германии. Учебное пособие для бакалавриата и магистратуры. – М., 2017. – С. 211.

  26. Крылова Н.Е. Уголовное право зарубежных стран в 3-х томах. Том 2. Общая часть. Франция, Германия, Италия, Япония. Учебник для бакалавриата и магистратуры. – М., 2016. – С. 183.

  27. Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. Учебник. – М., 2017. – С. 246.

  28. Юрченко И.А., Рубцова А.С. Уголовное право зарубежных стран. Учебное пособие. – М., 2015. – С. 132.

  29. Есаков Г.А., Крылова Н.Е., Серебренникова А.В. Уголовное право зарубежных стран. – М., 2014. – С. 194.

  30. Абдулмуталибов М.Г. Объективные признаки состава незаконной охоты // Юг России: экология, развитие. — 2015. — № 3 (36). – С. 147.

  31. Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть. Учебное пособие для СПО. – М., 2016. – С. 298.

  32. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 26.05.2015) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. — № 12. – С. 93.

  33. Забавко Р.А. Уголовная ответственность за преступления против окружающей среды и природных ресурсов. — Иркутск, 2016. – С. 77.

  34. Гартфельд А.А. Животный мир под охраной уголовного закона // Человек: преступление и наказание. — 2016. — № 4 (95). – С. 78.

  35. Шубин Ю.П. К вопросу о разграничении незаконной охоты и нарушений правил охоты // Вестник Санкт-Петербургской юридической академии. — 2013. — № 1 (18). – С. 92-97.

  36. Вестов Ф.А. Некоторые аспекты объективной стороны незаконной охоты // Экологические правонарушения и юридическая ответственность: состояние и эффективность охраны окружающей среды в России. Правовые институты и методы охраны окружающей среды в России, странах СНГ и европейского союза: состояние и эффективность материалы Всероссийской научно-практической конференции, Международной научно-практической конференции преподавателей, практических сотрудников, студентов, магистрантов, аспирантов, соискателей: Сборник научных статей. — 2016. — № 2. – С. 48.

  37. Приговор по уголовному делу № 524-005 от 21.02.5.2015 г. // Архив Ульяновской межрайонной природоохранной прокуратуры.

  38. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. П.П. Кругликова. — М., 2013. – С. 226.

  39. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. — № 12. – Ст. 3.

  40. Шумов Р.Н., Гладких В.И., Крюкова Н.И. Уголовное право России в схемах. Особенная часть. Учебное пособие. – М., 2016. – С. 221.

  41. Тарбагаев А.Н. Уголовное право. Учебник для бакалавров. – М., 2017. – С. 214.

  42. Тадевосян З.А. Юридическая природа преступлений против животного мира и его бережного использования // Научная мысль. — 2013. — № 2-3 (10). – С. 44.

  43. Крюкова Н.И., Левитин В.Б., Зульфугарзаде Т.Э. Уголовное право. Особенная часть. – М., 2014. – С. 159.

  44. Абдулмуталибов М. Г. К вопросу о субъекте незаконной охоты // Юг России: экология, развитие. – 2014. — № 4. – С. 147.

  45. Козаченко И.Я., Новоселов Г.П. Уголовное право. Общая часть. Учебник для академического бакалавриата. – М., 2015. – С. 246.

  46. Иногамова-Хегай Л.В. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. Учебник.- М., 2016. – С. 185.

  47. Рарог А.И. Уголовное право Российской Федерации. Практикум. – М., 2017. – С. 324.

  48. Даньшина Д.Н. Юридическая ответственность за экологические правонарушения // Молодой ученый. — 2016. — № 6-6 (110). – С. 7.

  49. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации 1 (2014) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 24.12.2014) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2015. — № 4. – Ст. 34.

  50. Тимошенко Ю.А. Ответственность за экологические преступления (научно-практический комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации). Теория и практика. – М., 2017. – С. 169.

  51. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник/под ред. Ф.Р. Сундурова, М.В. Талан. — М., 2012. – С. 327.

  52. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 № 195-ФЗ (ред. от 07.03.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2002. — № 1 (ч. 1). — Ст. 1.

  53. Абдулмуталибов М.Г. К вопросу о разграничении незаконной охоты (ст. 258 УК РФ) и нарушений правил охоты (ч. 1 ст. 8.37 КОАП РФ) // Вестник Академии. — 2012. — № 4. – С. 148-150.

  54. Федеральный закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об охране окружающей среды» // Собрание законодательства РФ. – 2002. — № 2. — Ст. 133.

  55. Батычко В.Т. Уголовное право. Конспект лекций. — Таганрог, 2015. – С. 112.

  56. Мисник Г.А. Проблемы ответственности за экологические преступления // Северо-Кавказский юридический вестник. — 2013. — № 1. – С. 92-97.

  57. Скуратов Ю.И., Лебедев В.М. Комментарий к УК РФ. — М., 2013. – С. 218.

  58. Казанцев С. Я., Кругликов Л. Л. Уголовное право. – М., 2013. – С. 184.

  59. Борзенков Г.Н., Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). — М., 2013. – С. 219.

  60. Воздушный кодекс Российской Федерации от 19.03.1997 № 60-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 1997. — № 12. — Ст. 1383.

  61. Приказ Минприроды России от 16.11.2010 № 512 (ред. от 06.08.2015) «Об утверждении Правил охоты» (Зарегистрировано в Минюсте России 04.02.2011 № 19704) // Российская газета. – 2011. — № 39. – Ст. 12.

  62. Шубин Ю.П. Некоторые вопросы квалификации незаконной охоты // Актуальные вопросы борьбы с преступлениями. – 2016. — № 1. – С. 35-37.

  63. Приказ Минприроды России от 10.04.2012 № 98 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512» (Зарегистрировано в Минюсте России 30.05.2012 № 24394) // Российская газета. – 2012. — № 130. – Ст. 3.

  64. Приказ Минприроды России от 05.09.2012 № 262 «О внесении изменений в Правила охоты, утвержденные приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. № 512» (Зарегистрировано в Минюсте России 08.10.2012 № 25628) // Российская газета. – 2012. — № 239. – Ст. 34.

  65. Калиничева Л.Н. Особенности квалификации незаконной охоты // Научная перспектива. — 2015. — № 5. – С. 74.

  66. Пономарев А.А., Волков В.С. Незаконная охота в России: проблемы квалификации и расследования // Вестник Прикамского социального института. Гуманитарное обозрение. — 2013. — № 2 (7). – С. 44.

  67. Борзенков Г.Н., Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). — М., 2013. – С. 212.

  68. Попов И.В. Некоторые проблемы квалификации преступлений против природной среды // Уголовное право. — 2016. — № 1. – С. 47-53.

Уголовная ответственность за незаконную охоту

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru