Готовая магистерская работа на тему Особенности использования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации

Титульный лист

Особенности использования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации

Московский государственный университет имени Ломоносова.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Изучение особенностей использования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации является чрезвычайно актуальным. Достижение национальных целей Российской Федерации, утвержденных майскими указами В.В. Путина[1], повышение уровня социально-экономического развития и конкурентоспособности страны невозможно без активной государственной поддержки приоритетных отраслей экономики и правильно выстроенных приоритетов при планировании и реализации экономической политики государства.

В настоящее время одним из ограничивающих факторов развития российской экономики является низкий уровень развития инфраструктуры, что в условиях протяженности территорий страны и неравномерности регионального развития существенно повышает издержки хозяйствующих субъектов, снижает возможности расширенного воспроизводства и ухудшает качество жизни населения. Напряженная внешнеполитическая ситуация ограничивает приток в Россию иностранных инвестиций. Финансирование крупных проектов за счет частных инвесторов незначительно ввиду целого ряда факторов: недостатка ресурсов у крупного бизнеса, высоких рисков и плохих прогнозов окупаемости проектов, комплекса институциональных проблем, оказывающих негативное влияние на оценку инвестиционного климата в стране. В этих условиях решающее значение при планировании и реализации крупных проектов имеют финансовые ресурсы государства и оптимальность их распределения и расходования.

Государственная политика в данной сфере не раз подвергалась критике. Дискуссионными являются вопросы отбора крупных инфраструктурных проектов в контексте их влияния на социально-экономическое развитие страны, выбора механизмов финансирования и контроля, методологии риск-менеджмента и комплексной оценки эффектов от реализации проектов. Крупные инвестиционные проекты оказывают влияние не только на социально-экономическую, но на политическую обстановку в стране, а значит, при решении перечисленных вопросов вероятно возникновение противоречий между политическими и экономическими целями и задачами. Перед руководством страны стоит непростая задача нахождения оптимального баланса между решением экономических проблем и поддержанию социальной стабильности с одной стороны; стремлением сохранить современную политическую структуру и повысить авторитет правящей партии и президента – с другой.

Перечисленные проблемы в совокупности обуславливают необходимость тщательного исследования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектах в Российской Федерации, проблем и препятствий возникающих при этом, и в поиске путей их преодоления.

Цель магистерской диссертации состоит в выявлении особенностей и проблем использования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации и разработке рекомендаций по их совершенствованию в современных условиях.

Для достижения сформулированной цели в работе решаются следующие исследовательские задачи:

1) раскрыть сущность и сформулировать основные признаки и характеристики политически значимых общественных проектов;

2) описать структуру экономических механизмов, посредством которых реализуются политически значимые общественные проекты;

3) провести анализ эффективности функционирования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации;

4) сформулировать ключевые особенности, проблемы экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации и выявить факторы, оказывающие на них влияние;

5) определить пути и направления совершенствования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации с учетом современных экономических и политических реалий.

Объектом исследования магистерской диссертации являются экономические механизмы, посредством которых происходит реализация политически значимых общественных проектов в Российской Федерации.

Предмет исследования – особенности и проблемы функционирования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации.

Степень разработанности темы исследования в отечественной и зарубежной науке с перечислением основных авторов и их работ, краткой оценкой сделанного ими вклада в тематику магистерской диссертации .

Теоретико-методологическое обоснование и методы исследования. Основными научными методами, используемыми в диссертации, являются общенаучные (сравнение, анализ, синтез, индукция, дедукция) и специальные методы политологических и экономических наук (организационный, системный и структурно-функциональный подходы, прикладные статистические методы). Совокупность и сочетание данных методов адекватны цели и задачам, объекту и предмету исследования данной работы.

Эмпирическую базу магистерской диссертации составляют:

— нормативные правовые источники (федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, связанные с разработкой, реализацией и формированием финансирования политически значимых общественных проектов);

— документы и аналитические отчеты министерств и ведомств, содержащие информацию о социально-экономических аспектах политики государства и реализации крупных инфраструктурных проектов;

— статистические данные Федеральной службы государственной статистики, Банка России, Казначейства России, Министерства экономического развития России, Международного валютного фонда.

Структура магистерской диссертации обусловлена её целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы, заключения, списка использованных источников, содержит таблицы, графики и рисунки.

Первая глава включает в себя теоретический анализ экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов: дано определение «политически значимого общественного проекта», выявлены основные признаки и критерии отнесения проекта к данной категории; осуществлен обзор различных научных подходов к представлению структуры экономических механизмов в реализации общественно значимых общественных проектов, дана характеристика входящих в неё элементов и предложен авторский подход к анализу экономических механизмов в реализации мегапроектов.

Вторая глава посвящена анализу практического применения экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации. Проведено сравнение с зарубежными мегапроектами, перечислены особенности и проблемы в реализации экономических механизмов, подвергнут анализу социально-экономический эффект от реализации политически значимых общественных проектов.

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭКОНОМИЧЕСИХ МЕХАНИЗМОВ В РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРОЕКТОВ

1.1 Политически значимые общественные проекты

В российском нормативном правовом поле, научных трудах и аналитических исследованиях термин «политически значимый общественный проект» не содержится. Вместе с тем, в условиях низких темпов роста российской экономики, высокой доли государства в экономике и насущных потребностей в решении значительных социально-экономических задач[2] разработка данного термина представляется важной как с теоретической, так и с практической точек зрения.

Формирование любого научного термина происходит на основе представления, понятия и определения[3]:

1. Представление является первым этапом по созданию определения и включает в себя набор существенных и несущественных признаков, которые отличают объект среди других предметов окружающего мира.

2. Понятие формируется на основе представления выделением существенных и необходимых признаков.

3. Определение (дефиниция) представляет собой лингвистическую формулу, наиболее точно и кратко отражающую существенные и необходимые признаки объекта исследования. Определение формулируется, как правило через родовое и видовое отличие.

Рассмотрим элементы, входящие в состав термина «политически значимый общественный проект».

Термин «проект» определен в международных методических стандартах и работах, посвященных проектному менеджменту.

Согласно руководствам и стандартам Института управления проектами (PMI), проектом является «временное предприятие, направленное на создание уникального продукта, услуги или результата»[4]. В качестве примера продуктов проекта можно привести построенное здание, созданный программный комплекс; услугой может являться создание нового подразделения предприятия, устранение дефектов в производственном процессе и т.д. Результатами могут выступать, к примеру, документ, новые знания, решение изобретательской задачи и т.д. – главное, чтобы результат был измеримым. Уникальность означает, что созданный продукт, услуга или результат существенно отличаются от когда-либо создававшихся. В этом заключается главное отличие от операционной деятельности, когда продукты, услуги или результаты получаются однотипными.

Утверждённые в Российской Федерации стандарты управления проектами определяют проект как «комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленный на создание уникального продукта или услуги в условиях временных и ресурсных ограничений»[5].

Авторитетные западные специалисты в сфере управления проектами К.Ф. Грей, Э.У. Ларсон дают следующую дефиницию: «Проект – это комплексное, не повторяющееся, одномоментное мероприятие, ограниченное по времени, бюджету, ресурсам, а также четкими указаниями по выполнению, разработанными под потребности заказчика»[6].

А.Т. Зуб определяет проект как «комплекс действий (обычно длительностью менее трех лет), состоящий из взаимосвязанных задач, с четко определенными целями, календарным планом и бюджетом»[7]. Автор отмечает, что портфель однотипных проектов составляет «программу». Как правило, программы формируются на долгосрочной основе и направлены на достижение стратегических целей отдельных отраслей. Достоинством предлагаемого А.Т. Зубом определения является выделение цели как неотъемлемого признака проекта, поскольку в процессе повседневного выполнения должностных обязанностей государственными служащими и работниками организаций цель может отсутствовать.

Прикладной подход к определению проекта используют В.И. Малюк, А. М. Немчин, по мнению которых проект представляет «совокупность, комплекс задач и действий, имеющих следующие отличительные признаки: четкие конечные цели, взаимосвязи задач и ресурсов, определенные сроки начала и окончания проекта, известная степень новизны целей и условий реализации, неизбежность различных конфликтных ситуаций вокруг и внутри проекта»[8].

Таким образом, на основе рассмотренных определений можно перечислить следующие отличительные черты проектов:

— наличие цели, планируемых результатов и критериев оценки успешности проекта;

— строго установленные временные границы (начало, промежуточные этапы, дата завершения проекта);

— ограниченность финансовых и человеческих ресурсов (бюджет проекта, команда проекта);

— уникальность продуктов, услуг или результатов;

— наличие риска, т.е. вероятности наступления неблагоприятных или благоприятных событий, которые оказывают влияние на успешность проекта.

Классификация проектов может быть произведена в зависимости от выбора классификационного признака: цель проекта (инвестиционные, инновационные, научно-исследовательские и т.д.), масштабность (объем работ), сроки, стоимость, сложность, отрасль (транспорт, связь, строительство и т.д.), степень рискованности, направленность (внутриорганизационные и внешние проекты).

В зависимости от состава и структуры А.Т. Зуб выделяет следующие классы проектов[9]:

— монопроект – это отдельный, не связанный с другими проект, который может быть различного типа, вида и масштаба;

— мультипроект – это комплексный проект, состоящий из ряда монопроектов и требующий применения особых приемов проектного управления, прежде всего, связанных со «сквозным» планированием и контролем выполнения ряда взаимосвязанных проектов;

— мегапроект, который чаще всего представляет собой программу, включающую в свой состав ряд моно- и мультипроектов.

Стоит отметить, в публичном пространстве определение «мегапроект» применяется к различными по масштабу, стоимости и назначению проектам. Как правило, термин «мегапроект» применяются к крупным инфраструктурным проектам в сфере строительства, энергетики, производства и транспорта.

Зарубежные исследователи в качестве примеров мегапроектов приводят туннель через пролив Ла-Манш, Эресундский мост между Данией и Швецией, мост Васко да Гама в Португалии, немецкий поезд MAGLEV, курсирующий между Берлином и Гамбургом, самый длинный в мире автомобильный туннель, расположенный в Норвегии, новые и расширяющиеся телекоммуникационные сети, системы международных трубопроводов для транспортировки нефти и газа, межнациональные электрические сети для удовлетворения растущей потребности развивающегося европейского энергетического рынка[10]. Авторы отмечают, что большинство упомянутых мегапроектов характеризуются:

— наличием комбинированной поддержки национальных и наднациональных правительств, банков развития и частного капитала, что обусловлено сложностью проектов и их влиянием на окружающую среду, в результате чего их реализация невозможна без участия государственного сектора во многих вопросах;

— влиянием результатов даже одного мегапроекта на целые города, нации и страны в долгосрочном периоде;

— высокими и трудно оцениваемыми рисками, включая экономические, экологические, политические и т.д.

— сложностью прогнозирования последствий и размытой ответственностью за их наступление.

Мер Москвы С. Собянин назвал мегапроектом проект комплексной застройки территории ЗИЛа[11], опираясь, очевидно, на высокие объемы финансирования и высокое значение этого строительного проекта для целого района мегаполиса. Некоторыми авторами[12] термин используется по отношению к государственным программам развития регионов, отраслей и т.д.

На сегодняшний день не существует единого подхода к определению критериев отнесения проектов к данному виду.

В.Ф. Ершов предлагает несколько подходов к классификации проектов. Первый подход – по признаку масштаба – позволяет относить к мегапроектам те, которые отвечают следующим условиям[13]:

— совокупный объем затраченных финансовых ресурсов – более 1 млрд. долларов;

— трудозатраты на проектирование составляют более 2 млн. человеко-часов, а на реализацию – более 15-20 млн. человеко-часов;

— сроки реализации проекта – более 5 лет;

— сложная система менеджмента с координацией на государственном и региональном уровнях;

— как правило, требуют привлечения иностранных инвестиций;

— оказывают ощутимое влияние на социальную среду региона, государства или нескольких государств.

Второй подход к классификации – по признаку отнесения проекта к определенному классу (монопроекты, мультипроекты, мегапроекты) – обуславливает следующее определение мегапроекта: «целевая программа, содержащая множество факторов, взаимосвязанных одной целью, выделенными ресурсами и ограниченные временем (бюджетом страны)»[14].

В зарубежных публикациях мегапроекты представляются как масштабные инфраструктурные проекты, обычно осуществляемые с использованием государственного финансирования. Мега-события могут быть хорошим способом мобилизации капитала для инвестиций в инфраструктуру; исследования прошлого опыта мега-событий показывают, что в зависимости от того, как проекты организованы, выгодоприобретателями от из реализации могут быть и корпоративные структуры[15]

Подробный перечень признаков мегапроектов был перечислен в публикации А.Ю. Волошиной, по мнению которой мегапроекты характеризуются[16]:

— наличием системных свойств;

— особо крупными размерами, высокой стоимостью и трудоемкостью, длительным сроком реализации;

— интеграцией проектов, объединенных общей целью, ресурсами и планируемым временем завершения;

— публичностью, наличием широкого общественного резонанса как на этапе разработки, так и на этапе реализации;

— долгосрочным положительным влиянием на затрагиваемое проектом экономическое пространство и смежные отрасли в соответствии со стратегическими целями.

В работе А.М. Королёва предпринята попытка классифицировать мегапроекты по конечному активу, по целям, по уровню апробации (см рис. 1)[17].

Рис. 1. Структурная классификация мегапроектов

Источник: составлено автором

Классификацией по конечному активу выделяются инфраструктурные (магистрали, порты, железнодорожное сообщение, аэропорты и др.), производственные (создание промышленных зон, кластеров и других крупных производственных активов), проекты, связанные с добычей, переработкой и транспортировкой ресурсов (трубопроводы, разработка месторождений и другие масштабные проекты). В качестве примеров потребительских мегапроектов А.М. Королёв приводит крупные спортивные сооружения, стадионы, торговые и выставочные центры.

Наибольший интерес представляет классификация мегапроектов в зависимости от их целей. Экономические мегапроекты нацелены на повышение экономической эффективности, рентабельности отрасли, бюджетной самостоятельности и инвестиционной привлекательности региона. Социальная ориентация проекта означает, что наивысшим ожидаемым эффектом от реализации проекта является рост отдельных составляющих уровня и качества жизни[18] и удовлетворенности граждан на местном, региональном и федеральном уровнях.

Реализация политически ориентированных проектов может преследовать следующие задачи:

— повышение лояльности к власти на местном, региональном или федеральном уровнях;

— повышение рейтингов определенных политиков, политических партий и движений;

— создание положительной политической репутации страны (региона) на международной арене (внутри страны);

— достижение дипломатических целей на международной арене;

— формирование общественного мнения.

На наш взгляд, мегапроекты, выполняющие одну или несколько из перечисленных функций, имеют политическую значимость, а значит, их можно отнести к «политически значимым».

Современные научные представления о термине «политический проект» ассоциируют его с государственными программами, вариантами стратегий государственного развития, государственной политикой в целом, то есть, с интеллектуальными продуктами в том или ином виде. По мнению Т.Н. Митрохиной, политический проект – это «предлагаемый к производству или уже произведенный политический продукт, характеристики которого задаются представлением субъекта проектирования об идеале геополитического будущего; целью, оформленной в рациональных терминах; ожиданием определенного эффекта от реализации проекта; объектами внешнего мира, на которые проект направлен; средствами и условиями, предполагаемым результатом, сроками, алгоритмом и каналами реализации проекта»[19]. Автором подчеркивается, что несмотря на широкое использование указанного термина, не существует его однозначной трактовки, а применение происходит в зависимости от контекста или специфики научного исследования. Специфическими чертами политических проектов являются[20]:

— формирование на основе субъективного представления субъекта проектирования о будущем политическом устройстве;

— направленность на получение определенного объема власти или на укрепление властных позиций внутриполитического уровня, либо во внешнеполитических отношениях.

Политические проекты могут быть внутриполитическими и внешнеполитическими. Различаются открыто декларированные (публичные) цели политических проектов, и латентные, которые известны только узкой группе проектировщиков.

Мегапроекты не являются политическими проектами (по крайней мере, в чистом виде), но в зависимости от степени политической значимости они оказывают непосредственное влияние на политику государства в целом и чисто политические проекты в частности.

Государственная политика была исследована во многих научных работах. В.В. Лобанов определяет государственную политику как «совокупность целей, задач, приоритетов, принципов, стратегических программ и плановых мероприятий, которые разрабатываются и реализуются органами государственной и муниципальной власти с привлечением институтов гражданского общества»[21]. По сути, автор придерживается организационно-нормативного подхода, согласно которому государство выступает организатором процессов достижения общественно значимых целей и решения общественных проблем. Организованность достигается путем установления целей и задач, создания иерархической структуры стратегических документов и программ, разработки ключевых показателей эффективности. Недостатком данного похода является то, что игнорируется человеческий фактор, который оказывает влияние на государственную политику на всех её этапах (при прогнозировании, планировании, организации, мониторинге, контроле).

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Зарождение политических партий во Франции

Многосоставный характер государственной политики отражен Л.В. Сморгуновым, который вместил в данное им определение институциональные и процессуальные компоненты: «государственная политика есть политический процесс управленческого влияния главным образом институтов исполнительной власти государства на основные сферы общества, опирающийся на непосредственное применение государственных властных полномочий как при разработке, так и при осуществлении стратегии и тактики регулирующего и организующего воздействия на все компоненты и аспекты функционирования и развития экономики, социальной сферы и других подсистем общества посредством размещения ресурсов, распределения, перераспределения общественных благ и других мер»[22]. Так или иначе, государственная политика реализуется посредством действий или бездействия властных структур, обусловленных различными представлениями и мотивами.

Политически значимые проекты – это проекты, которые являются частью государственной политики. Значимость таких проектов выражается в том, что их реализация непосредственным образом способствует достижению основных целей государственной политики, и от успешной реализации политически значимых проектов зависит результат государственной политики в целом. Очевидно, что в условиях большой протяженности российских территорий и более, чем 144 млн. численности населения оказывать влияние на государственную политику способны только мегапроекты.

Будучи частью государственной политики, политически значимые проекты документально закреплены в виде государственных программ и иных стратегических документов. Утвержденные в 2005 году «приоритетные национальные проекты» (образование, здоровье, доступное жилье), были призваны способствовать развитию человеческого капитала в стране. Для этого был создан специальный Совет[23], однако отчеты об итогах работы по достижению целевых показателей указанных проектов так и не были опубликованы в полном объеме.

Политические цели рассматриваемых проектов подробно анализировались в работе Д. В. Алабина, которым были сделаны следующие выводы о влиянии приоритетных национальных проектов на политические процессы страны[24]:

1) латентные цели проектов заключались в сокрытии неэффективности, узкой направленности и отсутствия системности в решении социальных и общественных проблем посредством реализации федеральных целевых программ;

2) одна из основных политических целей проектов заключалась в повышении имиджа партии «Единая Россия» для победы на думских, а кандидата от партии власти на президентских выборах, для сохранения преемственности заявленного Президентом политического и социально-экономического курса (приоритетные национальные проекты выступали в качестве бренда, мотивирующего население страны на поддержку власти);

3) механизмы реализации приоритетных национальных проектов отчасти способствовали фокусировке внимания элит и мобилизации населения на самостоятельное решение общественных проблем.

По нашему мнению, сделанные автором выводы применимы и к ряду современных государственных программ, хотя и сам процесс проектирования государственной политики стал более системным и прозрачным.

Элементы проектного подхода на государственном уровне были утверждены Федеральным законом от 28.06.2014 N 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации»[25], который создан с целью взаимоувязки и координации плановых документов (документов стратегического планирования), принимаемых на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Данным законом вводятся понятия «стратегия социально-экономического развития», «стратегия пространственного развития», «отраслевой документ стратегического планирования», «план деятельности федерального органа исполнительной власти», «государственная программа». Утвержденное законодателями определение государственной программы[26] содержит все признаки, присущие проекту (однозначные цели и задачи, ограниченные сроки и бюджет, и т.д.), однако само слово проект употребляется в законе в значении «предварительный текст документа». На региональном и отраслевом уровне также утверждаются программы развития, имеющие ясную структуру целей и задач.

Майскими указами Президента в 2018 году было введено в обиход понятие «национальные проекты» как синоним понятию «национальные программы»[27]. Двенадцать программ (проектов) стали современной заменой «приоритетных национальных проектов» и охватывают три стратегических направления: «человеческий капитал», «комфортная среда для жизни» и «экономический рост».

В качестве одного из характерных признаков политически значимых проектов можно обозначить их государственный или квази-государственный источник финансирования. Негативный долгосрочный прогноз рентабельности крупномасштабных проектов в конкурентной экономике (например, по причине отсутствия доходных моделей монетизации для проектов данного типа), вызванный в том числе политическими рисками и неопределённостью экономической среды, существенно ухудшает их инвестиционную привлекательность для частных инвесторов.

Стоит отметить, что ряд крупных проектов, значительную долю финансирования которых составляли средства федерального и региональных бюджетов, не обладают закрепленными в открытых документах количественными показателями социально-экономической эффективности. Например, «XXII Олимпийские зимние игры в Сочи», несмотря на связанное с проектом обширное нормотворчество[28], не были отражены в социально-экономических программных документах в качестве проекта, от которого зависят показатели эффективности проводимой государством политики. Хотя подобное влияние, безусловно, имеется. Вместе с тем, по выводам ряда социологических исследований, повышение рейтинга В.В. Путина, зафиксированное в марте 2014 года, является следствием олимпиады наряду с политикой в отношении Крыма и Украины[29]. Другие спортивные события («Летняя Универсиада в Казани 2013 года», «Чемпионат мира по футболу 2018 года»), послужившие поводом для создания спортивной и транспортной инфраструктуры в регионах проведения, являлись скорее инструментами достижения внутренних и внешних политических целей, а не социально-экономических.

Словосочетание «общественный (социальный) проект» используется в зависимости от контекста. Согласно толковому словарю С. И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, общество в широком смысле толкуется как «совокупность людей, объединенных исторически обусловленными социальными формами совместной жизни и деятельности»[30]. В теории общественных наук общество определяется как «условие и результат взаимодействия социальных групп, возникающих в процессе общения, в ходе которого вырабатываются социально значимые ценности и цели, выражающие разнообразные интересы и потребности людей»[31]. Соответственно, общественные проекты – это проекты, относящиеся к обществу, призванные способствовать развитию и улучшению жизни общества, либо влияющие на ценности и цели общества.

Россия – социальное государство. Согласно основному закону Российской Федерации, политика государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.[32] Автор работы полагает, что в широком смысле «общественный проект» можно определить следующим образом: это проект, планируемый и реализуемый в интересах общества и его социальных групп, направленный на достижение общественных целей, удовлетворение разнообразных потребностей общества, повышение удовлетворенности общества или направленный на изменение и трансформацию общественных ценностей, целей и интересов.

Исходя из произведённого выше теоретического анализа различных подходов к классификации проектов, считаем, что признаки «политически значимых общественных проектов» могут быть обобщены следующим образом (см. рис. 2).

Рис. 2. Основные признаки политически значимых общественных проектов

Источник: составлено автором.

Таким образом, автор работы полагает, что политически значимые общественные проекты – это мегапроекты, инициированные и/или поддерживаемые государством, влияющие на достижение формализованных в федеральных и региональных стратегических (плановых) документах долгосрочных социально-экономических и иных целей государственной политики, финансированные в значительной степени посредством государства и квази-государственных структур, и реализуемые в том числе для достижения декларируемых или скрытых политических целей.

Проекты данного вида могут оказывать и краткосрочное положительно влияние на экономику, выраженное, например, в поддержании государством экономики в периоды рецессии, создании рабочих мест, выравнивании экономического развития регионов. Но для страны или региона главным является мультипликативный эффект, которые оказывают данные проекты на экономику и население региона.

ГЛАВА 2. АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ И ПРОБЛЕМ ПРАКТИЧЕСКИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМОВ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗНАЧИМЫХ ОБЩЕСТВЕННЫХ ПРОЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.1 Реализация политически значимых общественных проектов: планы и итоги

За последние 15 лет на территории Российской Федерации было реализовано несколько мегапроектов, получивших мировую известность и ставших причинами многочисленных дискуссий и научных исследований.

Наиболее известные и масштабные мегапроекты, инициированные и осуществленные благодаря поддержке государства, и несомненно имеющие политические мотивы – Реконструкция Владивостока к саммиту АТЭС (2007-2012), XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи (2007-2014), Летняя универсиада в Казани (2008-2013), Чемпионат мира по футболу (2010-2018), Крымский мост (2014-2019) и некоторые другие проекты, относящиеся в большей степени к инвестиционным (Ямал-СПГ, морской газопровод «Северный поток», «Космодром Восточный» и др.).

Одним из самых известных и обсуждаемых политически значимых общественных проектов стали XXII Зимние Олимпийские игры в Сочи. Рассматривая сумму и структуру затрат на Олимпиаду, нельзя не отметить существенные различия в оценках её стоимости. Официальный и подробный отчет о совокупных затратах, возведенных сооружениях инфраструктуры, внутренних социально-экономических целях и эффектах от проведения олимпийских игр опубликован не был. Большинство авторов и публикаций в российских и зарубежных оценивают суммарные расходы в 51,26 млрд. долл. или 1,524 трлн. руб., что делают её самой дорогой олимпиадой (среди летних и зимних) за всю историю (см. рис. 5).

Рис. 5. Сравнительный анализ расходов на организацию зимних олимпийских игр, млрд. долл.[33]

Упомянутые показатели российской Олимпиады, цитируемые большинством авторов, впервые были опубликованы в газете «Ведомости» со ссылкой на данные ГК «ОЛИМПСТРОЙ»[34]. Сама структура затрат на олимпиаду согласно предоставленным данным приведена на рис. 6.

Изначально, в 2007 году, расходы на подготовку Сочи к Олимпийским играм оценивались в 314 млрд руб. (или 12 млрд. долл.[35]) Вместе с тем, некоторыми чиновниками подчеркивается, что эти цифры являлись лишь прогнозируемой величиной расходов, а проектная документация, утвержденная в 2010 году с учетом выкупа земли и строительства транспортной инфраструктуры, содержала 1,1 трлн. руб. расходов[36]. Следовательно, одной из ошибок на этапе планирования олимпиады являлась недостаточная проработанность проекта, который в первоначальной версии не содержал ряд важнейших статей расходов.

Рис. 6. Структура источников финансирования Олимпиады в Сочи, млрд. руб.[37]

Несмотря на то, что на рис. 6 приведены компании, что вроде бы свидетельствует о негосударственном происхождении инвестиций, основные расходы были понесены государством, т.к. ГК «ОЛИМПСТРОЙ» и федеральные ведомства получали финансирование из федерального бюджета в виде взносов в основной капитал, а ОАО «РЖД» и ПАО «ФСК ЕАС» были дополнительно капитализированы в объеме затрат на строительство олимпийских объектов. К примеру, для строительства автомобильной и железной дорог в уставной капитал ОАО «РЖД» было внесено 241 млрд руб. при собственных расходах компании 44,3 млрд руб.[38]

Крупнейшие частные компании («Роза-Хутор», «Красная поляна», «Топ-проджект»), принадлежащие богатейшим российским олигархам из списка Forbes, были кредитованы Внешэкономбанком, причем доля собственных средств этих компаний могла быть и менее 10%. Всего для финансирования объектов стоимостью 321 млрд руб. было выдано кредитов на сумму 248,6 млрд руб. Большая часть предоставленных средств (183 млрд руб.) в начале 2015 года была признана проблемной задолженностью (фактически, средства являлись отложенными убытками), а в 2016 эти проблемные кредиты были реструктуризированы на 25 лет под сниженный процент[39].

Иная сумма фактически понесенных расходов была озвучена В.В. Путиным, который в преддверии саммита «Большой двадцатки» в сентябре 2013 года оценил затраты на подготовку к Олимпийским играм в 214 млрд. руб. (100 млрд. руб. – финансирование за счет государства, 114 млрд. руб. – за счет частных инвесторов)[40]. Экс-президент оргкомитета «Сочи-2014» Д. Чернышенко заявлял, что затраты на инфраструктуру составили 205 млрд. руб., которые наполовину были предоставлены частными инвесторами; расходы на организацию составили 2,3 млрд. руб.[41] Однако многие расходы Д. Чернышенко не включил в свою оценку, поскольку посчитал, что они не имеют отношение к Олимпийским играм (например, экс-чиновник не упомянул дорогостоящую транспортную инфраструктуру).

Согласно данным, которые по итогам проверки были приведены Счетной Палатой в апреле 2015 года, всего на подготовку и проведение XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр (строительство основной и вспомогательной инфраструктуры) израсходовано 324,9 млрд. руб. (из них: 221 млрд. руб. составили частные инвестиции; 103,3 млрд. руб. – средства федерального бюджета Российской Федерации; 0,6 млрд. руб. были получены из бюджетов Краснодарского края и г. Сочи)[42].

Подобные расхождения свидетельствуют, что реальная структура финансовых источников строительства и организации олимпиады не соответствует декларируемой в средствах массовой информации и официальными лицами, которые в числе основных ресурсов называют средства частных инвесторов. Таким образом, финансирование XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи было осуществлено главным образом за счет средств федерального бюджета и кредитов Внешэкономбанка. Исходя из перечисленного выше, можно сделать вывод о том, что непрозрачность финансовых потоков, отсутствие публичной и подробной отчетности о расходах на проведение Олимпийских игр и её эффектах затрудняют проведение реальной экономической оценки и возможность осуществления общественного и парламентского контроля.

Отличные от озвученных выше данные о расходах на подготовку и проведение Олимпийских игр в Сочи были получены независимыми исследователями. М. Мюллер[43] усомнился в достоверности официальных данных о расходах и составил собственную смету, взяв за основу данные из открытых источников. Итоговая сумма, полученная в его расчетах, схожа с той, которая была предоставлена прессе ГК «ОЛИМПСТРОЙ» (см. табл. 1).

Таблица 1

Структура расходов на подготовку к ОИ-2014 по видам расходов (операционные расходы, капитальные вложения)[44]

Затраты

План [2007]

Факт [2014]

Перерасход, %

Источник финансирования

Использование после олимпиады

млрд. долл.

ИТОГО:

12,287

54,914

347

Операционные (организационные) расходы

1648

4249

158

Организационный комитет

1391

2327

67

75% из частных источников

Охрана

257

1922

647

Государственное финансирование

Капитальные расходы

10,638

50,665

376

Преимущественно государственное финансирование

Капитальные затраты на спорт

н/д

11,894

н/д

Прямые капитальные затраты на спортивные сооружения

1052

7532

585

Преимущественно государственное финансирование

Прибрежный кластер

Олимпийский стадион

51

631

1131

Государственное финансирование

Концертный хал, ЧМ по футболу — 2018

Большой хоккейный стадион

164

336

105

Государственное финансирование

Стадион многоцелевого назначения

Малый хоккейный стадион

24

116

382

Частные инвесторы

Национальный спортивный центр для детей

Керлинг-арена

11

24

113

Государственный кредит

Многоцелевой стадион

«Адлер-арена» (крытый конькобежный центр)

28

246

790

Государственные компании

Академия тенниса

Стадион для фигурного катания

38

270

610

Государственное финансирование

Велодром?

Главная олимпийская деревня

66

772

1061

Государственный кредит

Апартаменты

Главный медиа-центр

246

1274

417

Государственное финансирование

Выставочный центр

Олимпийский парк

н/д

328

н/д

Государственное финансирование

Зоны отдыха, Формула-1

Горный сектор

Биатлонный и беговой комплекс

12

2478

20,759

Государственные компании

Тренировочная база

Бобслейная трасса

120

249

107

Государственное финансирование

Тренировочная база

Прыжки с трамплина

29

298

922

Государственный кредит

Сноуборд- и фристайл-парк

21

113

430

Государственный кредит

Горные лыжи

240

396

65

Государственный кредит

Горнолыжный курорт «Роза хутор»

Главная горная деревня

44

599

1251

Государственный кредит

Отель, апартаменты

Вспомогательная спортивная инфраструктура

н/д

4362

н/д

Преимущественно государственное финансирование

Капитальные расходы, не связанные со спортом:

н/д

38,771

н/д

Преимущественно государственное финансирование

Железнодорожное и автомобильное сообщение

н/д

10,546

н/д

Государственное финансирование

Сокращенное ж/д сообщение

Другие проекты

н/д

28,225

н/д

Преимущественно государственное финансирование

*расходы рассчитаны исходя из курса 1$=30,08 руб.

Одним из наиболее заметных фактов является значительный перерасход средств, изначально запланированных на финансирование Олимпийских игр. Превышение над проектной сметой составило 347%. Как уже было, отмечено, это отчасти связано с тем, что часть громадных капитальных расходов на транспортную инфраструктуру не были учтены (или не были озвучены) на этапе проектирования. Однако даже изначально планировавшиеся объекты инфраструктуры выполнены с существенным превышением сметы.

Заметим, что мировой опыт реализации мегапроектов всех типов практически всегда сопровождается перерасходом средств, причем за последние 70 лет недооценка не перестала быть обычной практикой, и масштабы недооценки не снизились. Анализ, проведенный Б. Фливбьоргом, Н. Брузелиусом (см. рис. 7) показал, что основными причинами недооценки стоимости мегапроектов при предварительной оценке являются:

— намеренное искажение стоимости с целью одобрения запуска проекта («стратегическое искажение данных»);

— недооценка рисков в комплексе (включая геологический риск, непредвиденные задержки, изменения валютных курсов и т.д.), что связано со слабой предсказуемостью множества внешних факторов и ошибками, связанными с человеческим фактором.

Обычными для проектов олимпийского масштаба обыденными считаются корректировки бюджета в размере от 50% до 100%; недооценка в размере выше 100% не является редкостью. Впрочем, в развитых странах недооценка и перерасход бюджетов мегапроектов выражены менее явно.

Сравнивая российскую Олимпиаду с другими соревнованиями, можно констатировать, что перерасход был наивысшим среди олимпийских игр, начиная с 1988 года, за исключением летних Игр в Барселоне и Лиллехаммере (см. табл. 2). XXIII зимние Олимпийские и XII Параолимпийские игры в Китае (не вошли в таблицу) оцениваются в 12,6 млрд. долл. при проектной смете в $11,8 млрд. долл.[45], что, пожалуй, является образцовым показателем проектного менеджмента.

Рис. 7. Мировой опыт: превышение реальной стоимости мегапроекта над сметой, количество раз[46]

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Субъекты государственной и социальной политики

Таблица 2

Перерасход затрат на подготовку спортивной инфраструктуры к олимпиаде[47]

Город и год проведения

Страна

Тип олимпиады

Перерасход, %

Сочи 2014*

Россия

Зимняя

347

Лондон 2012

Великобритания

Летняя

133

Ванкувер 2010

Канада

Зимняя

36

Пекин 2008

Китай

Летняя

35

Турин 2006

Италия

Зимняя

113

Афины 2004

Греция

Летняя

97

Солт-Лейк-Сити 2002

США

Зимняя

40

Сидней 2000

Австралия

Летняя

108

Нагано 1998

Япония

Зимняя

58

Атланта 1996

США

Летняя

178

Лиллехаммер 1994

Норвегия

Зимняя

347

Барселона 1992

Испания

Летняя

609

Альбервиль 1992

Франция

Зимняя

169

Калгари 1988

Канада

Зимняя

131

*с учетом затрат на капитальные вложения в неспортивную инфраструктуру

В связи с огромными расходами на Олимпиаду и преимущественно государственным источником данных средств возникает вопрос об эффективности использования финансовых ресурсов. Иными словами, необходимо ответить на вопрос, какой эффект был создан при реализации мегапроектов и произошло ли достижение целей и задач, которые ставились на этапе проектирования?

Следует заметить, что в зависимости от источника финансирования выделяют три различных модели управления подготовкой и проведением Олимпийских игр:

— государственная (доля участия государства более 67%);

— смешанная (доля участия государства от 33% до 67%);

— частное управление и финансирование (доля участия государства менее 33%).

Исследование Р. М. Нуреева, Е. В. Маркина[48] показывает, что экономическая эффективность Игр (отношение прибыли к вложенным средствам) находится в зависимости от степени вовлеченности в процесс финансирования частных инвесторов. В качестве примеров приводятся окупившиеся Олимпийские игры в Сиднее (Австралия, 2000), доля государственного финансирования которых составляла в районе 30%, Игры в Атланте (США, 1996) – с 15% долей государственного финансирования и Олимпиаде в Лос-Анжелесе (США, 1984), выполненная полностью за счет средств частных инвесторов. В данных случаях роль государства ограничивалась созданием благоприятных институциональных условий для привлечения частных инвесторов и грамотным управлением экономикой страны на различных стадиях делового цикла.

Олимпийские игры в Афинах (2004), где доля финансирования государства составляла в районе 80%, не окупились. Более того, по мнению некоторых экономистов подготовка к соревнованиям была ознаменована крупными и нерациональными бюджетными расходами (которые, продолжились и после Игр), что могло стать одной из причин, спровоцировавших серьезный кризис в 2009 году[49].

Экономические и социальные цели Олимпийских игр в Сочи были озвучены В.В. Путиным в 2007 году в Гватемале: ускорение регионального развития путем инвестиций в инфраструктуру; создание в Сочи курорта и спортивного центра мирового класса; стимулирование спортивного движения в стране[50]. Таким образом можно полагать, что экономические цели не были основными, а ставка делалась на достижение экстернальных эффектов: повышение престижа страны, стимулирование туризма, популяризация здорового образа жизни.

Косвенно об отсутствии экономического обоснования проекта Олимпиады свидетельствовало и почти полное отсутствие иностранных инвесторов, которые не видели выгоды от своего участия. Прямой экономический эффект от Олимпиады оказался совсем незначительным: официальными лицами чистый доход был оценен в 1,5 млрд. руб.[51], что составляет 0,1% от совокупных затрат (даже без учета стоимости транспортной инфраструктуры окупаемость не превышает 1%). Впрочем, данные цифры не отражают долгосрочного экономического эффекта от использования объектов инфраструктуры. В период подготовки и во время проведения Олимпийских игр создавались новые рабочие места, а экономический рост страны стимулировался государственными закупками, связанными с мегапроектом.

Олимпиада в Сочи была одной из самых масштабных и запоминающихся олимпиад в мировой истории не только по размеру затрат на её проведение. Так, в Олимпиаде участвовало наибольшее количество наций (88), наивысшая за всю историю численность спортсменов (2873) и наибольшее количество соревнований (98) за всю историю проводившихся до этого олимпийских игр. Статья об Олимпийских играх в Сочи вошла в число наиболее просматриваемых и редактируемых статей в Википедии[52], что свидетельствует о высокой заинтересованности мировой общественности событием.

Наиболее выраженный экономический эффект от Олимпиады связан с развитием Краснодарского края. В целях Олимпиады в 2006 году был принят стратегический государственный документ «Федеральная целевая программа «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта (2006 — 2014 годы)»[53], целями которой являлись создание необходимой для проведения Олимпиады инфраструктуры, предоставление российским командам высококлассных тренировочных баз и создание горнолыжного курорта мирового уровня.

Если сравнить индекс физического объема ВРП Краснодарского края и ВВП Российской Федерации (см. рис. 8), то вплоть до 2014 года заметно превалирование темпов роста экономики региона над темпами роста экономики страны.

За время предолимпийского этапа в регионе возросло количество организаций, увеличились объемы поступлений в региональный бюджет за счет увеличившихся объемов федеральных налогов – налога на прибыль организаций и НДФЛ, значительная часть которых наполняет региональные бюджеты. Согласно различным рейтингам (например, неофициальному рейтингу Forbes[54]), отражающим экономическое развитие субъектов федерации в аспекте удобства ведения бизнеса, Краснодарский край стабильно находится в лидерах, что в дальнейшем определило долгосрочное благополучие региона. Данные официально публикуемого национального рейтинга инвестиционной привлекательности регионов свидетельствуют о том, что Краснодарский край в 2017 году занимал 7 место в общероссийском рейтинге субъектов федерации; 6-е место в 2018 году[55].

Рис. 8. Влияние подготовки к Олимпиаде (сравнение индекса физического объема ВРП Краснодарского края и ВВП России, % к предыдущему году)

Источник: составлено автором по данным Росстата

Цель превращения Сочи в курорт мирового уровня была достигнута лишь частично, хотя нельзя не отметить серьезные успехи в данном направлении. Как следует из рис. 9, годовое количество туристов, посетивших курорты Краснодарского края, увеличилось в 2,5 раза по сравнению с 2009 годом; объем гостиничных услуг в денежном выражении и платных туристических услуг возросли примерно в 5 раз.

Существенно возросла численность иностранных туристов, хотя стремительное повышение туристического потока произошло главным образом за счет внутреннего туризма.

Вместе с тем, по мнению автора, картина в реальности не столь оптимистична, поскольку приведенные показатели внутреннего туризма отчасти достигнуты не конкурентным, а искусственным путем (запрет на зарубежные поездки сотрудникам силовых ведомств, инициированный в связи с напряженной международной обстановкой в 2014 году).

Рис. 9. Количество туристов, размещенных в гостиницах (без учета микропредприятий), тыс. чел.[56]

В целом, можно отметить, что Олимпиада (2014) благотворно сказалась на социально-экономическом развитии региона, в котором она проводилась: была создана современная транспортная инфраструктура мирового уровня, произведено уникальное городское обустройство[57], выросли экономические показатели региона (в том числе, инвестиции в основной капитал на душу населения[58]), недвижимость увеличилась в цене, курорт стал узнаваем на международной арене и привычным местом отдыха для российских туристов.

Другие политически значимые общественные проекты отличаются от XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи как спецификой, так и бюджетом. Вместе с тем, характерные для подобных российских проектов показатели экономической эффективности являются провальными, невелика доля частных инвесторов, информационная открытость находится на плохом уровне, а полноценная публичная отчетность отсутствуют.

Расходы на проведение Универсиады оцениваются руководством республики в районе 300 млрд. руб. (67 млрд. руб. – средства федерального бюджета; 81 млрд. руб. – средства субфедерального бюджета; 62 млрд. руб. — бюджетные кредиты; примерно 80 млрд руб. – средства частных инвесторов).

Универсиада в Казани, проводившаяся в 2013 году, принесла организаторам совокупную прибыль 10,8 млрд руб., из них[59]:

— 6,2 млрд руб.: прямой экономический эффект (2,8 млрд. руб. – оказание профессиональных услуг; 2 млрд руб. — прибыль гостиниц и ресторанов; 0,3 млрд. руб. – розничная торговля);

— 4,6 млрд руб.: косвенный эффект (оптовая торговля, предоставление коммунальных услуг, аренда оборудования и т.д.).

Таким образом, экономический эффект от универсиады составил от 3 до 4%. В отличие от Олимпиады (2014), Универсиада (2013) не привлекала сильного внимания критиков. Несмотря на то, что экономическая несостоятельность проекта не вызывала вопросов, отмечался значительный социальный эффект: создание студенческого кампуса, больниц, популяризация спорта, повышение доступности спортивной инфраструктуры для молодежи[60], улучшилась городская инфраструктура, заметно преобразился внешний вид города[61].

Другой политически значимый общественный проект — подготовка к саммиту АТЭС (2012) — был оценен в 660 млрд. руб., структура расходов и источники финансирования представлена на рис. 10.

Рис. 10. Объемы и источники финансирования основных проектов к саммиту АТЭС (2012)[62]

Наиболее дорогие проекты являются инвестиционными и финансируются государственными компаниями и при помощи частных инвестиций, включая средства зарубежных партнеров. В чистом виде политически значимыми общественными проектами являются мосты «Русский» и «Золотой», которые в итоге обошлись государству несколько дороже запланированного — 35,4 млрд руб. и 20,1 млрд руб. соответственно[63].

Мосты призваны решать конкретные логистические задачи, однако об их окупаемости речи не идет, в связи с чем их строительство финансировалось полностью за счет бюджетных средств. Данные инфраструктурные проекты являются достопримечательностями г. Владивосток и призваны увеличить узнаваемость и престиж города за счет проработанных архитектурных решений.

2.2 Особенности и проблемы реализации политически значимых общественных проектов

Анализ особенностей и проблем в реализации политически значимых общественных проектов неотделим от анализа особенностей экономического развития и политического устройства страны.

Исследования, проводимые за рубежом, показывают, что российская политическая среда и экономический климат в стране находятся в персональной зависимости от В.В. Путина, а также указывается на высокий уровень коррупции среди его окружения[64]; отмечается слабость государственных институтов[65], низкое качество государственного управления в целом[66]. Показатели годового роста ВВП в сравнении с другими странами БРИКС свидетельствуют о недостаточных темпах роста экономики, что не было критичным в период предолимпийского цикла, но стало отчетливо выражено после событий в Украине, совпавших с окончанием Олимпиады (см. рис. 11).

Основными внутренними рисками российской экономики на данном этапе являются доминирование государственного сектора, монополизация ряда отраслей в совокупности с неэффективностью управления государственными компаниями и недостатком инвестиций в частный бизнес, неразвитость рыночных механизмов, зависимость от сырьевых доходов, снижение показателей человеческого капитала[67].

Рис. 11. Сравнение темпов роста ВВП России и других стран БРИКС[68]

Поскольку экономические проблемы Российской Федерации встают довольно-таки остро, отдельным исследовательским вопросом является соотношение экономики и политики при создании мегапроектов, подобных олимпийским играм. Обращает на себя внимание тот факт, что планирование мегапроектов, относимых нами к политически значимым, никак не было обозначено в основных стратегических документах государства[69], за исключением федеральных целевых программ, посвященных развитию отдельных регионов, а значит, вероятно, политически значимые общественные проекты могли вступать в противоречие с некоторыми целями и задачами социально-экономической политики.

Профессор Института Дж. Вашингтона Р. Орттунг отмечал, что желание стран выступать организаторами олимпийских игр всегда обусловлено смесью экономических и политических мотивов. Для демократических развитых стран с рыночной экономикой основным мотивом является создание международного портфолио на глобальном туристическом рынке, что со временем конвертируется в повышении спроса на различные услуги и занятости населения. В российских условиях можно утверждать о существенном преобладании политических мотивов над экономическими.

Для Российской Федерации профессором было выделено три основных политических мотива[70]:

1. Конструирование международного имиджа страны. После двух десятилетий политических и экономических преобразований, происходивших после развала СССР, перед руководством страны уже не стоит задача подпитки политической идеологии коммунизма. В нынешних условиях важно было показать мировой общественности, что Российская Федерация достигла такого уровня развития, что может считаться конкурентоспособной страной в глобальной рыночной экономике и не отстает от других восходящих стран (Китай, Южная Африка).

Возможно, если бы не события на Украине, присоединение Крыма и последовавшие за ними санкции, данной цели удалось бы достигнуть на длительный срок и привлечь в страну иностранный капитал, однако в сложившихся обстоятельствах никакой международной экономической выгоды из Олимпийских игр извлечь не удалось. В частности, об этом свидетельствует нисходящая динамика прямых иностранных инвестиций в Российскую Федерацию (рис. 12). Это означает, что иностранные инвесторы по различным причинам считают вложения в российскую экономику невыгодными с точки зрения соотношения «риск-доходность».

Рис. 12. Динамика прямых иностранных инвестиций в Российскую Федерацию, млн. долл. США.

Источник: составлено автором по данным Банка России[71]

2. Определение приоритетов регионального развития. Следует заметить, что в Российской Федерации отсутствуют системные и успешно реализуемые программы по социально-экономическому развитию регионов. В связи с этим мегапроекты выступают инструментами регионального развития. Например, подготовка Владивостока к саммиту АТЭС (2012), Казани к Универсиаде (2013), Краснодарского края к Олимпиаде (2014), равно как и одиннадцати городов к Чемпионату мира по футболу (2018) характеризуются крупными вложениями в транспортную и спортивную инфраструктуру. Подобная ситуация идет на пользу избранным регионам и противоречит задачи выравнивания регионального развития. Здесь отметим, что сильная региональная дифференциация по динамике и уровню социально-экономического развития названа одной из угроз экономической безопасности страны[72]. Путь развития, при котором для стимулирования российской экономики государством выбираются регионы-локомотивы, где сосредотачиваются громадные в российских масштабах финансовые ресурсы, является весьма спорным с точки зрения достижения этой цели.

В условиях нынешней бюджетно-налоговой системы, когда большинство регионов (за редким исключением – нефтедобывающие регионы и Москва) лишены экономической самостоятельности, важную роль в развитии региона играют федеральные финансы. Дополнительным недостатком подобной политики является централизация в принятии решений. Фактически, решение о направлении финансовых ресурсов государства принимается на федеральном уровне. Вместе с тем, влияние на принятие подобных решений региональных экспертов, специалистов, профессиональных урбанистов, хорошо знакомых с проблемами и особенностями субъектов федерации, и общественности ограничено.

По мнению автора работы, чрезвычайно важным моментом является то, что при реализации гигантских проектов в публичном пространстве практически отсутствует обсуждение альтернативных вариантов расходования государственных средств. Одно из основополагающих понятий экономической науки – альтернативные издержки – позволяет оценивать каждый из альтернативных вариантов вложения ресурсов с целью выбора наиболее выгодного. Многие вопросы относительно целесообразности проведения Олимпийских игр сняла бы публичная оценка экономических и общественных эффектов от её проведения в сравнении с альтернативными вариантами. В частности, до сих пор нет систематизированной официальной информации по следующим вопросам, относящимся к экономике олимпиады:

— насколько в настоящее время востребованы и загружены каждый из построенных олимпийских объектов;

— несет ли регион убытки от содержания олимпийских объектов;

— насколько долговечны олимпийские объекты, построенные в нестандартных условиях (и может ли в ближайшие годы потребоваться их дорогостоящий ремонт).

3. Поддержка правящего режима. На политическом уровне в отсутствии национальной идеи Олимпиада может служить заменителем идеологии. Организация соревнований и успехи российских спортсменов в сочетании с благородными целями олимпийского движения способствуют сплочению населения вокруг спортивных достижений, возникновению национальной гордости и, как следствие, помогают В.В. Путину и его сторонникам удерживать власть, тем самым способствуя реализации ключевых внутриполитических интересов правящей верхушки. Механизм такого влияния строится на работе системы средств массовой информации, для которых Олимпиада – весомый повод акцентировать внимание электората на достижениях страны в спорте, инструмент отвлечения от насущных социально-экономических проблем.

Исследования показали, что проведение спортивных мегапроектов способно повысить гордость населения за свою страну, улучшить или изменить имидж страны и укрепить легитимность правительства, которое их организовало[73]. С другой стороны, в случае наступления террористического акта, возможно достижение противоположного эффекта, что как раз и служит объяснением колоссальных затрат на безопасность в период проведения олимпиады.

Профессор Гарвардского университета Д. Горенбург полагает, что главной целью политических значимых спортивных мегапроектов является сплочение населения вокруг идеи величия страны, восстановление образа великой державы на международной арене, использование патриотического подъема для укрепления позиций правящего режима[74]. Как показал опыт Лондона, в случае успешного завершения Олимпиады предолимпийская критика организаторов сменялась на позитивную реакцию: более 2/3 респондентов полагали, что расходы на Олимпиаду были оправданы, 74% опрошенных выражали одобрение повторного проведения подобных мероприятий в их стране[75]. Российский опыт оказался аналогичным. Если до начала олимпиады российские СМИ в основном акцентировали внимание на негативной реакции Запада относительно ожиданий от Олимпиады, то ближе к церемонии закрытия российская пресса цитировала известные западные СМИ (Washington Post, Financial Times), где отмечались успехи российского правительства по улучшению имиджа страны на международной арене. Безусловно, позитивное влияние оказало рекордное число медалей, выигранное российской сборной.

Д. Горинбургом также был отмечен успех в маркетинговой составляющей сочинских олимпийских игр: организаторами олимпиады был сделан акцент на демонстрации российского вклада в мировую культуру, литературу и искусство; историческое величие страны показано через конструктивные события (модернизация Петра I, восстановление мирной жизни и промышленности после Великой Отечественной войны). По нашему мнению, основные политические цели, ради которых планировалась олимпиада, были достигнуты: произошло сплочение российского населения, получены положительные оценки в зарубежных СМИ, на 5% вырос рейтинг Президента. В этих условиях можно было ожидать повышение интереса иностранных инвесторов относительно перспектив долгосрочного размещения капитала. Потенциальный поток прямых иностранных инвестиций мог бы помочь стране преодолеть стагнацию и принес бы в отечественную промышленность новые технологии. Однако события на Украине и историческое присоединение Крыма к Российской Федерации нивелировали положительный эффект от проведения Олимпиады, резко ухудшив международный имидж страны.

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Оценка деятельности персонала в организации

Ряд зарубежных авторов считают, что Олимпийские игры-2014 и подобные им гигантские проекты имеют сомнительную экономическую направленность, и направлены главным образом на усиление образа великой державы и демонстрации успешности действующего политического режима, который может позволить себе значительные расходы[76]. Также отмечается, использование мегапроектов в качестве инструментов экономического развития во многом обусловлено продолжением практики, сложившейся в СССР.

По мнению корреспондента газеты Нью-Йорк Таймс С.Л. Майерса, мегапроект был инициирован и оказался осуществим благодаря политической воле В.В. Путина[77]. Помимо этого, критически настроенный автор отмечает, что по различным оценкам почти треть расходов на олимпиаду была растрачена по причине коррупции[78], а само строительство некоторых олимпийских объектов нанесло серьезный ущерб экологии.

Коррупционные скандалы вокруг строительства объектов олимпийской инфраструктуры в сочетании с высокой стоимостью Олимпиады в Сочи стали одним из главных поводов для критики российской власти. Перерасход средств на Сочинскую олимпиаду составил более 300%, что, как уже было нами отмечено, встречается в мировой практике, и вполне объяснимо отсутствием в первоначальной смете расходов на транспортную инфраструктуру. Однако в сочетании с рекордно потраченной суммой и противоречивыми заявлениями чиновников, отсутствием прозрачности и открытости информации, такой значительный перерасход вызывает подозрения в причастности к этому коррупционных действий.

В информационном пространстве коррупционные скандалы часто возникают в связи с реализацией политически значимых общественных проектов. За все время функционирования ГК «ОЛИМПСТРОЙ» произошла смена четырех директоров (в 2008, 2009, 2011 годах), что в сочетании с отсутствием прозрачности может рассматривается как признак коррупционных действий, что подтверждается, в частности, возбужденными против них уголовными делами[79]. Коррупционными скандалами сопровождалось строительство моста «Русский», где вскрылись хищения металлоконструкций почти на 100 млн. руб.[80], и моста «Золотой», при строительстве которого происходило завышение цены строительства[81].

По одной из популярных версий, огосударствление российской экономики является следствием концентрации власти у ограниченной группы лиц – владельцев крупнейших российских компаний и влиятельных представителей силовых ведомств. В этом случае проведение политически значимых общественных проектов может рассматриваться как попытка распределения государственных финансовых потоков в интересах конкретных лиц, и тем самым укрепление их лояльности к президенту страны[82]. Подобной точки зрения придерживаются Р.С. Дзарасов, Д.В. Новоженов[83] А.А. Соколов[84], в исследованиях которых делается вывод, что превышение стоимости основных объектов олимпийской инфраструктуры является прямым следствием вывода ренты лицами, неформально контролирующими финансовые потоки (инсайдеры), для чего используются следующие методы:

а) дополнительные соглашения с подрядчиками, возникшие по причинам: заведомых ошибок в планировании, намеренно некачественно выполненных работах, назначение необязательных дополнительных работ (в ряде случаев, они не нужны, и приводят лишь к незначительным, косметическим улучшениям), фиктивное выполнение дополнительных работ;

б) осуществление фиктивных сделок;

в) сделки с аффилированными лицами и необоснованный аутсорсинг;

г) взятки и «откаты»;

д) завышение цен поставщиками;

е) офшорные схемы, позволяющие инсайдерам избегать уплаты налогов, максимизируя тем самым свои выгоды;

ж) неоправданно высокие оклады и фиктивное трудоустройство.

Таким образом, по оценке авторов, больше половины средств, выделенных на строительство инфраструктурных олимпийских объектов, выводится в виде ренты инсайдеров. Основную причину допущения инсайдерского контроля над ГК «ОЛИМПСТРОЙ» авторы видят в отсутствии прозрачности финансовых потоков, а также невозможности осуществления парламентского, общественного и полноценного государственного контроля за деятельностью корпорации.

Выводы по второй главе:

ГЛАВА 3. СОВРЕШЕНСТВОАНИЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСИХ МЕХАНИЗМОВ В РЕАЛИЗАЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫХ ПРОЕКТОВ

3.1 Условия и факторы эффективности экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов

3.2 Рекомендации по совершенствованию экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов

Список литературы

  1. Указ Президента РФ от 07.05.2018 N 204 (ред. от 19.07.2018) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

  2. Отражены, в частности, в документах: Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 28.09.2018) <О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года> (вместе с «Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года»); Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации»; Указ Президента РФ от 07.05.2018 N 204 (ред. от 19.07.2018) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» и др.

  3. Мокий М. С. Методология научных исследований: учебник для магистров / М. С. Мокий, А. Л. Никифоров, В. С. Мокий; под ред. М. С. Мокого. — М.: Издательство Юрайт, 2015. С. 10-15.

  4. Руководство к своду знаний по управлению проектом (Руководство PMBOK) (A guide to the project management body of knowledge (PMBOK guide). Шестое издание. // Институт управления проектами, 2017.

  5. «ГОСТ Р 54869-2011. Национальный стандарт Российской Федерации. Проектный менеджмент. Требования к управлению проектом» (утв. и введен в действие Приказом Росстандарта от 22.12.2011 N 1582-ст)

  6. Грей К.Ф., Ларсон Э.У. Управление проектами: Практическое руководство // пер. с англ. — М.: Издательство «Дело и Сервис», 2003. С. 16.

  7. Зуб А.Т. Управление проектами: учебник и практикум для академического бакалавриата / А. Т. Зуб. — М.: Издательство Юрайт, 2019. С. 16.

  8. Малюк В. И., Немчин А. М. Производственный менеджмент: Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2008. С. 220.

  9. Зуб А.Т. Управление проектами: учебник и практикум для академического бакалавриата / А. Т. Зуб. — М.: Издательство Юрайт, 2019. С. 41.

  10. Фливбьорг Б., Брузелиус Н., Ротенгаттер В. Мегапроекты и риски: Анатомия амбиций. М.: Альпина Паблишер. 2014

  11. Собянин: Реорганизация промзоны ЗИЛ — уникальный мегапроект Москвы. // Режим доступа: https://rg.ru/2016/07/14/reg-cfo/sobianin-reorganizaciia-promzony-zil-unikalnyj-megaproekt-moskvy.html

  12. Грядунова А. В., Крюкова О.А, Леонова О.В. Проектный менеджмент в системе государственного управления: Проблемы применения // Среднерусский вестник общественных наук. 2016. №4.

  13. Ершов В.Ф. Бизнес-проектирование. — СПб.: Питер, 2005. С. 234-235.

  14. Ершов В.Ф. Бизнес-проектирование. — СПб.: Питер, 2005. С. 235.

  15. Cornelissen, Scarlett, and Kamilla Swart. 2006. “The 2010 Football World Cup as a Political Construct: The Challenge of Making Good on an African Promise.” In Sports Mega-Events: Social Scientific Analyses of a Global Phenomenon, edited by John Horne and Walfram Manzenreiter, 108–124. Malden, MA: Blackwell Publishing. С. 110.

  16. Волошина А. Ю. Реализация мегапроектов как фактор ускорения регионального развития // Вестник ВолГУ. Серия 3: Экономика. Экология. 2010. №2.

  17. Королёв А.М. Крупные международные проекты и их характерные особенности относительно существующего понятия «Мегапроект» // ТДР. 2015. №1-2.

  18. Имеется ввиду элементы интегрированных индексов качества жизни, используемых OECD и Economist Intelligence Unit.

  19. Митрохина Т. Н. Проектирование политики: объяснительные возможности концепта «Политический проект» // Власть. 2015. №9.

  20. Митрохина Т. Н. Политический проект как категория политической науки // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2015. №2 (56).

  21. Лобанов В.В. Основы государственной политики. Учебное пособие. – М.: ГУУ, 2009. С.5.

  22. Государственная политика и управление в 2 ч. Часть 1. Концепции и проблемы: учебник для бакалавриата и магистратуры / Л. В. Сморгунов [и др.]; под ред. Л. В. Сморгунова. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2018. С. 83.

  23. Указ Президента Российской Федерации от 21.10.2005 г. № 1226 О Совете при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных национальных проектов

  24. Алабин Д. В. Приоритетные национальные проекты в политическом процессе Российской Федерации: концептуальное обеспечение и технологический инструментарий: автореф. дисс. … кандидата политических наук: 23.00.02 / [Место защиты: Нижегор. гос. ун-т им. Н.И. Лобачевского]. — Нижний Новгород, 2009. C. 11-12.

  25. Федеральный закон от 28.06.2014 N 172-ФЗ (ред. от 31.12.2017) «О стратегическом планировании в Российской Федерации»

  26. Государственная программа Российской Федерации — документ стратегического планирования, содержащий комплекс планируемых мероприятий, взаимоувязанных по задачам, срокам осуществления, исполнителям и ресурсам, и инструментов государственной политики, обеспечивающих в рамках реализации ключевых государственных функций достижение приоритетов и целей государственной политики в сфере социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

  27. Указ Президента РФ от 07.05.2018 N 204 (ред. от 19.07.2018) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года»

  28. Было издано несколько тысяч нормативных правовых актов, полный список: http://www.garant.ru/actual/olimpiada/dokumenty/

  29. https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2014/03/13/vciom-rejting-odobreniya-putina-vyshel-na-trehletnij

  30. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. // М.: ИТИ Технологии, 2006.

  31. Федоров, Б. И. Обществознание: учебник для прикладного бакалавриата / Б. И. Федоров; отв. ред. Б. И. Федоров. — Москва: Издательство Юрайт, 2019.

  32. Ст. 7. Конституции Российской Федерации.

  33. Составлено автором по данным: Flyvbjerg, Bent and Stewart, Allison, Olympic Proportions: Cost and Cost Overrun at the Olympics 1960-2012 (June 1, 2012). Saïd Business School Working Papers, Oxford: University of Oxford.; Овчаренко М. Сколько стоит Олимпиада в Пхенчхане. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/02/09/750470-skolko-stoit (дата обращения: 01.02.2019)

  34. Товкайло М. Расходы на подготовку к Олимпиаде составили 1,5 трлн руб. — «Олимпстрой». // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/07/01/sochi-soschitan (дата обращения: 01.02.2019)

  35. Выступление на 119-й сессии Международного олимпийского комитета. // Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24402 (дата обращения: 01.02.2019)

  36. Товкайло М. Расходы на подготовку к Олимпиаде составили 1,5 трлн руб. — «Олимпстрой». // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/07/01/sochi-soschitan (дата обращения: 01.02.2019)

  37. Составлено автором по данным ГК «ОЛИМПСТРОЙ», опубликованные в статье: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/07/01/sochi-soschitan (дата обращения: 01.02.2019)

  38. Галлямова Ю., Мордюшенко О. Олимпийская дорога дойдет до Якутска. // Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/2526371 (дата обращения: 01.02.2019)

  39. Никольская П., Полякова Ю. ВЭБ продлил «олимпийские» кредиты на 20 лет. // Hежим доступа: https://www.rbc.ru/finances/23/06/2016/576be7879a7947063e2c5981 (дата обращения: 01.02.2019)

  40. Интервью Первому каналу и агентству Ассошиэйтед Пресс. // Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/news/19143 (дата обращения: 01.02.2019)

  41. Рожков А. Дмитрий Чернышенко: Олимпиада в Сочи не была самой дорогой в истории. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/10/23/dmitrij-chernyshenko-olimpiada-v-sochi-ne-byla-samoj-dorogoj (дата обращения: 01.02.2019)

  42. Анализ мер по устранению нарушений при подготовке и проведении ХХII Олимпийских зимних игр и ХI Паралимпийских зимних игр 2014 г. в Сочи. // Режим доступа: http://www.ach.gov.ru/press_center/news/21280 (дата обращения: 01.02.2019)

  43. Martin Müller (2014) After Sochi 2014: costs and impacts of Russia’s Olympic Games, Eurasian Geography and Economics, 55:6, 628-655.

  44. Составлено автором по данным: Martin Müller (2014) After Sochi 2014: costs and impacts of Russia’s Olympic Games, Eurasian Geography and Economics, 55:6, 628-655.

  45. Овчаренко М. Сколько стоит Олимпиада в Пхенчхане. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2018/02/09/750470-skolko-stoit

  46. Составлено автором по данным: Фливбьорг Б., Брузелиус Н., Ротенгаттер В. Мегапроекты и риски: Анатомия амбиций. М.: Альпина Паблишер. 2014.

  47. Flyvbjerg, Bent and Stewart, Allison, Olympic Proportions: Cost and Cost Overrun at the Olympics 1960-2012 (June 1, 2012). Saïd Business School Working Papers, Oxford: University of Oxford, 23 pp.

  48. Нуреев Р. М., Маркин Е. В. Эти разные Олимпийские игры // Пространство экономики. 2009. №3.

  49. Режим доступа: https://www.rbc.ru/economics/03/06/2010/5703daca9a79470ab50215e7 (дата обращения: 01.02.2019)

  50. Выступление на 119-й сессии Международного олимпийского комитета. // Режим доступа: http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24402 (дата обращения: 01.02.2019)

  51. Снегов Е. Олимпиада в Сочи окупилась. Сочинская Олимпиада принесла в казну 1,5 млрд руб. // Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/2437530

  52. Brian C. Keegan. The News on Wikipedia in 2014. |// Режим доступа: http://www.brianckeegan.com/2014/12/the-news-on-wikipedia-in-2014/ (дата обращения: 01.02.2019)

  53. Постановление Правительства РФ от 08.06.2006 N 357 (ред. от 03.11.2007) «О Федеральной целевой программе «Развитие г. Сочи как горноклиматического курорта (2006 — 2014 годы)»

  54. Самиев П. Лидеры и аутсайдеры: какие регионы привлекают инвесторов? // Режим доступа: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/337855-lidery-i-autsaydery-kakie-regiony-privlekayut-investorov (дата обращения: 01.02.2019)

  55. Национальный инвестиционный рейтинг субъектов РФ. // Режим доступа: www.asi.ru/investclimate/rating (дата обращения: 01.02.2019)

  56. Составлено автором по данным: www.russiatourism.ru

  57. Гуреева Елена Александровна Социально-экономический эффект и наследие мегаспортивных мероприятий // Вестник РЭА им. Г.В. Плеханова. 2014. №11 (77).

  58. Краснодарский край. Инвестиции. // Режим доступа: http://krsdstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/krsdstat/ru/statistics/krsndStat/enterprises/investment/ (дата обращения: 01.02.2019)

  59. Агамалова А., Смирнов С. Экономический эффект Универсиады в Казани пока в 30 раз меньше затрат. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/business/articles/2014/07/08/ekonomicheskij-effekt-universiady-v-kazani-poka-v-30-raz (дата обращения: 01.02.2019)

  60. Пасмуров А. Г. Влияние Универсиады-2013 в Казани на развитие студенческого спорта в России // ОНВ. 2010. №5 (91).

  61. Владимирова А. Отыграться по-крупному. // «Русский репортер» №28 (306) // Режим доступа: https://expert.ru/russian_reporter/2013/28/otyigratsya—po-krupnomu/ (дата обращения: 01.02.2019)

  62. Составлено автором по данным: Письменная Е., Мязина Е. Как обустраивают Владивосток. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2011/05/16/novyj_russkij (дата обращения: 01.02.2019)

  63. Лютова М. Мост через Лену в Якутске может обойтись дороже знаменитых мостов на Дальнем Востоке. // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2012/12/03/most_na_vostok (дата обращения: 01.02.2019)

  64. Hill, Fiona, and Clifford G. Gaddy. 2013. Mr. Putin: Operative in the Kremlin. Washington, DC: Brookings Institution Press.

  65. Mendras, Marie. 2012. Russian Politics: The Paradox of a Weak State. New York, NY: Columbia University Press.

  66. Индекс качества государственного управления. // Режим доступа: http://info.worldbank.org/governance/wgi/#home (дата обращения: 01.02.2019)

  67. Королева А. Названы риски российской экономики. // Режим доступа: http://expert.ru/2019/02/25/riski/ (дата обращения: 01.02.2019)

  68. Составлено автором по данным Всемирного Банка. // Режим доступа: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.KD.ZG (дата обращения: 01.02.2019)

  69. Например, в Распоряжении Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 28.09.2018) <О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года> (вместе с «Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года»

  70. Orttung, R. W., & Zhemukhov, S. (2014). The 2014 Sochi Olympic mega-project and Russia’s political economy. East European Politics, 30(2), 175–191.

  71. Статистика внешнего сектора. // Режим доступа: https://www.cbr.ru/statistics/?PrtId=svs (дата обращения: 01.02.2019)

  72. Указ Президента РФ от 13.05.2017 N 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года»

  73. Dowse, Suzanne. 2012. “Exploring the Political and International Relations Dimensions of Hosting Sport Mega Events Through the Lens of the 2010 FIFAWorld Cup in South Africa.” In International Sports Events: Impacts, Experiences, and Identities, edited by Richard Shipway and Alan Fyall, 27–41. London: Routledge.

  74. Gorenburg, D., 2014. The Sochi Olympics and Russian National Identity. PONARS Eurasia Policy Memo 316, [online]. // Режим доступа:: http:// www.ponarseurasia.org/memo/sochi-olympics-and-russiannational-identity (дата обращения: 01.02.2019)

  75. London 2012: UK public says £9bn Olympics worth it. // Режим доступа: https://www.bbc.com/sport/olympics/23434844 (дата обращения: 01.02.2019)

  76. Myers S.L. Putin’s Olympic Fever Dream. / The New York Times, 22.02.2014. // Режим доступа: https://www.nytimes.com/2014/01/26/magazine/putins-olympic-fever-dream.html (дата обращения: 01.02.2019)

  77. Martin Müller (2014) After Sochi 2014: costs and impacts of Russia’s Olympic Games, Eurasian Geography and Economics, 55:6, 628-655.

  78. Kasper defends claim that one-third of multi-billion dollar Sochi 2014 budget disappeared because of corruption. // Режим доступа: https://www.insidethegames.biz/articles/1017814/kasper-defends-claim-that-one-third-of-multi-billion-dollar-sochi-2014-budget-disappeared-because-of-corruption (дата обращения: 01.02.2019)

  79. Журавлева Н., Кобяков К. Третий пошел // Взгляд — 31.01.2011. — Режим доступа: http://vz.ru/economy/2011/1/31/465074.html (дата обращения: 01.02.2019)

  80. Металл на 96 млн. руб. украли при строительстве моста на остров Русский. // Режим доступа: https://ria.ru/20130117/918460087.html (дата обращения: 01.02.2019)

  81. Цену строительства моста во Владивостоке завысили на 889 млн рублей. // Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/2548656 (дата обращения: 01.02.2019)

  82. Orttung, R. W., & Zhemukhov, S. (2014). The 2014 Sochi Olympic mega-project and Russia’s political economy. East European Politics, 30(2), 175–191.

  83. Дзарасов Р.С., Новоженов Д.В. Крупный бизнес и накопление капитала в современной России. Изд. 2-е. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

  84. Соколов А.А. Инсайдерский контроль и инвестиции ГК «Олимпстрой» // Интернет-журнал Науковедение. 2012. №4 (13).

Особенности использования экономических механизмов в реализации политически значимых общественных проектов в Российской Федерации

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru