Готовый диплом на тему Борьба с террористической и экстремистской преступностью в современном мире

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I ТЕРРОРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ

1.1. Сущность и характеристика понятии «терроризм» и «экстремизм». Основные направления деятельностей

1.2. Классификация видов терроризма и их особенности

1.3. Классификация видов экстремизма и их особенности

ГЛАВА II ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ И ЭКСТРЕМИЗМОМ НА РАЗЛИЧНЫХ УРОВНЯХ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

2.1. Международное право и законодательные акты в области борьбы с терроризмом и экстремизмом

2.2. Современная ситуация в сфере противодействия терроризму и экстремизму в России на государственном и муниципальном уровне

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Современный терроризм и экстремизм характеризуются масштабом, наращиванием потенциала, превращением террористических и экстремистских групп в влиятельные политические структуры, жестокостью действий террористов и экстремистов, различными формами деятельности, использованием последних достижений науки и техники, стремления вызвать широкий общественный резонанс, активно влияя на безопасность общества и государства. Терроризм, экстремизм, организованная преступность, наркобизнес — новые вызовы и угрозы всему мировому сообществу.

Актуальность темы обусловлена, во-первых, тем, что в XXI веке терроризм и экстремизм стали одной из самых сложных социальных проблем, став частью политики и инструмента внешней политики для достижения геополитических целей отдельных держав, сил и движений на мировой арене. Уже по этой причине в актуальности тезиса нет сомнений.

Актуальность темы обусловлена и ​​многими другими обстоятельствами:

— общепринятое определение терроризма и религиозного экстремизма еще не разработано, что вызывает много путаницы, недопонимания и недопонимания при анализе этих проблем и формулировании практических выводов, вытекающих из этого анализа;

— в изученной литературе по этой проблеме существует большой разброс точек зрения, что не позволяет адекватно истолковать ее сущность и метод решения. Поэтому анализ этих точек зрения является наиболее актуальной задачей социальной и гуманитарной науки в целом, философской в ​​частности;

— вопрос религиозного терроризма, который в исследовательской литературе в основном связан с исламом, должен быть особенно изучен, хотя упускается из виду, что тенденции радикализации существуют в любой религии, в любой идеологии.

— в условиях глобализации терроризм и религиозный экстремизм стали наиболее опасными явлениями в связи с современными рисками, вызовами и новыми разработками оружия массового уничтожения. Поэтому чрезвычайно важно разработать теорию и практику, метод и методологию противодействия им, а также социально-политическую и культурно-идеологическую профилактику, преодоление и искоренение терроризма и религиозного экстремизма;

— интересы стабильного развития современного мира, необходимость защиты и сохранения уникальной планеты Земля и жизни на ней, как в низших, так и в высших формах, диктуют, что в современных условиях нет более актуальной темы, чем разработка механизм преодоления терроризма и религиозного экстремизма.

Проблема противодействия террористическим и экстремистским угрозам занимает важное место в правоохранительной деятельности.
Степень угрозы современному обществу, которую несет терроризм сама по себе, подтверждается тем фактом, что ведущие государства мира принимают законы против терроризма, практически без встречи глав ведущих государств не происходит, не обсуждая эту проблему.

Цель работы — изучить организацию борьбы с террористическими и экстремистскими преступлениями.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

— изучение законодательной базы;

— анализ характера терроризма и причин его происхождения;

— определение ролей терроризма и экстремизма

Методы исследования. В этой работе я попытался решить задачи, основанные на сборе, изучении и анализе норм международного права, специальной литературы, периодических изданий и имеющейся судебной практики. Таким образом, в работе использовались следующие методы: диалектический метод и метод сравнительного анализа.

В работе использованы источники, которые можно разделить на две группы. Первая группа источников включает в себя специальные статьи, статьи политологов дипломатов, посвященные этой проблеме.

Вторая группа включает нормативные акты и опубликованные материалы для прессы за последние годы. Во вторую группу нормативные акты по борьбе с преступностью.

Работа состоит из введения, двух глав и заключения, списка использованных источников.

ГЛАВА I ТЕРРОРИЗМ КАК ГЛОБАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМА СОВРЕМЕННОСТИ

1.1. Сущность и характеристика понятии «терроризм» и «экстремизм». Основные направления деятельностей

Теоретическое определение понятия терроризма и экстремизма, а также классификация их разновидностей вызывают серьезные трудности в отечественной и зарубежной науке.

Анализ имеющихся публикаций показывает, что, хотя значительная литература посвящена проблемам терроризма и экстремизма, сегодня нет единой общепринятой интерпретации этих понятий.

Исследователи приписывают их самым двусмысленным и многогранным понятиям, что объясняется сложностью, универсальностью, исторической изменчивостью, динамизмом этих явлений.
В научных исследованиях отмечается, что экстремизм часто понимается как разнообразные явления: от различных форм классовой и освободительной борьбы, сопровождаемых применением насилия, от преступлений, совершаемых полукриминальными элементами, наемными агентами и провокаторами.

Экстремизм (от лат.  extremus — крайний, последний) поскольку конкретная линия в политике означает приверженность политическим течениям, которые находятся на крайних левых или крайне правых политических позициях, радикальных взглядах и тех же самых экстремальных методах их осуществления, отрицая компромиссы, соглашения с политическими оппонентами и стремясь достичь своих целей любыми средствами.

Идеологию экстремизма можно охарактеризовать как комплекс радикальных идеологических установок и теоретических взглядов (крайних левых, крайних правых, национальных экстремистских, сепаратистских, великодержавных, религиозных, социально-экономических и духовно-психологических), выступающих в качестве теоретического обоснования для использование насилия в различных формах на незаконной основе, достижение в первую очередь политических целей.

В связи с разнообразием интерпретаций некоторые исследователи предлагают рассмотреть понятие экстремизма в самом широком смысле как социально-политическое явление, в том числе систему организаций, идеологические позиции и отношения, а также практические действия общественных групп, политических партий и движения, отдельные граждане, направленные на использование насилия или угрозу его использования против государственных органов, общества в целом, международных и национальных организаций в целях изменения существующей государственной системы, разжигания национальной и социальной ненависти.

Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.) рассматривает экстремизм как акт, направленный на захват власти или насильственное сохранение власти, а также насильственное изменение конституционного строя государства, а также жестокое посягающих на общественную безопасность, включая организацию вышеуказанных целей незаконных вооруженных групп или участие в них.

В Федеральном законе от 25 июля 2002 года, 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» содержатся положения, закрепляющие правовую концепцию экстремистской деятельности и организации экстремистского убеждения. В статье 1 Федерального закона экстремизм квалифицируется как:

1) деятельность общественных и религиозных объединений или других организаций или средств массовой информации или отдельных лиц по планированию, организации, подготовке и проведению мероприятий, направленных на:

• принудительное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

• подрыв безопасности Российской Федерации;

• захват или присвоение власти;

• создание незаконных вооруженных групп;

• осуществление террористической деятельности;

• подстрекательство к расовой, национальной или религиозной розни, а также социальная несогласие, связанная с насилием или подстрекательством к насилию;

• унижение национального достоинства;

• осуществление беспорядков, хулиганство и акты вандализма на основе идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а также на основе ненависти или вражды в отношении любой социальной группы;

• пропаганда исключительности, превосходства или неполноценности граждан на основе их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

2) пропаганда и публичная демонстрация нацистских атрибутов или символов, или атрибутов или символов, сходных с нацистскими атрибутами или символикой, до степени замешательства;

3) публичные призывы к осуществлению этой деятельности или совершению таких действий;

4) финансирование указанной деятельности или иной помощи для ее реализации или выполнения указанных действий, в том числе путем предоставления финансовых ресурсов, недвижимости, образовательной, печатной и материально-технической базы, телефонной, факсимильной и других видов связи, информационных услуг , другие материально-технические средства.

Из многочисленных форм экстремизма с точки зрения целей и мотивов насильственных проявлений их идеологическая платформа в научной литературе подчеркивает:

В религиозной сфере — религиозный экстремизм, проявляющийся в крайней нетерпимости к представителям различных конфессий или конфронтации в рамках одного исповедания (межконфессиональный и межконфессиональный экстремизм) и часто используется в политических целях, в борьбе религиозных организаций против светского государства или для одобрения власти представителей одной из конфессий;

В сфере политических отношений политический экстремизм означает незаконную деятельность политических партий и движений, а также должностных лиц и простых граждан, направленных на насильственное изменение существующей государственной системы, уничтожение существующих государственных структур и установление диктатуры тоталитарного порядка, разжигание национальной и социальной ненависти;

В сфере межэтнических отношений националистический экстремизм выражается в утверждении превосходства и исключительности определенной нации или расы и направлен на подстрекательство к национальной нетерпимости, дискриминацию в отношении представителей других народов;

В сфере экономических отношений экономический экстремизм направлен на устранение конкуренции в предпринимательской деятельности посредством преступных насильственных действий преступных групп, оказания давления, запугивания и бандитских нападений на конкурентов;

Экстремизм в области культуры ориентирован на изоляционизм, отказ от достижений других культур и проявляется в содействии насилию, жестокости, разрушении исторических памятников, которые являются национальным достоянием и другими экстремальными действиями;

Экстремизм в области экологических отношений противоречит эффективной государственной экологической политике и научно-техническому прогрессу;

Технологический экстремизм направлен на использование или угрозу применения ядерного, химического или бактериологического оружия, радиоактивных и высокотоксичных химических и биологических веществ, а также захват ядерных или других промышленных объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья человека, в для достижения политических целей и т. д.

Современный религиозный экстремизм неотделим от терроризма, что является одним из крайних проявлений экстремистской деятельности. В последние десятилетия религиозный экстремизм все чаще обращался к организованному и религиозному использованию террористических актов в качестве средства достижения своих целей. Многочисленные факты такого рода наблюдались в Чечне, Узбекистане, Югославии, Ольстере и на Ближнем Востоке.

Анализ российских и зарубежных источников, посвященных проблемам борьбы с терроризмом, позволяет выделить несколько подходов к этой проблеме.

Большинство исследователей понимают терроризм как один из методов политической борьбы, который отвергает сотрудничество, компромиссы с противоположной стороной и отражает самые агрессивные отношения субъекта, а также негативный социальный протест, который развивается на разных уровнях — обществе, классах, определенных социальных слоях, этнонациональных групп.

Некоторые эксперты в ряде стран считают терроризм чисто преступными действиями, которые, соответственно, должны вестись только правоохранительными органами.

Другие исследователи считают, что терроризм является своеобразной формой военных действий, и в результате ответственность за противодействие возлагается на вооруженные силы и их структуры.

Существуют другие особенности терроризма, связанные с разъяснением его содержания через составляющие элементы: политическая мотивация и идеологическая направленность террористической деятельности, ее криминальные последствия, а также использование крайних мер насилия или угрозы для запугивания политических оппонентов, заставляя власти предпринять определенные действия (этимология понятий «террор» и «терроризм» вернулась к значению — «страх», «ужас» на латыни).

В толковом словаре В.И. Даль подчеркивает основное значение, в центре внимания терроризма — напугать смерть, казнь, запугивание, сохранить в послушании угрозы насилия, суровые карательные меры и т. Д.
В самом широком смысле термин «терроризм» означает целый ряд методов борьбы, связанных с использованием и освещением различных форм насилия или запугивания и проявляющихся в шантаже государственных деятелей, в незаконной подрывной деятельности, государственном терроре, геноциде и репрессиях, поскольку а также явная диктатура и практика одноразовых политических убийств, направленных на запугивание населения или влияние властей. Это учитывает весь спектр его компонентов — террористические группы и организации, идеологии и доктрины.

Широкое понимание терроризма приведено в Федеральном законе от 25 июля 1998 г., 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (статья 3), в соответствии с которым терроризм означает:

• насилие или угроза его применения против отдельных лиц или организаций;

• уничтожение (повреждение) или угроза уничтожения (повреждения) имущества и других материальных объектов, которые создают опасность гибели людей, наносят значительный имущественный ущерб или другие общественно опасные последствия с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения или влияющие на принимаемые правительствами решения, выгодные террористам, или удовлетворение их незаконного имущества и (или) других интересов;

• посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности или из-за мести за такую ​​деятельность;

• нападение на представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующегося международной защитой, а также служебных помещений или транспортных средств лиц, пользующихся международной защитой, если этот акт был совершен в целях провокации войны или осложнения международных отношений.

 В отечественной и зарубежной литературе различные классификации форм и типов современного терроризма даются как многогранное явление с чрезвычайно сложной структурой.

Таким образом, с точки зрения целей, мотивов, идеологической платформы существуют: государственный терроризм, который имеет внешнюю (осуществление насилия против международных органов, иностранных граждан или государств) и внутреннюю ориентацию (применение насилия к политическим оппонентам, к населению страны в целом для укрепления своей власти) и международного терроризма, осуществляемого в нескольких штатах.

Кроме того, существуют такие типы терроризма, как организационно-групповые, индивидуальные, революционные, криминальные (криминальные), информационно-психологические, идеологические и т. д.

В научной литературе отмечается, что возникновение и воспроизводство экстремизма и терроризма как исторически и социально обусловленных явлений обусловлено сочетанием объективных и субъективных причин социального, экономического, политического, национального, идеологического, психологического характера.

Основными причинами распространения экстремизма и терроризма в стране являются длительные периоды социально-экономической нестабильности, сопровождаемые, с одной стороны, социальной дифференциацией граждан, ожесточенной борьбой за власть, усилением социальных противоречий, ростом преступности и другие, низкая эффективность государственного аппарата и правоохранительных органов, отсутствие надежных механизмов правовой защиты населения.
Что касается российской ситуации в литературе, то она называется комплексом различных причин усиления экстремизма и терроризма, в том числе:

• крах единого государства и укрепление сепаратизма и национализма;

• глубокий системный кризис, вызванный объективными трудностями перехода на рынок и охватывающий все сферы общества, что приводит к ухудшению социально-экономического положения населения, увеличению доли маргинальных и люмпенизированных слоев, увеличению в социальной напряженности в обществе;

• нерешенные национальные и религиозные проблемы, которые имеют экзистенциальное значение для данной национально-этнической группы и связаны с ее самооценкой и самореализацией, духовностью, фундаментальными ценностями, традициями и обычаями;

• активизация борьбы за власть политических партий и общественных объединений;

• Недостаточная работа правоохранительных органов и органов государственной власти по защите прав граждан, в том числе прав религиозных и этнических меньшинств;

• слабость демократических институтов, провал антиэкстремистской практики правоприменения;

• отсутствие надежного контроля за въездом и выездом из России, нерешенными проблемами мигрантов, беженцев и внутренне перемещенных лиц;

• деятельность на территории России и за рубежом террористических организаций и иностранных религиозных миссионеров, направленных на разжигание межконфессиональных противоречий и нанести ущерб ее безопасности;

• растущая криминализация общества, политизация преступных преступлений, наличие незаконного рынка вооружений в стране;

• падение власти и закона, низкий уровень политической культуры, юридический нигилизм граждан и т. д.

Федеральный закон от 25 июля 2002 года, 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (статья 3) определяет основные направления противодействия экстремистской деятельности:

• принятие превентивных мер, направленных на предотвращение экстремистской деятельности, включая выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности;

• выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, других организаций, отдельных лиц.

В Федеральном законе от 25 июля 1998 года, 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» (статья 5) подчеркивается, что одной из важнейших целей борьбы с терроризмом в Российской Федерации является выявление и устранение причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности.

1.2. Классификация видов терроризма и их особенности

Терроризм — это социальное и политическое явление, способ достижения политических целей путем саботажа, шантажа жизни заложников и усиления страха в обществе.
Современное общество занимается различными видами терроризма, классифицированными по идеологической основе, масштабам, целям и задачам, типам используемых средств и т.д.

На идеологической основе выделяются следующие типы терроризма (рис.1):

— политическая — связана с борьбой за власть и направлена ​​на запугивание или устранение политических оппонентов;

— состояние — определяется необходимостью запугать собственное население, его полное подавление и порабощение и, в то же время, уничтожение тех, кто борется с тираническим состоянием;

— религиозный — призван подтвердить и заставить признать веру террористов и в то же время ослабить и даже уничтожить другого;

— националист — стремится вытеснить другую нацию, ликвидируя большую часть своих представителей, избавляясь от своей власти, иногда уничтожая культуру, захватывая собственность и землю, ликвидируя лидеров. Националистический терроризм часто принимает форму сепаратистского терроризма (сепаратизм — стремление к разделению, разделению);

— обычный наемник — должен пугать тех, кто мешает преступникам получать материальные ценности, в том числе коммерческих конкурентов, тех, кто вынужден принимать неблагоприятные условия;

— преступник — проводится, чтобы запугать противников из числа других преступников, часто это конфронтация конкурирующих организованных групп.

Рис. 1. Классификация видов терроризма по идеологической основе

Они различают внутренние (в пределах одного государства) и международный терроризм (это секретная война одного государства, общественно-политическое движение или культура против других) (рис. 2).

Рис. 2. Классификация проявлений терроризма

Цели и задачи можно отличить от меркантильных (торговые, мелко-расчетные), целью которых является вымогательство, получение любых уступок или выполнение определенных требований террористов и апокалиптический терроризм, цель которого — нанести максимальный ущерб любой ценой объект террористического акта.

По типу средств, используемых для совершения террористического акта и характера их использования, терроризм отличается:

— обычные, с использованием обычных средств уничтожения различных типов, включая взрывчатые вещества;

— ядерные, химические и биологические, с использованием ядерных делящихся материалов и ядерных взрывных устройств, химических взрывчатых веществ, химических веществ и средств их доставки. Эти виды терроризма также включают саботаж против ядерных, химически и биологически опасных объектов;

— электромагнитные, с использованием генерирующих установок мощной ЭМИ для различных целей, затрагивающих как людей, так и определенные технологические системы объектов инфраструктуры;

— кибернетику, используя специальные вирусные программы для отключения или нарушения нормального функционирования компьютерных сетей;

— информация, использующая источники СМК с целью навязывания негативной ситуации в обществе, разложения определенных групп;

— экономических, направленных на дестабилизацию по-разному экономики и финансовой сферы субъекта террористического акта.

Классификация терроризма по шкале, типу, форме, силе и средствам представлена ​​на рисунке 3.

Рис.3. Классификация терроризма по масштабам, видам, формам, силам и средствам

Самыми серьезными террористическими актами 2000-х годов, которые повлекли за собой серьезные последствия, являются, прежде всего, взрывом во время прохождения колонны демонстрантов и оркестра морской пехоты в городе Каспийске, захвата заложников в Театральном центре Дубровки в Москве, взрыв в доме правительства Чеченской Республики в Грозном в 2002 году, два террориста-смертника взорвали взрывные устройства у входа на аэродром Тушино в Москве в 2003 году, неоднократные взрывы в московском метро, ​​бомбардировки двух самолетов Москва-Волгоград и Москва-Сочи, трагедия в Бесла нет, взрыв в аэропорту Домодедово в Москве в 2011 году

Факторы, которые влияют на возникновение и развитие терроризма в России, являются довольно сложным комплексом, включая политические, экономические, социальные, идеологические, этнонациональные и правовые факторы.

Политические факторы включают в себя:

  • устремления иностранных террористических организаций, направленные на срыв целостности России и разрушение российской государственности;
  • обострение политической борьбы партий, движений, ассоциаций, отсутствие опыта цивилизованной политической борьбы;
  • противоречия между провозглашенными демократическими принципами и их реализацией;
  • отсутствие эффективности правоохранительной системы в противодействии террористическим угрозам;
  • отсутствие необходимого взаимодействия между властями всех уровней и народонаселением для обеспечения бесконфликтного развития межэтнических и межэтнических отношений;
  • недостатки национально-государственной структуры страны, их несвоевременная коррекция, затягивание разработки новых направлений и форм национальной политики;
  • неэффективность политических реформ;
  • давление на политическую систему России из-за рубежа с использованием террористических методов (гегемонистская политика Соединенных Штатов, направленная на достижение мирового господства под ложными лозунгами развития демократии во всем мире).

Экономические факторы включают:

  • предельную стратификацию населения в соответствии с уровнем жизни в результате приватизации и последующей государственной экономической политики;
  • очевидная и скрытая безработица значительной части работающего населения; криминализация экономики;
  • активной финансовой поддержки террористических организаций как из-за рубежа, так и с использованием внутренних источников.

Социальные факторы — это разъединение общества (формирование социальных слоев и групп с противоположными интересами); отсутствие эффективной системы социальных гарантий для населения; резкое снижение социальной защиты населения, снижение продолжительности жизни, увеличение острых и хронических заболеваний; увеличение преступности; снижение духовных, моральных, моральных, патриотических качеств и культурного уровня населения, в том числе юридических; пропаганда средств массовой информации о культе жестокости и насилия.

Среди этнонациональных факторов отмечается:

  • обострение межэтнических отношений (проповедь национальной исключительности и превосходства, разжигание национальной и религиозной ненависти);
  • неравенство в экономической, социально-политической и культурной ситуации различных национальных групп;
  • задержка существующих государственно-политических структур в решении острых экономических, социальных, политических и других проблем, влияющих на существование и развитие нации;
  • деятельность радикальных, экстремистских националистических организаций, движений и лидеров, подталкивающих население к незаконным действиям;
  • националистической политики представителей правящей элиты в борьбе за власть в многоэтническом составе населения.

Правовые факторы включают:

  • низкую правовую грамотность населения, отдельных лидеров, лидеров политических партий, организаций и движений, что не позволяет оценить степень их ответственности за предпринятые действия и их последствия;
  • отсутствие четкой и единой концепции «терроризма», «террористической деятельности», «террористической организации» и ряда других фундаментальных терминов;
  • отсутствие в государстве эффективного правового механизма предупреждения и пресечения опасных проявлений, которое относится к конкретным нормам конституционного, уголовного, административного и иного законодательства, которое должно быть правовой основой для борьбы с терроризмом;
  • сложность и сложность процессуального законодательства, отсутствие своевременного и достаточно сурового наказания виновных, что создает не только преступников, но и простых граждан впечатление слабой правоохранительной системы и ее неспособность обеспечить безопасность населения;
  • недостаточно эффективное внутреннее регулирование общественных объединений, ослабление которого, несвоевременные действия властей по запрещению или приостановлению деятельности организаций, которые угрожают безопасности людей и государства, также является одной из причин быстрого распространения терроризма.

Идеологическими факторами являются:

  • отсутствие единой последовательной государственной политики в области идеологии гражданского общества;
  • навязывание идеологии нигилизма, антинатриотизма, отказ от национальных исторических и культурных ценностей как извне, так и из внутренних источников;
  • националистическая пропаганда, проводимая в средствах массовой информации частью националистической политической элиты, направленная на разжигание ненависти и недоверия к другим народам;
  • отсутствие эффективной системы обучения законопослушному поведению, в том числе среди молодежи и подростков.

Для проведения террористической деятельности идеологи терроризма создали целый ряд организационных структур, а также экстремистскую идеологию, которая оправдывает и определяет необходимость и легитимность террористических акций в интересах достижения целей экстремистов.

Можно выделить основные элементы терроризма:

— социальные и (или) политические цели и задачи;

— субъекты террористических акций, отдельные лица, террористические группы и организации, а также отдельные лица и организации, поддерживающие террористов.

Структура всех международных террористических сообществ сходна и состоит из трех направлений:

идеологов, которые вербуют граждан в террористические группы;

сообщников, которые создают сеть глубоко секретных камер организации и участвуют в подготовке к совершению террористических актов;

и террористические группы — прямые исполнители саботажа и террористических актов. Лица, совершившие террористические акты, обычно являются террористами, совершившими самоубийство;

— объекты, к которым применяется террористическое насилие: лица, которые не имеют никакого отношения к террористическим актам и их целям, и (или) материальные активы, имущество, промышленные объекты и т. д.;

— объекты, находящиеся под давлением террора: правительственные или государственные органы, политики или организации, а также отдельные лица или массовая аудитория, через которые (косвенно) террористы действуют на властные структуры, создавая ощущение опасности для всех;

— прямые террористические действия (методы): угрозы, требования соответствующих структур к выполнению любых условий, актов насилия, изъятия, уничтожения или уничтожения объектов, материальных ценностей и т. д.

Рассмотрим внутренние и внешние факторы, способствующие развитию терроризма в России.

Внутренние факторы включают:

  • кризисное состояние российского общества;
  • большой объем накопленных и нерешенных экономических, политических и социальных проблем;
  • острая борьба за политическую власть, перераспределение собственности, изменение государственно-правового статуса отдельных регионов, часто принимающих незаконные формы;
  • недостатки и противоречия в осуществлении демократических реформ;
  • существование в ряде регионов страны высокого уровня социальной напряженности; наличие межэтнических и межконфессиональных противоречий и конфликтов;
  • распространение экстремистской идеологии, национальный сепаратизм, исламский фундаментализм (смысл ваххабитов), шовинизм;
  • усиление социального экстремизма; идеологические противоречия в общественном сознании; криминализация общественных отношений;
  • рост организованной преступности и коррупции; формирование ряда очагов сепаратизма.

К внешним факторам относятся:

  • возникновение или возрождение геополитических требований ряда зарубежных стран к России;
  • негативные последствия процесса глобализации, растущий дисбаланс в социально-экономическом развитии регионов мира, рост движения против глобализации, массовый характер которого в контексте политической незрелости и правовой нигилизм участников создает возможности для использования его потенциал для разрушительных целей;
  • стремление влиятельных иностранных кругов вытеснить Россию из областей ее традиционных стратегических интересов;
  • активизация разведки и других видов деятельности ряда иностранных государств против России;
  • передача на территорию России конфронтации некоторых иностранных политических сил (палестинских, курдских и т. д.) с их политическими оппонентами;
  • укрепление антироссийской направленности в деятельности ряда иностранных национально-экстремистских (в том числе эмигрантов) и религиозных экстремистских кругов.

Рост терроризма в России вносит свой вклад в ряд условий:

  • недостаточное правовое регулирование социальных отношений в ряде областей, в том числе в области антитеррористической деятельности;
  • отсутствие эффективности государственного управления в борьбе с терроризмом;
  • ослабление верховенства закона, повсеместный правовой нигилизм;
  • отсутствие эффективной правоохранительной деятельности, масштаб коррупции в ее структурах;
  • снижение эффективности административно-правовых режимов (границы, таможня, паспорт и т. д.);
  • увеличение незаконного оборота оружия, наркотических средств и психотропных веществ;
  • неурегулированная государственная граница в значительной степени;
  • слабо контролируемая внешняя и внутренняя миграция;
  • широко распространенная пропаганда насилия и жестокости в средствах массовой информации, в частности по телевидению.
Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Методика расследования краж, грабежей и разбойных нападений

Динамика проявлений терроризма и факторов, способствующих его возникновению и развитию, свидетельствует о том, что такой тип политического экстремизма останется в ближайшие годы одним из важных элементов политической и оперативной ситуации в Российской Федерации.

Анализ нынешнего состояния терроризма и условий его развития позволяет нам прогнозировать дальнейшее усиление агрессивности, укрепление организационно-тактического потенциала и увеличение «профессионального» уровня террористов путем:

  • получения опыта в проведении крупномасштабных исследований, масштабные действия;
  • совершенствовать специальную подготовку террористов как на своей территории, так и за ее пределами;
  • активное использование наемников и террористов-смертников;
  • тесная связь террористических организаций и групп с преступными сообществами;
  • их использование других особо опасных форм конфронтации.

Пропагандистским прикрытием для террористических актов станет широкое распространение лозунгов «национально-освободительной борьбы» против «империалистической» политики на этнической и ложной демократической основе.

Чтобы охарактеризовать современный терроризм в России, важно учитывать беспрецедентные масштабы преступности в стране, особенно так называемые организованные, часто осуществляющие действия, которые имеют внешнее сходство с терроризмом: организация взрывов, захват заложников, запугивание или физически устраняя конкурентов.

До 1990-х годов в Советском Союзе законодательство эффективно обеспечивало довольно жесткую борьбу с политически или социально мотивированными преступлениями. В этой связи потенциальные субъекты возможных террористических проявлений (националистические настроения, клерики, члены экстремистских групп, которые планируют насильственно изменить существующую систему и т. Д.) Уже на стадии формирования намерения совершать антиобщественные и особенно незаконные действия чаще всего попадали в поле зрения органов безопасности. В их отношении общественные и секретные меры использовались для исправления их поведения, направляя действия граждан на юридический канал. Кроме того, была эффективная общенациональная система мер, направленных на предотвращение и предотвращение экстремистских и террористических проявлений (пропаганда неконституционных взглядов и создание организаций, которые проповедовали такие взгляды, преследовались по уголовному праву, государственная цензура издательской деятельности исключала возможность массовых тиражирование и правовое распространение материалов, содержащих идеи национальной, расовой или религиозной исключительности, эта тема создавала серьезные препятствия для приобретения огнестрельного оружия и взрывчатых веществ и т. д.).

Связь терроризма с организованной преступностью. Организованные преступные формирования часто являются одним из субъектов террористической деятельности и используют запугивание (терроризм) и прямое насилие в различных формах в качестве основного средства воздействия на власти, его представителей, лоббистов и их конкурентов в незаконном и законном бизнесе с целью перераспределения сферы влияния, собственность, финансовые потоки, виды уголовной и законной деятельности.

Во-первых, сами террористические акты (независимо от того, что они говорят) носят организованный характер: они осуществляются с умышленным намерением, планируются и проходят этап подготовки. Для совершения террористического акта, как правило, вам требуются оружие или другие средства, запрещенные для открытого распространения, включая ядовитые вещества и т. Д. Даже террористические действия некоторых отчаянных лиц связаны с незаконным приобретением и ношением оружия.
Во-вторых, в подавляющем большинстве случаев приходится иметь дело не с отдельными преступными действиями, а с системой актов террористической и иной природы — организованной преступной деятельности. Часто криминализируется не только уголовный метод, но и сам характер требований, предъявляемых к третьим сторонам.

В-третьих, почти все террористические акции осуществляются организованными формированиями, потому что успешное проведение, особенно крупномасштабных акций, немыслимо без предварительного объединения усилий различных участников.

В-четвертых, множественность, широкий охват и широкий территориальный спектр террористических актов свидетельствует о функционировании не только крупных преступных организаций, но и организованной преступности с межрегиональными и международными связями.

Особенностью организации терроризма в последние десятилетия является значительное улучшение управления террористическими организациями, что, в частности, связано с развитием таких функций, как разведка, координация и взаимодействие с другими террористическими организациями, создание механизмов для систематического пополнения членов террористических организаций и их пропаганды. террористическая деятельность; финансовой и материально-технической поддержки.
Важную роль в совершенствовании управления террористической деятельностью принадлежит организация современных коммуникаций внутри самих террористических организаций и их партнеров, использующих новейшие системы связи (Интернет и другие), обеспечение мобильности террористических групп, скорость движения их состава , эмиссары и боевики в региональном и международном масштабе, развитие специализации в деятельности участников террористических структур.

Показателем высокого организационного уровня современного международного и внутреннего терроризма является также плановый и систематический характер террористической деятельности.

Он характеризуется прежде всего для наиболее значимых и активных террористических структур и связан с наличием их долгосрочных стратегических целей, вытекающих из идеологических концепций терроризма в различных областях.

Современный терроризм и наркопреступность являются связанными явлениями с общими корнями и представляют собой единую разрушительную силу. Терроризм все чаще растет вместе с наркобизнесом и другими преступными явлениями. Угроза терроризма также возрастает из-за растущей концентрации в руках радикальных элементов крупных финансовых активов, особенно в результате слияния целей террора с наркобизнесом и незаконной торговли оружием. Покровители и спонсоры террористических организаций иногда являются самыми богатыми людьми на планете, которые могут финансировать террористическую деятельность в больших масштабах и в любой точке мира. Опыт Чечни опасен, и появление большого количества профессиональных бойцов, готовых участвовать в организации и осуществлении террористических актов в любой стране против объектов и граждан любой национальности, стало источником опасности.

1.3. Классификация видов экстремизма и их особенности

Понятие «политический экстремизм» относится к числу таких сложных социальных явлений, определение которых неизбежно порождает противоречивые мнения. Даже среди юристов, которые могут найти, по крайней мере, инструментальные определения таких явлений, нет консенсуса в отношении определения «политического экстремизма», поэтому эксперты имеют по крайней мере пять из наиболее известных альтернативных подходов по этому вопросу.

Деятельность экстремистских организаций и групп в настоящее время по-прежнему является серьезным фактором дестабилизации социально-политической ситуации в Российской Федерации и представляет собой серьезную угрозу конституционной безопасности и территориальной целостности государства. Практически все экстремистские организации так или иначе привлекают к участию несовершеннолетних: от распространения литературы радикальной природы и участия в ритуалах религиозных сект до наиболее опасного типа участия несовершеннолетних в преступной деятельности, а именно, подготовки и проведения массовых беспорядков, организация и участие в мероприятиях экстремистской организации, организации и участия в экстремистском сообществе. Фактически, все известные экстремистские организации осуществляют наиболее активные, в том числе незаконные действия в городе Москве.

В последние годы наблюдается рост экстремизма и ксенофобии, особенно среди молодежи. Самым тревожным фактором является растущая популяризация неофашистской идеологии в городе. И это несмотря на принятие новых правил, направленных на борьбу с этим явлением.
На территории столицы в последние годы самыми активными незаконными действиями занимались такие организации, как: НБП — «Национально-большевистская партия», РНЕ — «Русское национальное единство», АКМ — «Авангардная красная молодежь» ».

В 2005 году, используя националистические лозунги, Движение против нелегальной иммиграции и Славянский союз Демушкин активизировали свою незаконную деятельность.

Ряд экстремистских движений и организаций, таких как Национал-большевистская партия, Русское национальное единство, авангард Красной молодежи, активно использовались для проведения несанкционированных действий и выступлений, в том числе тех, которые нарушали уголовное право, а также за незаконные действия во время массовых мероприятий, молодежь из других регионов России.

Нередко члены экстремистских организаций привлекаются к уголовной ответственности за совершенные ими преступления, такие как хулиганство, уничтожение имущества, сопротивление полицейским, но нет доказательств того, что они были привлечены к ответственности за преступления экстремистского характера (ст. 282, 282 примечание, 282 примечание 2). Причины этого:

— во-первых, отсутствие специалистов в системе правоохранительных органов, обладающих необходимыми знаниями для проведения исследований лозунгов, печатных, аудио- и видеопродукции. Интернет-ресурсы.

— во-вторых, в результате этого нежелание органов прокуратуры и следователей возбуждать уголовное дело по этим материалам, толкование пограничных ситуаций не в пользу уголовного преследования.

— в-третьих, отсутствие элементарного взаимодействия между подразделениями по борьбе с организованной преступностью, департаментами уголовного розыска и дежурными подразделениями районов, в результате чего оперативные сотрудники не идут на преступления, совершенные против иностранцев, лиц других национальностей, где установить такой квалифицирующий атрибут, как разжигание этнической ненависти, оперативная поддержка требуется с момента обнаружения преступления.

Религиозный экстремизм

  1. Под религиозным экстремизмом следует понимать социальный феномен, который существует в следующих четырех взаимосвязанных формах:

— религиозное сознание (общественное и индивидуальное), которое характеризуется признаками тоталитаризации и преувеличения ценности определенного набора религиозных идей в ущерб всем другим религиозным и светским идеям, нигилизм — отказ от всех других идей, в том числе религиозных , за исключением одного религиозного фанатизма — безусловная вера в истину единственной религиозной идеи (совокупность идей) и готовность следовать ей при любых обстоятельствах.

— религиозная идеология (религиозная доктрина), характеризующаяся произвольным провозглашением истинного единственного объяснения проблем существующего мира и предложения однозначных (истинных) путей решения, безусловное разделение всех социальных явлений на «добро» и «Зло», давая исключительное господство одному из аспектов нанесения ущерба всему остальному; отрицание объективно доминирующей иерархии общих социальных (универсальных) ценностей, игнорирование или уменьшение нормативного значения любых социальных, в том числе правовых норм, которые не соответствуют заявленной истинной религиозной доктрине.

— Деятельность по осуществлению религиозной доктрины, провозглашенная единственно верной.

— Организационные формы религиозной доктрины, в частности религиозные экстремистские организации (тоталитарные секты).

Тенденции в развитии религиозного экстремизма в значительной степени обусловлены существующими противоречиями в отношениях как внутри, так и внутри конфессий, а также ростом религиозной экспансии со стороны других государств.

Религиозная экспансия других государств привела к значительному увеличению числа новых религиозных движений. Интенсивный рост религиозных новообразований нарушает установленный в стране этноконфессиональный баланс, вызывает увеличение межконфессионального соперничества и недовольства большинства населения.

Неуважительное отношение к российским традиционным конфессиям способствует формированию предпосылок экстремистских проявлений религиозного характера, в том числе на уровне домашних хозяйств, разжиганию религиозной ненависти и антиобщественных действий по религиозным соображениям, влияет на состояние межгосударственных отношений.

Серьезной угрозой для общественной безопасности и значительной дестабилизирующей социально-политической ситуацией является деятельность экстремистских религиозных объединений.

Примечательно, что цель деятельности религиозных экстремистских организаций состоит в двух аспектах:

— насаждение деструктивной идеологии;

— создание оперативных позиций для последующего проведения террористической деятельности в России и, в частности, в столичном регионе.

Принимая во внимание нынешнюю социально-политическую, экономическую, территориально-демографическую ситуацию, можно определить следующие тенденции в развитии ситуации в сфере проявления религиозного экстремизма:

1. Усиление пропаганды и подрывной работы среди молодежного населения Российской Федерации, исповедующего ислам, особенно среди лиц в возрасте до совершеннолетия.

2. Использование нетрадиционных форм вербовки населения, особенно представителей мусульманской конфессии, и пропаганда идей религиозного экстремизма путем создания различных клубов, сбор пожертвований от физических и юридических лиц через сеть подписанных почтовых ящиков.

3. Распространение идей религиозного экстремизма на уровне межрегиональных отношений посредством использования туристических групп и паломников под видом пропаганды толерантных религий.

4. Дальнейшее укрепление и последующее использование международной финансовой помощи для материальной поддержки деятельности экстремистских религиозных организаций в столичном регионе.

5. Увеличение интенсивности действий по разжиганию религиозной ненависти, ненависти и вражды с использованием печатных СМИ, телевидения и радиовещания и средств массовой информации (Интернет и т. д.), В том числе в провокационных целях.

6. Укрепление в регионах идей этнического сепаратизма в связи с разжиганием религиозной ненависти, вражды и враждебности в религиозных конфессиях.

Анализ операционной ситуации в среде религиозных объединений, действующих на территории России, свидетельствует об увеличении активности ряда ассоциаций, культивирующих религиозный фанатизм, основанный на извращенных духовных и этнических канонах. Как правило, эта деятельность связана с насилием в отношении граждан, причинением вреда их здоровью, побуждением к отказу от выполнения гражданских обязанностей, а также совершением других противоправных действий. В то же время тщательно замаскированные религиозные доктрины этих структур позволяют использовать насилие, угрозы, шантаж, если они идут на благо организации.

Наибольшую опасность для внутренней безопасности страны сегодня представляют сторонники нетрадиционного для мусульман мусульман исламского ислама — «ваххабизм».

Лидеры и идеологи тренда «Ваххабиты» среди молодежи Российской Федерации считаются одним из основных направлений их деятельности. Основными задачами этой деятельности являются: создание деструктивной идеологии и создание обширной инфраструктуры для последующего проведения подрывной деятельности в России.

В ряде субъектов Российской Федерации функционируют так называемые «исламские молодежные центры» и «исламские молодежные лагеря», где члены международных террористических и экстремистских организаций (Хизбут-Тахрир, ИДУ, Рефах, Аль-Фат, НУР «и др.) обеспечивает подготовку радикального ислама, вербовку и участие граждан в экстремистских группах. процесс обучения основан на беспрекословном послушание законов шариата, пропаганда превосходства ислама над другими религиями, а также отказ от существующего государства системы и законодательства, что противоречит самой системе ислама. Наиболее активная деятельность таких молодежных организаций зафиксирована в Республике Бурятия, Свердловской, Тюменской, Челябинской областях.
Они представляют опасность попыток экстремистов расширить свое влияние, в первую очередь за счет молодых людей, которых отправляют на учебу в иностранные исламские центры под контролем международных террористических и экстремистских организаций. В результате на сегодняшний день существует негативная тенденция вытеснить лояльного и законопослушного мусульманского духовенства радикально настроенных молодых имамов, обучающихся в зарубежных учебных центрах.
Другое религиозное движение, в рядах которого есть большое количество молодых людей, являются «сатанистами».

Сторонников сатанинского культа можно разделить на несколько типов:

  • первый тип — «самообучающиеся любители». Как правило, это те, кого сатанизм привлекает через популярные книги и фильмы на эту тему, рок-группы, популяризирующие ритуалы и атрибуты сатанизма и через другие доступные источники. «Любовник» обычно не связан с организованной группой или культом, хотя могут быть небольшие местные «группы любовников».
  • второй тип — «психопатические сатанисты». Это морально искалеченные личности, у которых есть стремление к насилию, садизму, некрофилии и т. Д., Которых привлекает сатанизм, потому что он четко выражает и внешне «облагораживает» свои патологические отклонения и дает им идеологическую ритуальную окраску. Первые два типа иногда частично сливаются.
  • третий тип, «религиозные сатанисты», состоит из уже сформированных структурированных групп, таких как Русская Церковь Сатаны, Южный Крест, Черный Ангел и другие.
  • четвертый тип «черные сатанисты» — это секретная небольшая группа, состоящая в основном из наследственных адептов сатаны, которые серьезно занимаются самыми отталкивающими формами оккультизма и поклонением сатане.

Их деятельность отмечена в Москве, Брянске, Санкт-Петербурге, Новгороде и некоторых других городах. Интересно, что «черные сатанисты» очень скептически относятся к адептам сатанинских сект третьего типа, считая их деятельность «детскими играми» и «снисходительностью к себе».
Представители всех вышеперечисленных типов несут ответственность за случаи ритуального насилия, социально опасны, особенно для молодежи, потому что они влияют на психику молодых людей.

Самыми известными ассоциациями сатанистов нашего времени являются: Церковь Сатаны, Международная ассоциация люциферистов «Кельтско-восточный обряд», «Зеленый порядок», «Черный ангел», «Южный крест», культ Афины Паллас, культ Исиды, «Готы» и другие.

Этнический экстремизм.

В Российской Федерации, как многонациональной стране, которая, по сути, является добровольным союзом народов, проживающих на ее исторических территориях, подстрекательство к ненависти и вражде между народами нашей страны, подстрекательство к дезинтеграции представляют особую угрозу.

Сегодня преступления, совершенные против отдельного человека в силу его различного происхождения, вышли за рамки отдельных случаев и стали значительными негативными антисоциальными явлениями. Они стали источниками непосредственной угрозы национальной безопасности не только российского государства, но и всего человечества. Поэтому необходим эффективный механизм, чтобы он мог противостоять этому социальному злу.

С конца 1990-х годов активизировались российские националистические организации, которые сегодня являются самыми массивными и быстро растущими отрядами национальных движений России. Таким образом, количество молодежных организаций, объединенных под лозунгом «Россия для россиян» и чаще всего упоминаемых аналитиками под общим названием «скинхеды», выросло на несколько порядков. В 1991 году в стране было буквально несколько десятков человек, которые могли быть так определены, а в 2001 году их было уже более 10 тысяч, в 2004 году — 33 тысячи. Это только по официальным данным, эксперты указывают на значительно более высокие темпы участия молодежи в ультрарадикальных националистических организациях.

Если в 1990-х годах скинхеды были представлены небольшими группами (от 3 до 10 человек), то после 2000 года стали формироваться крупные (до 500 человек). «Сцепление и кровь и честь» (российский филиал международной организации национальных шкурок), а также Национал-социалистическая группа 88, впервые появились в Москве. У каждого из них 200-250 бойцов. В целом, в настоящее время в Москве насчитывается около 6000 молодых нацистов. В Санкт-Петербурге их более 3 тыс., В то время как одна организация, российский Кулак, включает около 500 человек и не менее 100 — в организации «Коловрат», в Нижнем Новгороде — более 2,5 тыс. Скинхедов, из которых 300 человек принадлежат к большой группировке «Север».

Сохраняя нынешние темпы роста молодежных национально-фашистских организаций и их концентрации в нескольких крупных городах России, их число в этих зонах в ближайшем будущем может стать сопоставимым с количеством правоохранительных органов. Кроме того, представители таких организаций из разных городов хорошо координируют свои действия и быстро перемещают активистов из одного города в другой.

К сожалению, резервы роста национальных фашистских организаций чрезвычайно велики. Судя по опросам различных социологических организаций, доля населения, поддерживающего идею «Россия для россиян» в той или иной форме с 2002 года, составляет не менее 53%, а через несколько лет она выросла до 60%.

Местные группы скинхедов быстро политизируются под влиянием радикальных политических организаций. Среди них Национальный фронт, Народная национальная партия, Национальная суверенная партия России (НДПР), Партия свободы, Русское национальное единство (RNE), Российский национальный союз (ROS), Русская гвардия «Et al. Все эти партии являются незаконными, но они действуют открыто.
Пикеты, митинги и другие массовые акции протеста, проводимые активистами националистических движений в российских городах, становятся регулярными. Все чаще национальные экстремисты демонстрируют свою силу.

Экстремизм и ксенофобия (или фобии) связаны между собой, но существуют значительные различия. Ксенофобия (иногда называемая ксенофобией) обычно понимается как различные проявления нетерпимости по отношению к группам, которые воспринимаются массовым сознанием как «чуждые». Сам термин ксенофобия просто означает страх, настороженность и недоброжелательность (т. Е. Фобии) другим. Частным случаем ксенофобии является этнофобия (или этнофобия) — страхи, направленные как против конкретных этнических общин, так и против слабо дифференцированного конгломерата «чужих» народов («кавказцы», «южане», «иностранцы» в массовом сознании).

Ксенофобия является одной из особенностей массового сознания, которая преимущественно спонтанная, даже в тех случаях, когда она развивается под воздействием целевых аутрич-усилий, тогда как экстремизм является более или менее формализованной идеологией и целенаправленной деятельностью организованных групп, реже , , Ксенофобия является самым важным источником экстремизма в нескольких отношениях: во-первых, экстремистские организации формируются из ксенофобских носителей; во-вторых, стереотипы ксенофобии чаще всего служат сырьем для экстремистских идей. Ксенофобия ограничивает возможности всех форм противодействия экстремизму, поскольку массовые стереотипы ксенофобии имеют внутреннюю инерцию и могут существовать в течение некоторого времени даже без пропагандистского влияния экстремистских сил.
Проявления ксенофобии, в том числе этнофобии, имеют разную интенсивность, поскольку как бдительность, так и недоброжелательность могут варьироваться от подозрительности до страха и от враждебности к ненависти. С одной стороны, этнофобия и ксенофобия, как и все фобии, проистекают из страха потерять «ресурсы», с другой — результат страха «потерять свою собственную идентичность».

Всплеск социальной, этнической и религиозной нетерпимости, лежащей в основе экстремизма, почти всегда сопровождает исторические изменения.

На личном уровне предпосылки этнического и религиозного экстремизма могут быть вызваны практически любыми изменениями в социальном статусе. Многие социологические исследования зафиксировали рост ксенофобии и агрессивности в сознании людей, которые снизили свое социальное положение. Но «зажиточные» люди не свободны от опасностей ксенофобии и агрессии. С увеличением разрыва между претензиями личности и возможностями их удовлетворения агрессивное отношение возрастает; неудовлетворенность обычно приводит к поиску виновника — кто-то другой становится его — властями, конкурентными группами, представителями других наций и религий.

На уровне социума, этнических и религиозных общин проявления экстремизма возрастают в периоды исторических изменений, которые начались, но не завершились. В таких условиях он почти неизбежен так называемым. «Кризис идентичности», связанный с трудностями социального и культурного самоопределения личности. Стремление преодолеть этот кризис порождает ряд последствий, которые могут служить предпосылками политического экстремизма, а именно: интерес людей к консолидации возрождается в первичной, естественной форме или как их также называют «изначальными» сообществами (этническими и религиозными); растет традиционализм, растут проявления ксенофобии.

Ксенофобия, как предтеча этнического и религиозного экстремизма, также возникает из самоутверждения изначальных общин на основе негативизма. В то же время социологи фиксируют две противоположные формы такого самоутверждения — с одной стороны, негативизм по отношению к группам, которые оцениваются как «ниже» нас на цивилизационной лестнице; с другой стороны, негативизм в отношении групп, к которым «мы» испытываем соперничество, нарушение или негодование.

«Кризис идентичности» порождает негативную этническую консолидацию (объединение этнических и религиозных групп по принципу «против»). Социологические исследования, посвященные росте этнического самосознания практически всех этнических общностей России. В самом росте этнического самосознания нет ничего негативного, но, к сожалению, быстрее всего растут наиболее эмоционально выраженные формы этнической саморефлексии.

Молодежный экстремизм

Изучение природы, типов, форм проявления экстремизма в молодежной среде важно для деятельности государственных, федеральных, особенно правоохранительных органов и специальных служб по предотвращению правонарушений молодежными неформальными ассоциациями в современных условиях. Возникновение в Российской Федерации экстремистских неформальных ассоциаций и активизация их деятельности создают угрозу интересам безопасности России.

Внедрение экстремизма в молодежной среде в настоящее время приобрело очень большие масштабы и имеет опасные последствия для будущего нашей страны, поскольку молодое поколение является ресурсом национальной безопасности, гарантом прогрессивного развития общества и социальных инноваций. Молодежь, благодаря природным и социальным особенностям юношеского возраста, может не только адаптироваться, но и активно влиять на ее позитивные изменения.

Неофициальные молодежные ассоциации спонтанно формируют сообщества, которые сами создают структуру. Они не устанавливаются из внешних стандартов, которые не закреплены в уставах и инструкциях, и спонтанно возникают в процессе общения, что в результате воспринимается всеми их членами и укореняется, превращаясь в индивидуальные конкретные отношения и ценностные ориентации. Неформалы имеют разный уровень организации. В некоторых ассоциациях нет четкой структуры на любой основе, в других — стабильный состав, лидер, ведущий ядро, есть распределение ролей.

Неофициальные ассоциации возникают на основе субъективных потребностей, интересов и стремлений отдельных лиц. Интерес может быть настолько конкретным, индивидуальным или извращенным, что не находит поддержки в существующих структурах, что не позволяет группировать много людей. Это становится основой его идеологии, элементов особой культуры значительной части молодежи, ее ориентира, нормы поведения. Система норм и ценностей, не закрепленная в уставах и инструкциях, отличающих группу (ассоциацию) от других образований, называется субкультурой. Он определяется такими факторами, как возраст, этническая принадлежность, религия, социальная группа или место жительства.
Неформальных молодежных ассоциаций по большей части мало (от 10 до 30 человек), однако при ведении музыки, спорта и т. Д. Количество событий резко возрастает. Их состав смешивается по возрасту и полу, большинство из них — молодые люди.

По степени общественной опасности / полезности молодежные неформальные движения (субкультуры) условно делятся на радикальные (экстремистские), агрессивные, социально опасные, неагрессивные и просоциальные. В случаях, когда движение состоит из различных многонаправленных крыльев, определение производится на основе вектора приоритетного движения. В то же время некоторые движения можно классифицировать сразу по нескольким категориям, например, агрессивные образования часто могут быть социально опасными.

Неофициальные группы неправильно рассматриваются как сила, которая всегда выступает против формальных групп, просто потому, что неформальные отношения и, следовательно, группы неизбежно возникают в каждой официальной организации, как будто «внедрены» в нее. Неформальность не является признаком незаконности, оппозиции официальным властям, скандалом, экстремизмом. Другое дело, что на практике в деятельности государственных и общественных организаций существует много формализма и бюрократии, что в массе неофициальных групп есть люди, которые ведут себя провокационно, исповедуют экстремизм, идут по пути противоправных действий.

Экстремистская деятельность молодежных неформальных ассоциаций осуществляется в отношении силовых структур, отдельных политиков, ассоциаций, социальной системы или социальных групп, религиозных общин, религиозных лидеров, наций, этнических групп и т. д.

Следовательно, типы экстремистских молодежных неформальных ассоциаций: совершение противоправных действий в политических целях — политические, экономические цели — социально ориентированные, религиозные и духовные — религиозные, основанные на национальной вражде и ненависти — национальные, экологические, культурные, и это не единственные группы многообразий. Очень сложно провести четкую линию между вышеуказанными типами, как они могут, действовать сообща и укреплять друг друга.

Анализ проявления экстремизма среди молодежи показывает, что это чрезвычайно опасное явление в жизни общества создает угрозу общественной безопасности. Незаконные действия, совершенные недавно представителями неформальных молодежных объединений (футбольные фанаты, скинхеды, националисты, левые и правые радикальные элементы), вызывают широкий общественный резонанс и могут спровоцировать усложнение ситуации в стране и, в частности, в капитал.

Существующие молодежные группы стали более агрессивными, организованными, политизированными. Активно укрепляется их межрегиональные связи, предпринимаются усилия не только для разработки единой стратегии действий, но и для согласования вопросов тактики поведения. Существует тенденция к консолидации разрозненных групп фанатов, скинхедов и представителей национально-радикальных структур.
В связи с вышеизложенным противодействие экстремистской деятельности является одним из приоритетов органов внутренних дел.

В настоящее время неформальные молодежные группы можно разделить на несколько групп:

1. Поклонники спортивных команд

2. Националистические группировки (включая скинхедов)

3. Прозападные фанаты разных музыкальных стилей (панки, рэперы )

4. Поклонники различных культов (сатанисты, кришнаиты, готы и т. д.)

5. Левые радикальные группы (АКМ, НБП, СКМ)

ГЛАВА II ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ БОРЬБЫ С ТЕРРОРИЗМОМ И ЭКСТРЕМИЗМОМ НА РАЗЛИЧНЫХ УРОВНЯХ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Развивающие обучение в начальной школе

2.1. Международное право и законодательные акты в области борьбы с терроризмом и экстремизмом

В международном праве нет регулирования, которое бы дало бы окончательную обобщенную концепцию терроризма и регулировало бы меры по ее борьбе. Вместе с тем существует ряд международных нормативных актов, регулирующих борьбу с терроризмом в различных сферах общественной деятельности.

Борьба с терроризмом и его ликвидация являются наиболее важными задачами, стоящими перед мировым сообществом. Одним из его элементов является разработка определения терроризма, которое будет способствовать более эффективной борьбе с этим злом. Эта инициатива исходит, прежде всего, из ООН.

Терроризм во всех его формах и проявлениях является одной из самых серьезных угроз для мира и безопасности, а действия, методы и практика терроризма противоречат целям и принципам ООН и сознательному финансированию и планированию террористических актов, подстрекательству к ним, а также другие формы поддержки актов терроризма также противоречат целям и принципам ООН.

По-видимому, терроризм можно искоренить только путем применения в соответствии с Уставом ООН [1] и международного права устойчивого комплексного подхода, который включает активное сотрудничество всех государств, международных и региональных организаций, а также активизацию усилий на Национальный уровень.

Принятие юридического определения терроризма будет иметь сдерживающее воздействие на потенциальных террористов и их сообщников, будет способствовать определению определенных актов в качестве актов терроризма и будет способствовать осуществлению мер по их предупреждению и пресечению, подчеркнув, что принятие определения терроризма повысит эффективность борьбы с терроризмом. это зло и ускорить разработку Всеобъемлющей конвенции о международном терроризме.

Вопрос о том, был ли совершен террористический акт, следует рассматривать в свете всех обстоятельств в каждом отдельном случае; однако желательно сформулировать основные принципы в качестве руководства для такого определения.

В контексте глобализации международной жизни не существует четкого различия между внутренним и международным терроризмом, поскольку между ними существует закрытие, а иностранные элементы в той или иной степени присутствуют при любых актах терроризма. Поэтому предлагается следующее определение терроризма. Терроризм определяется как применение насилия вплоть до физического уничтожения противника. Терроризировать–трактуется, как преследовать, устрашать насилиями и репрессиями. Далее, террорист есть участник террористических актов, террористический–свойственный террору, внушающий ужас, страх.

Любое из следующих действий квалифицируется как акт терроризма.
Акт, признанный преступлением в одном из следующих международных документов, определенных в настоящем документе:

· Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, подписанная в Токио 14 сентября 1963 г.[2]

· Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, совершенная в Гааге 16 декабря 1970 г.[3]

· Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, совершенная в Монреале 23 сентября 1971 г.[4]

· Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 14 декабря 1973 г.[5]

· Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 17 декабря 1979 г.[6]

· Конвенция о физической защите ядерного материала, принятая в Вене 3 марта 1980 г.[7]

· Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанный в Монреале 24 февраля 1988 г.[8]

· Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, подписанная в Риме 10 марта 1988 г.[9]

· Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, подписанный в Риме 10 марта 1988 г.[10]

· Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения, совершенная в Монреале 1 марта 1991 г.[11]

· Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 15 декабря 1997 г.[12]

· Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 9 декабря 1999 г.[13]

· Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма, принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 13 апреля 2005 г.[14]

Помимо акта терроризма любое другое действие может квалифицироваться незаконно и преднамеренно любыми способами в мирное время лицами, группой лиц или организацией с намерением:

· Привести к смерти гражданского, некомбатантного или комбатанта (который не принимал участия в военных действиях в условиях вооруженного конфликта) или причинить ему серьезные телесные повреждения;

· Причинить значительный ущерб любому материальному объекту, включая государственные и государственные объекты, систему общественного транспорта, общественные места, систему связи, различные объекты инфраструктуры, включая инфраструктуру вооруженных сил, отдельные подразделения военной техники в отсутствие вооруженного конфликта;

· Причинить серьезный ущерб окружающей среде, включая использование различных типов бактериологических компонентов и токсичных веществ, когда такой акт в силу его природы или контекста предназначен для воздействия на население с целью нарушения общественной безопасности или принуждения государственных органов или международная организация совершать или воздерживаться от выполнения чего-либо, что при обычных обстоятельствах они не будут делать.
Любая попытка совершить какое-либо действие или соучастие в совершении этого преступления должна квалифицироваться как акт терроризма.

Также актом терроризма должно квалифицироваться сознательное финансирование по смыслу вышеупомянутой Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1999 г., организация, планирование деяний террористического характера, приведенных выше, а также пособничество их совершению,включая предоставление территории, убежища, подстрекательство к ним, консультирование в целях совершения таких деяний.

В этом же ряду стоит отметить Резолюцию Совета Безопасности ООН N 1624, принятую 14 сентября 2005 г. [16] В ней содержится предложение всем государствам закрепить на законодательном уровне юридическую ответственность за подстрекательство к совершению террористического акта и призыв к продолжению международного сотрудничества и наращиванию совместных усилий по данному вопросу.

Определенный опыт борьбы с терроризмом накоплен и в Европе. Так, в 2002 г. ОБСЕ была принята Хартия о предупреждении терроризма и борьбе с ним. В документе указывается, что терроризм является негативным и осуждаемым ОБСЕ явлением, но при этом отмечается, что недопустима идентификация терроризма с какими-либо нациями и народами, исповедующими определенные религии. Подчеркивается роль средств массовой информации, которые призваны выступать институтом позитивной пропаганды демократических ценностей, мирного взаимодействия народов, культур и религий[17]. В 2005 г. во исполнение хартии была разработана Контртеррористическая стратегия Европейского союза (14469/4/05), в соответствии с которой была учреждена должность координатора по борьбе с терроризмом. Стратегией предусматривается не только предотвращение террористических актов, но и защита от них населения, преследование экстремистов и реагирование на все сообщения о готовящихся терактах. При этом предотвращение террористических актов означает также недопущение вербовки в экстремистские организации, пресечение пропаганды терроризма, в том числе через Интернет, путем реализации информационной стратегии, объясняющей политику ЕС и обеспечивающей межкультурное взаимодействие. Защищать — значит обеспечивать безопасность населения, границ государств и транспорта посредством сбора данных о пассажирах и обмена ими, а также поддержания безопасности в местах массового скопления людей. Преследование означает анализ сетей и инфраструктуры террористических организаций, укрепление оперативных основ взаимодействия, осуществление экстерриториального преследования террористов и взаимодействие между полицейскими органами по этим вопросам, включая обмен информацией о потенциально связанных с терроризмом лицах и организациях. Реагирование не столько предусматривает возможность справляться с террористическими актами и их последствиями, сколько позволяет принимать коллективные меры по оказанию помощи жертвам террористических актов, их семьям и участникам контртеррористических операций, включая содействие всем странам мира в ликвидации последствий террористических актов [18].

В развитие вышеназванной стратегии в 2012 г. Решением N 1063 была разработана «Консолидированная концептуальная база ОБСЕ для борьбы с терроризмом», в которой ее роль определяется как помощь государствам-участникам при выполнении ими своих международных обязательств в данной области. В этом отношении уместно напомнить, что после распада СССР на постсоветском пространстве также был принят ряд правовых актов, связанных с противодействием международному терроризму в рамках Содружества Независимых Государств. Первым 4 июня 1999 г. был заключен Договор о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом. В этом документе терроризм рассматривается исключительно как уголовное преступление. На страны СНГ возлагается обязанность учреждения компетентных органов, которые будут заниматься исполнением данного договора. Сотрудничество предусматривает обмен информацией и опытом; исполнение запросов государств — участников договора по вопросам противодействия терроризму; консолидацию мер противодействия актам терроризма и финансированию терроризма; организацию повышения квалификации лиц, участвующих в контртеррористической деятельности; обеспечение материально-техническими средствами организаций, ведущих борьбу с терроризмом[19].

Для повышения эффективности борьбы с терроризмом в 2000 г. в рамках СНГ был создан Антитеррористический центр государств — участников Содружества Независимых Государств. Целью создания данного органа стало согласование деятельности компетентных органов стран — участниц СНГ в борьбе с терроризмом. В рамках СНГ разработан Договор государств — участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма от 5 октября 2007 г. В нем отмечается необходимость сотрудничества в пресечении финансирования терроризма и приведения национального законодательства стран, подписавших договор, в соответствие с нормами международного права о борьбе с финансированием терроризма, а также при необходимости принятие новых нормативно-правовых актов, обеспечивающих исполнение данного договора[20]

Помимо СНГ, международное сотрудничество, направленное на борьбу с терроризмом, осуществляется в рамках таких международных региональных институтов, как Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Организация за демократию и экономическое развитие — ГУАМ, Организация американских государств (ОАГ), Организация исламского сотрудничества (ОИС) и др. В ст. 8 Устава Организации Договора о коллективной безопасности борьба с международным терроризмом выделяется в качестве ключевого направления ее деятельности. Кроме того, в принятой ОДКБ Концепции коллективной безопасности государств — участников Договора о коллективной безопасности среди источников военной опасности отдельно называется международный терроризм и использование оружия массового поражения в террористических целях.

Российская Федерация является участницей разработки и исполнения основных конвенций, подготовленных в рамках ООН, а также ряда международных документов и региональных соглашений, направленных на борьбу с терроризмом, среди которых Европейская конвенция о пресечении терроризма (Страсбург, 27 января 1977 г.); Договор о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом (Минск, 4 июня 1999 г.); Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15 июня 2001 г.); Конвенция Шанхайской организации сотрудничества против терроризма (Екатеринбург, 16 июня 2009 г.); Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма (Варшава, 16 мая 2005 г.) и др. Также Российская Федерация заключила ряд двусторонних соглашений по противодействию международному терроризму: Меморандум о взаимопонимании между министерствами внутренних дел Азербайджанской Республики, Республики Армения, Грузии и Российской Федерации («Боржомской четверки») в области борьбы с терроризмом и иными проявлениями экстремизма (11 марта 2000 г.); Меморандум о взаимопонимании между МВД Азербайджанской Республики и МВД Российской Федерации в области борьбы с терроризмом (4 февраля 2000 г.) и др.

Стоит также подчеркнуть, что ныне в Российской Федерации создана современная правовая база для борьбы с терроризмом. Помимо Уголовного кодекса РФ, в котором в 2013 г. появились новые статьи — ст. 205.3 «Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности», ст. 205.4 «Организация террористического сообщества и участие в нем» и ст. 205.5 «Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации», изданы и введены в действие и другие нормативно-правовые акты. Так, на территории страны уже десять лет действует Федеральный закон «О противодействии терроризму» от 6 марта 2006 г. N 35, в котором закреплены важнейшие положения, касающиеся организации противодействия терроризму, регламентирован правовой режим контртеррористических операций, включая применение Вооруженных сил, а также возмещение вреда, причиненного в результате террористического акта. В этом ряду находится Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 7 августа 2001 г. N 115 (в ред. от 31 декабря 2014 г.), целью которого является защита прав и законных интересов граждан, общества, государства путем образования правового механизма, направленного на противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Важным событием в области противодействия терроризму стало утверждение 5 октября 2009 г. Президентом РФ Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации [2] , в которой перечислены следующие признаки и особенности современного терроризма:

— интернационализация терроризма;

— развитие организационных основ террористической деятельности;

— расширение финансирования террористической деятельности;

— использование терроризма в качестве политического инструмента для оказания влияния на отдельные государства;

— увеличение арсенала приемов, способов и форм террористической деятельности.

Концепция закрепляет общегосударственную систему борьбы с терроризмом, определяет участников борьбы с ним, правовую основу их деятельности, цели и задачи противодействия терроризму. Среди них отдельно названы «защита личности, общества и государства от террористических актов и иных проявлений терроризма», обнаружение и ликвидация причин, факторов, конкретных действий / бездействия лиц, способствующих террористической деятельности или направленных на ее осуществление, обеспечение антитеррористической защищенности населения, сопротивление распространению террористической идеологии и др. В концепции названы два ключевых направления противодействия терроризму — борьба и профилактика. Одна из глав посвящена правовому, информационно-аналитическому, материально-техническому, финансовому, научному и кадровому обеспечению противодействия терроризму.

Значительное место в концепции отводится международному сотрудничеству в борьбе с терроризмом, отмечается центральная роль Организации Объединенных Наций и Совета Безопасности ООН в разработке и реализации Глобальной контртеррористической стратегии как логического продолжения Контртеррористической стратегии Европейского союза. В этом отношении составной частью планетарной контртеррористической стратегии могло бы стать заключение странами — членами ООН Глобального антитеррористического пакта, предусматривающего не только тесное сотрудничество государств в противодействии международному терроризму и принятие совместных превентивных мер против него, но и запрет на моральную и материальную поддержку террористических организаций, поставку им оружия и других ресурсов, включая перекрытие возможностей для рекрутирования боевиков из разных стран. Особую актуальность заключение и введение в действие такого пакта приобретают в свете беспрецедентного миграционного кризиса, охватившего Ближний Восток, а также Грецию, Македонию и другие государства Евросоюза. Ведь в 2016 г. Европу в буквальном смысле слова накрыла масштабная волна нового «великого переселения народов» из ближневосточных стран. При этом, как известно, вместе с беженцами в Грецию и другие страны Европы из Сирии, Ирака, Афганистана и прочих азиатских стран проникают не только потенциальные, но и реальные террористы, расползающиеся по всему миру. Без глобальной координации усилий ведущих государств всего мира на основе единого антитеррористического пакта эффективное противодействие терроризму вряд ли возможно. В этом отношении практическим шагом к заключению такого пакта являются инициативы российского руководства по прекращению конфликтующими сторонами боевых действий в Сирии (февраль 2016 г.), поддержанные США и другими ведущими странами мира, дающие шанс на мирное урегулирование конфликта в этом кровопролитном очаге глобальной напряженности.

Следует рассматривать террористическую деятельность для оказания какой-либо иной помощи в совершении одного или нескольких описанных выше действий, группы лиц, действующих с общей целью, при условии, что такая помощь предоставляется умышленно и либо для поддержания общего характер преступной деятельности группы или группы намерений совершить соответствующее правонарушение или правонарушение.

Разумеется, этот перечень действий не может быть исчерпывающим, и могут быть установлены международные правила, согласно которым другие акты представляют собой террористические акты.

Но при этом необходимо учитывать, что рассматриваемые деяния должны квалифицируются в качестве террористических актов, когда они совершаются в мирное время. Подобные деяния, совершаемые во время вооруженного конфликта, подпадают под нормы международного гуманитарного права, содержащиеся в Женевских конвенциях 1949 г. о защите жертв войны, Дополнительных протоколах к ним 1977 г. и других международных актах относительно военных преступлений и преступлений против человечности.

Таким образом, мы можем заключить, что мировое сообщество уделяет большое внимание правовому регулированию борьбы с терроризмом. Но в то же время, учитывая нынешнее положение дел в борьбе с терроризмом, необходим международный нормативный акт, который бы определил концепцию терроризма как определение. В этом случае система законодательства, регулирующего борьбу с терроризмом, будет более логически последовательной.

2.2. Современная ситуация в сфере противодействия терроризму и экстремизму в России на государственном и муниципальном уровне

Российское антиэкстремистское законодательство завоевало новые рубежи в 2016 году, расширяя государственный контроль над областью информации, общественной деятельности и религиозной жизни граждан. Новые законы, которые составляли печально известный «Пакет Яровой», стали важной вехой на этом пути и вызвали оживленную дискуссию в обществе. Между тем ряд проблем правоохранительных органов стал настолько заметным, что Верховный суд России попытался разъяснить толкование некоторых законодательных положений, склонных к злоупотреблению в судебных решениях.

В целом в 2016 году картина неправильного использования законодательства для противодействия экстремизму и терроризму не показала резких изменений, однако мы можем указать некоторые тенденции, основанные на данных мониторинга. [1]

В нынешней политической ситуации в России независимая общественная деятельность происходит преимущественно в Интернете, поэтому Интернет привлекает все большее внимание правоохранительных органов, и подавляющее большинство судебных преследований за принятие относительно публичных заявлений относится к деятельности граждан в социальных сетях. Примечательно, что заявления, критикующие российскую политику в связи с конфликтом в Украине и аннексию Крыма, продолжают вызывать особенно сильную официальную реакцию. Однако правоохранительные органы также неблагоприятно реагируют на другие дискуссии, затрагивающие вопрос о территориальной целостности России. Агентства стремятся следовать инструкциям сверху, которые призывают их бороться за толерантность и противодействовать проявлениям экстремизма, и поскольку количественные показатели явно играют ведущую роль в оценке их деятельности. Количество приговоров по статье 282 Уголовного кодекса неуклонно растет из года в год. По этой статье граждан привлекают к ответственности за высказывания на личных страницах в социальных сетях и за репосты чужих сообщений, признанных экстремистскими. Некоторые случаи возбуждения подобных уголовных дел стали резонансными и вызвали критику со стороны интернет-пользователей, владельцев соцсетей и правозащитников. Вопрос либерализации ст. 282 УК РФ обсуждался Комиссией Общественной палаты РФ по развитию информационного общества, СМИ и массовых коммуникаций. Эта тема стала предметом рассмотрения в Верховном суде РФ: он пришёл к выводу, что публикации в соцсетях экстремистских материалов должны считаться преступлением, если установлен умысел на разжигание ненависти или вражды и содеянное является общественно опасным.

Вопрос об уместности в отношении использования этой статьи Уголовного кодекса был разрешен судами без особых колебаний. Число необоснованных преследований по этой статье также не показывает признаков снижения. Активность правоохранительных органов в Интернете также очевидна из постоянно растущего числа заблокированных веб-сайтов и растущего процента онлайн-материалов в Федеральном списке экстремистских материалов.

Несмотря на то, что в ООН заслушиваются рекомендации государствам-членам об отмене законов о богохульстве, российские прокуроры все чаще возбуждают уголовные дела по статье 148 Уголовного кодекса за оскорбление чувств верующих, создавая тем самым напряжение между светским обществом и приверженцами религиозных организаций (прежде всего РПЦ), которые пользуются государственной поддержкой и защитой.

В то же время религиозные организации и тенденции, не классифицированные властями как «традиционные» для России, то есть самые религиозные меньшинства, которые, по-видимому, нуждаются в защите, все чаще подвергаются давлению со стороны правительства. Свидетели Иеговы, организации которых запрещены для экстремизма один за другим, сталкиваются с угрозой быть под землей.

Законная цель противостояния радикальному исламизму порождает и злоупотребления. Мы хотели бы обратить ваше внимание на увеличение числа репрессий против членов партии «Хизб ут-Тахрир», признанных в России террористами, несмотря на то, что она не практикует насилие. Число уголовных дел, связанных с «Хизб ут-Тахрир», удвоилось, а тюремные сроки приближаются к 20 годам.

Внедрение новых репрессивных законов и постоянное распространение правоохранительной практики, которые не имеют никакого отношения к реальной общественной опасности актов оскорблений, по-прежнему подрывают доверие к мерам общественной безопасности и в целом вносят разрушительную ноту в отношения между обществом и государством.

Пакет антитеррористических законов, известный как «Пакет Яровой», представленный в Думу в начале апреля 2016 года, стал самым значительным законодательным новшеством 2016 года. Инициатива, введенная заместителем Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, вызвала горячую дискуссию, которая привело к удалению нескольких предложений из законодательного пакета под давлением общественности. Депутаты решили отказаться от любых форм наказания, кроме тюремного заключения, из статей Уголовного кодекса, связанных с экстремистскими преступлениями. Они также отклонили предлагаемое введение новой статьи Уголовного кодекса об оказании поддержки экстремистской деятельности, ограничениях на выезд из страны для тех, кто ранее был осужден по террористическим и экстремистским статьям. Еще одно отклоненное предложение предполагало потерю гражданства для двойных граждан, осужденных за преступления террористического или экстремистского характера, или служащих в армии или правоохранительных органах другого государства без предварительного разрешения или работающие в международных структурах, которые не включают Россию.

Тем не менее, пакет в целом был принят и подписан президентом 7 июля 2016 года. Он запустил механизмы, которые непосредственно вторглись в области свободы слова и защиты частной жизни и других прав и свобод граждан. Часть пакета, связанная с контролем над Интернетом, вызвала особенно сильный резонанс. Поправки требуют от всех поставщиков услуг связи информации о факте связи между людьми в течение одного года и фактического содержания звонков и переписки на срок до шести месяцев (эта часть вступит в силу только летом 2018 года). Поправки далее требуют, чтобы «организаторы распространения информации в Интернете» предоставляли ФСБ ключи для расшифровки корреспонденции своих пользователей или подлежали штрафу, и что провайдеры прекращают контракты с абонентами по запросу правоохранительных органов, если только удостоверение личности подтверждается в течение 15 дней (в случае анонимных SIM-карт).

Другая важная часть пакета существенно ограничивает миссионерскую работу и применяется наиболее активно, начиная с 2016 года; десятки людей столкнулись с административной ответственностью (Центр СОВА более подробно освещает этот вопрос в своем докладе о проблемах свободы совести в России в 2016 году). Поправки, по сути, позволяют оформить штраф за любое религиозное заявление, не санкционированное в письменной форме официально зарегистрированным религиозным объединением. Предполагалось, что этот раздел пакета был предназначен против проповеди салафитов, но формулировка была взята из старого «антикультового движения», так что его первыми жертвами стали протестанты, кришнаиты.

Пакет Яровой значительно увеличил штрафы за преступления террористического или экстремистского характера, а также за организацию незаконной миграции. Возраст уголовной ответственности за ряд преступлений (в основном террористического характера) был снижен. Уголовный кодекс пришел к таким сомнительным правонарушениям, что они не сообщали о преступлении, связанном с терроризмом, или поощряли организацию массовых беспорядков. С нашей точки зрения, предыдущая практика правоохранительной деятельности не указывала на необходимость всех этих нововведений, поэтому нет оснований думать, что они будут полезны для борьбы с реальными угрозами; с другой стороны, новые злоупотребления под эгидой борьбы с радикализмом уже очевидны, и мы можем ожидать большего от них.

Законопроект «Об основах предупреждения правонарушений в Российской Федерации» был подписан 23 июня 2016 года. Начал он действовать с 22 сентября 2016 года.

Органам власти разных уровней и правоохранительным органам была доверена такая профилактика; однако, согласно закону, в нем могут участвовать граждане, общественные объединения и другие организации, юридически обладающие такими правами. Профилактика должна проводиться по ряду направлений, включая борьбу с терроризмом и экстремистскими действиями. По сути, закон просто подводит итог сложившейся практике, но он вызвал определенные подозрения путем введения (или повторного введения) туманных выражений, таких как «антиобщественное поведение», «воспитательное влияние» и «лицо, намеревающееся совершить преступление», в юридическую терминологию.

Профилактический мониторинг или участие различных социальных групп в предупреждении преступности сами по себе не являются нежелательными, но есть основания опасаться, что правоохранительные органы могут интерпретировать этот закон как сигнал к «чрезмерно интенсивной» профилактической кампании, которая нарушала бы права граждан (неприкосновенность частной жизни, свобода слова, религия, движение и т. д.), как это происходит, например, в Дагестане. Кроме того, все виды реестров граждан, направленные на профилактику, имеют тенденцию к трансформации в нашей системе от превентивных репрессивных инструментов, как это произошло в 2000-х годах с системой Сторожевого контроля, а затем с реестром Росфинмониторинга.

17 июня 2016 года правительство представило в Государственную Думу законопроект, который был подписан президентом 22 февраля 2017 года. В Кодекс об административных правонарушениях были внесены поправки, чтобы повысить ответственность интернет-провайдеров за невыполнение своих обязательств и блокирование веб-страниц на основе информации, полученной от Роскомнадзора. Статья 13.34 устанавливает ответственность в виде штрафа: от трех до пяти тысяч рублей для государственных должностных лиц от 10 до 30 тысяч для индивидуальных предпринимателей и от 50 до 100 тысяч рублей для юридических лиц за невыполнение обязательств по блокированию и разблокированию веб-сайтов. Примечательно, что окно на один день, предусмотренное законом для соблюдения, является условием, которое может быть легко удовлетворено крупными провайдерами, в то время как малым может оказаться технически трудно отслеживать изменения в Едином реестре и реагировать на них на таком коротком уведомление. Принятие этого закона логически согласуется с предыдущими правительственными мерами по борьбе с распространением незаконных материалов в Интернете и приведет к новым «злоупотреблениям» правоохранительных органов. Ранее введенные механизмы добавления материалов в Единый реестр запрещенных веб-сайтов заслуживают значительной критики и мы рассматриваем внесудебное блокирование веб-сайтов в соответствии с «Законом Лугового» как неуместное.

24 июня 2016 года президент подписал закон, регулирующий деятельность онлайн-агрегаторов новостей в России. Новостные агрегаторы с аудиторией более миллиона человек в день могут принадлежать только российским гражданам или юридическим лицам и каким-то образом обязаны предотвращать «распространение материалов, содержащих публичные призывы к террористической деятельности или публичное оправдание терроризма или других экстремистских материалов, «А также материалы» клеветнического умысла против гражданина или определенных категорий граждан по признаку пола, возраста, расы или этнической принадлежности, языка, отношения к религии, занятиям, месту жительства или работе или в связи с их политическими убеждениями. Это означает, что агрегаторы должны удалять новости по обоснованному запросу из Роскомнадзора, а отказ от соблюдения влечет ответственность по новой статье 19.7.10-1 Административного кодекса. Для юридических лиц был предложен штраф в размере до одного миллиона рублей, увеличившись до трех миллионов за повторное нарушение. В то же время агрегаторы освобождаются от санкций за дословное распределение материалов, если эти материалы поступают из источников, зарегистрированных в качестве средств массовой информации, — очевидно, это разъяснение было сделано для того, чтобы побудить агрегаторов не накапливать какие-либо другие новости источники. Этот закон привел к одному ощутимому развитию в 2016 году — news.yandex.ru прекратил публикацию историй из незарегистрированных медиасайтов на своей первой странице.

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Потребительское кредитование

Следует также отметить, что несколько законопроектов сомнительного содержания были отклонены Думой в 2016 году. Они включали законопроект, предложенный парламентом Чечни, который пытался запретить СМИ упоминать этническую или религиозную принадлежность террористов; инициатива Коммунистической партии Российской Федерации, призывающая к уголовной ответственности за оскорбительные чувства ветеранов, предложение нескольких членов Совета Федерации о криминализации преднамеренного изменения российского гимна, а также законопроект сенатора Виктора Озерова, в котором говорится, что прокуроры в целом субъекты Федерации наделены полномочиями на подачу заявок на блокирование веб-сайтов по Закону Лугового (в настоящее время этот мандат имеет только Генеральная прокуратура Российской Федерации).

В марте 2016 года Генеральная прокуратура издала приказ о новой процедуре запрещения материалов для экстремизма. В соответствии с этим прокуратура города и районного уровня, а также военные и специализированные прокуратуры, имеющие равный статус, утратили право подавать такие суды в суды. Это право передано в прокуратуру субъектов Российской Федерации и в военную и специализированную прокуратуру равного статуса, хотя и с использованием информации, поступающей от прокуроров нижнего уровня. Кроме того, по распоряжению, до подачи судом, прокуратура субъектов Федерации обязана координировать свои подготовленные дела с Департаментом Генеральной прокуратуры для надзора за исполнением законов о федеральной безопасности, межэтнических отношениях, противодействии экстремизму и терроризм (военные прокуроры должны координировать свои иски с Главной военной прокуратурой). В приказе также содержится призыв воздерживаться от действий, которые могут спровоцировать неблагоприятные социальные последствия, и, в частности, принять во внимание закон, запрещающий признание Священных Писаний мировых религий и цитат из них как экстремистских. Приказ был явно направлен на сокращение объема новых запретов, и наш предварительный анализ Федерального списка экстремистских материалов показывает, что этот эффект был достигнут в некоторой степени, но не полностью, поскольку более ранняя практика подачи заявок на районном уровне не было полностью прекращено.

3 ноября 2016 года на пленарном заседании Верховного суда Российской Федерации была принята новая резолюция об использовании антитеррористических и антиэкстремистских статей Уголовного кодекса («О внесении изменений в решения Постановления № 1 пленарное заседание Верховного Суда Российской Федерации «О некоторых вопросах судебной практики в уголовных делах в связи с преступлениями терроризма» от 9 февраля 2012 года и Постановление № 11 пленарного заседания Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике» Практика в уголовных делах о преступлениях экстремизма «от 28 июня 2011 года. [2] В резолюции содержались разъяснения по ряду вопросов, с которыми сталкиваются российские суды при применении законодательных норм, направленных на борьбу с экстремизмом и терроризмом [3]. Суды теперь должны основывать свои решения в соответствии с соответствующими статьями Уголовного кодекса об этих разъяснениях.

Среди других вопросов Верховный суд обратил внимание на то, что при применении статьи 280 Уголовного кодекса (публичные призывы к действиям, направленным на нарушение территориальной целостности Российской Федерации), следует различать такие призывы от подстрекательства к преступлениям, направленным на нарушая территориальную целостность Российской Федерации, поскольку «призывы не должны быть направлены на то, чтобы побудить конкретных лиц совершать определенные преступные действия». Таким образом, с точки зрения Верховного суда, довольно суровая «антисепаратистская» статья Уголовный кодекс следует применять именно в тех случаях, когда преступник не требовал незаконных действий для достижения цели.

Важное разъяснение касалось оценки онлайн-публикаций: «При принятии решения о характере действий человека, который опубликовал какую-либо информацию или выразил свое отношение к ней в Интернете или других информационных и телекоммуникационных сетях в целях разжигания ненависти или вражды, а также унижение достоинства человека или группы лиц, решение должно основываться на совокупности всех обстоятельств дела и, в частности, учитывать контекст, форму и содержание размещенной информации, существование и содержание комментариев или других выражений их отношения к нему ». Комментарий Верховного суда более чем уместен, но существует явная потребность в более подробных объяснениях относительно того, какой контекст следует учитывать (он должен быть как исторический контекст и обстоятельства, в которых было высказано высказывание), как точно комментарии специалиста по информации и других пользователей (последнее не может быть я, но демонстрируют понимание его / ее заявления аудиторией), что подразумевается под «формой» заявления (например, суд должен научиться распознавать случаи, когда заявление было ироничным), Кроме того, необходимо учитывать количественный и качественный состав реальной целевой группы данного заявления и авторитет ее автора в этой группе. Это разъяснение о повторной публикации практически не имело практического эффекта до сих пор, но оно было неожиданно использовано в марте 2017 года как аргумент в пересмотре пресловутого дела Евгении Чудновец, не связанного с экстремизмом; есть надежда, что это дело может стать прецедентом.

Кроме того, заслуживает внимания следующий тезис Верховного суда в отношении экстремистской пропаганды и призывов к терроризму — в случае публичных вызовов посредством массовых рекламных кампаний через сети мобильной связи или в Интернете преступление должно считаться завершенным «с момента, когда звонки помещаются на эти общественные сети (например, на веб-сайтах, форумах или блогах) или отправка сообщений другим лицам). «До сих пор правоохранительные органы основывали свои решения на предположении, что преступление все еще продолжается до тех пор, пока вопрос оставался онлайн, даже если эта публикация была там в течение нескольких лет, и как издатель, так и его читатели давно забыли о его существовании. Если это объяснение Верховного Суда станет широко использоваться, оно изменит подход к определению срока давности в случаях привлечения к уголовной ответственности лиц за их онлайн-заявления.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итоги проделанной работе, можно сделать вывод, что все цели и задачи, поставленные во введении, были выполнены.

В дипломной работе проанализировали разновидности толкований термина терроризм с юридической точки зрения, с философской стороны и, не забывая о толкованиях психологов, дающих свое определение этому явлению. В ходе исследования мы пришли к выводу, что дать одно, наиболее удачное определение терроризму не представляется возможным, прежде всего, в связи с разнообразием толкований идеологического и политического характера. Однако, нам представляется такое определение терроризма как наиболее удачное: терроризм – это «различного рода противоправные деяния, которые выражаются в совершении взрывов, поджогов или иных действий, целью которых является устрашение населения и лиц, участвующих в управлении на муниципальном и государственном уровнях для достижения террористами корыстных и (или) идеологических мотивов».

Подробно разобрали современные разновидности терроризма и выяснили, что их насчитывается великое множество, такие как: терроризм государственный, религиозный, международный, националистический, экологический и другие. Здесь мы попытались провести исторические параллели возникновения тех или иных видов терроризма; выяснилось, что одни из них уходят корнями в глубокую древность, другие же, наоборот – явление сугубо современное. Это позволяет сделать вывод, что терроризм имеет свойства развиваться и современные процессы глобализации способствуют данному развитию. Прежде всего, это выражается во вседоступности распространения информации, чем активно пользуется, так называемое «Исламское государство», распространяя свои ужасающие ролики по «всемирной паутине», влияя на умы молодого поколения мусульман, оказавшихся в затруднительном социально-материальном положении.

Изучив факты, которые позволяют утверждать, что не только в рамках идеологических доктрин радикальных исламистов и в их организационной деятельности, но и в области использования форм и методов проведения террористической деятельности северокавказские сепаратисты так же, как и на других направлениях своей разрушительной активности, не изобрели ничего нового, оригинального, собственно своего по сравнению с практикой их «коллег» в государствах арабского, а шире — мусульманского Востока.
Рассмотрение форм и методов осуществления террористами специфической политической практики позволяет утверждать о весомости воздействия внешнего фактора на процесс функционирования джихадистского движения в северокавказском регионе России. Прежде всего, это связано с идеологической, финансовой и иной подпиткой из-за рубежа и присутствием в рядах северокавказских боевиков в разные периоды времени значительной группы зарубежных «моджахедов» из многих стран Ближнего и Среднего Востока, других уголков «исламского мира». Разноплановая и массированная внешняя помощь выступает весомым фактором радикализации здесь «ваххабитского» движения.

Считаю целесообразным внести следующие формулировки в уголовное законодательство Российской Федерации. Понятие «террористическая деятельность» должно получить однозначное определение в самом уголовном законе (возможно, в примечании к данной статье) путем указания на конкретные преступления, в которых выражается такая деятельность. За основу допустимо взять перечисленные в действующей редакции ч. 1 ст. 205.4 УК РФ преступления (ст. 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК РФ). Учитывая легальную трактовку терроризма как идеологии и практики политического насилия, данный перечень необходимо расширить за счет деяний, предусмотренных ст. 212, 281, 294, 295, 296, 317, 318 УК РФ. Введение в УК РФ самостоятельного основания уголовной ответственности за организованный терроризм — дополнительный аргумент и в пользу преобразования нормы Общей части УК о преступном сообществе (преступной организации). Из ч. 4 ст. 35 УК РФ следует исключить указание на корыстную цель («получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды»), а также отказаться от ограничения цели деятельности преступного сообщества (преступной организации) только тяжкими и особо тяжкими преступлениями.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

[1] Устав Организации Объединенных Наций (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) // СПС «Гарант»

[2] Послание Президента В.В. Путина к Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2015. 4-9 дек.

[3] Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токио, 14 сентября 1963 г.) // Сборник международных договоров СССР, выпуск XLIV, М., 1990, с. 218

[4] Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов (Гаага, 16 декабря 1970 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных с иностранными государствами, М., 1974 г., вып. XXVII, с. 292

[5] Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (Монреаль, 23 сентября 1971 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, М., 1975 г., вып. XXIX

[6] Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов (Нью-Йорк, 14 декабря 1973 г.) // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, выпуск XXXIII. М., 1979, с.90

[7] Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (Нью-Йорк, 17 декабря 1979 г.) // Сборник международных договоров СССР, М., 1989 г., вып. XLIII, с. 99

[8] Конвенция о физической защите ядерного материала (Вена, Нью-Йорк, 3 марта 1980 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР, 1987, N 18, ст. 239

[9] Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, принятую в Монреале 23 сентября 1971 года (Монреаль, 24 февраля 1988 г.) // Сборник «Действующее международное право», т. 3

[10] Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (Рим, 10 марта 1988 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. N 48 ст. 4469

[11] Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе (Рим, 10 марта 1988 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. N 48 ст. 4470

[12] Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения (Монреаль, 1 марта 1991 г.) // СПС «Гарант»

[13] Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (Нью-Йорк, 15 декабря 1997 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 27 августа 2001 г., N 35, ст. 3513

[14] Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (принята резолюцией 54/109 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1999 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 24 марта 2003 г. N 12 ст. 1059

[15] Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма (принята резолюцией N A/Res/59/290 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 апреля 2005 г.) (не вступила в силу) // Московский журнал международного права, октябрь — декабрь 2005 г., N 4

[16] Резолюция Совета Безопасности ООН N 1624, 2005 г. [Электронный ресурс] // Official Documents System of the United Nations. URL: http://daccess-dds-ny.un.org.

[17] Хартия ОБСЕ о предупреждении терроризма и борьбе с ним, 2002 г.[Электронный ресурс].URL:http://www.osce.org/ru/mc/40526?download=true.

[18] Договор о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом [Электронный ресурс] // БД «Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств».

[19] Договор государств — участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма [Электронный ресурс] // БД «Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств».

[20] Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации [Электронный ресурс]: утв. Президентом РФ 5 окт. 2009 г.

Список использованной литературы

  1. Авдеев В. А. Механизм противодействия преступлениям террористического характера и экстремистской направленности в Российской Федерации / В.А. Авдеев, О.А. Авдеева // Юридический мир. – 2014. – № 12.– С. 59–63.
  2. Аккаева Х.А. Правовые и организационные основы деятельности ОВД по противодействию преступлениям террористического характера // Бизнес в законе. – 2014. – № 2. – С. 251–253.
  3. Алешин В. В. О некоторых правовых аспектах осуществления режима контртеррористической операции // Право и образование.– 2014.–№ 9. – С. 117–126.
  4. Алибекова Е. А. Проблемы уголовной ответственности и наказания за содействие террористической деятельности // «Черные дыры» в Российском Законодательстве.– 2014. –№ 6. –С. 60–62.
  5. Ахмадов Ч. Я. Основные направления совершенствования организационных основ взаимодействия органов внутренних дел с общественными организациями и средствами массовой информации в ходе подготовки и проведения контртеррористической операции // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. – 2014. –№ 2.– С. 112–116.
  6. Ахмедов Э. Ю. Международно-правовые аспекты регламентации сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом в рамках вспомогательных органов Совета Безопасности ООН // Международное публичное и частное право.– 2014.– № 1. –С. 22–25.
  7. Ахмедова М. Два года без смертников. Агенты «Моссада» считают Сочи самым безопасным местом в России // Русский репортер. –2014. – № 5. – С. 46–53.
  8. Беляев А. А. Предупреждение терроризма: правовой и организационный аспект // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. –2015. – № 2. –С. 81–86.
  9. Манукян А.Р. Некоторые аспекты международного опыта политико-правового регулирования системы противодействия экстремизму и терроризму // Бизнес в законе. – 2014. – № 2. – С. 254–255.
  10. Бубнов В. Г. Пострадавшие от терроризма. И от формализма. Размышления после «Норд-Оста» // Основы безопасности жизнедеятельности. –2014. – № 7/8. –С. 4–8.
  11. Бутенко О. С, Психологические меры профилактики экстремизма и терроризма / О.С. Бутенко, В. С. Бутенко // Гуманитарные и социально-экономические науки. –2014.– № 6. –С. 40–42.
  12. Варламов С. Формирование готовности у военных моряков к противодействию пиратам и террористам на море // Морской сборник. –2014. –№ 7. – С. 58–63.
  13. Вишневецкая Ю. Перезагрузка Пятой республики. Почему после атаки исламистов в Париже Европа больше никогда не будет прежней // Русский репортер.– 2015.– № 4. – С. 20-–23.
  14. Волеводз А. Г. Уголовно-правовое противодействие международному терроризму // Уголовное право. – 2014. –№ 2. –С. 128–134.

15. Емельянов В.П. Ответственность за угрозу террористическим актом в России и Украине: сравнительный анализ. // Российская юстиция, 2000. № 5. С. 27 — 34.

16. Емельянов В.П. Террористический акт и акт терроризма: понятие, соотношение, разграничение. // Законность, 2002. № 7. С. 11 — 22.

17. Емельянов В.П. Терроризм и преступления с признаками терроризирования: уголовно-правовое исследование. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2002. — 344 с.

18. Емельянов В.П. К вопросу о создании унифицированного понятийного аппарата в антитеррористическом законодательстве. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 174 с.

19. Илларионов С.И. Глобальная террористическая война. М. ПрофЭко, 2006. — 342 с.

20. Калика А. Россия должна избежать «палестинизации»// НГ-Дипкурьер. 2004. 11 октября. С. 31 — 36.

21. Кириллов И.А. О проблеме причин терроризма. // Сибирский юридический вестник, 2002. № 2. С. 23 — 30.

22. Кларк У. Как победить в современной войне. М., 2004. — 229 с.

23. Клименко Н.Ю. Россия — новая социальная реальность. Богатые, бедные, средний класс. М., 2004. — 223 с.

24. Ковалев Н.Д. Актуальные проблемы международного сотрудничества в борьбе с терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 314 с.

25. Короткова М. Региональное сотрудничество стран СНГ в области борьбы с терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. -366 с.

26. Корчагин А.Г., Иванов А.М. Политико-правовые проблемы коррупции в странах АТР (сравнительные аспекты). // Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы. Сб. мат. Международн. научн.-практ. конференции (г. Москва, 9-10 сентября 1999 г.) / Под ред. В.В. Лунеева. — М.: Юристъ, 2001. — 94 с.

27. Корчагин А.Г., Иванов А.М. Сравнительное исследование коррупционных и служебных преступлений. — Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 2001. — 294 с.

28. Кудинов В. Проявить искреннюю коллективную политическую волю в борьбе с международным терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 254 с.

29. Левицкий Ю.В. Роль негосударственных предприятий безопасности в федеральной системе мер борьбы с терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 287 с.

30. Лизен А.-М. Заметки по поводу эффективной борьбы против терроризма. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 241 с.

31. Лукашев А. Некоторые новые взгляды на системный подход к борьбе с терроризмом. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 288 с.

32. Лунеев В.В. Организованная преступность и терроризм в условиях глобализации. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 214 с.

33. Лунеев В.В. Тенденции терроризма и уголовно-правовая борьба с ним. // Государство и право, 2002. № 6. С. 18 — 27.

34. Мартынов Б.Ф. Трансграничный терроризм: угрозы безопасности и императивы международного сотрудничества. М. Наука, 2006. С 20-27.

35. Михайлов В. Правовое обеспечение противодействия экстремизму. // Российская юстиция, 2002. № 7. С. 24 — 32.

36. Международный терроризм: борьба за геополитическое господство / под общ. ред. А.В. Возженикова М. Эксмо, 2006. — 254 с.

37. Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Методологические аспекты. — М.: Издательство НОРМА, 2001. — 278 с.

38. Номоконов В.А. Глобализация — криминологические аспекты. // Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма. — М.: «Междунар. отношения», 2002. — 245 с.

39. Паин Э.А. О роли формальных и неформальных институтов в эскалации и терроризме // Куда идет Россия. Материалы международного симпозиума. 18-19 января 2002 г. М., 2002. С. 54 — 57.

40. Пикин В.В. Современные аспекты международного терроризма. // Право и политика 2003. № 6 С. 21 — 27.

41. Платэ Н.А.; Коваленко Г.Я.; Шиян Ю.К. «Нет терроризму!» — говорят ученые Россия и США. Вестн.РАН, 2006; Т.76, N 2. С. 161 — 165.

42. Рыльская, О.А. Социально-политические истоки, формы и признаки терроризма : По материалам международной научно-практической конференции «Международный терроризм: истоки и противодействие» // Российский следователь. — М., 2003. N 10. С. 39 — 42.

43. Устинов В. Создать общегосударственную систему предупреждения и пресечения экстремизма. // Российская юстиция, 2003. № 1. С. 31 — 45.

44. Хубулов Г.Д. Психологические аспекты терроризма. М. 2005. — 251 с.

Учебная литература

  1. Анатомия террора : сб. историко-лит. произведений. – М. : Дрофа, 2013. – 734 с.
  2. Белоножкин, В.И. Информационные аспекты противодействия терроризму / В.И. Белоножкин, Г.А. Остапенко. – М. : Горячая линия – Телеком, 2009. – 112 с.
  3. Военная контрразведка: от «Смерша» до контртеррористических. операций / Союз ветеранов Госбезопасности ; авт.-сост.: А.Ю. Бондаренко, Н.Н. Ефимов. – М. : Кучково поле, 2010. – 399 с.
  4. Глобализация и терроризм: противоречия и угрозы XXI века : ст. и докл. междунар. конф., Москва, 13–15 мая 2008 г. / В.В. Минаев [и др.] ; под ред. В.В. Минаева. – М. : Издат. центр Рос. гос. гуманитар. ун-та, 2008. – 467 с.
  5. Журавель, В.П. О терроризме, террорологии и антитеррористической деятельности : энцикл. слов. / В.П. Журавель, В.Г. Шевченко ; Акад. проблем безопасности, обороны и правопорядка. – М. : Том, 2013. – 487 с.
  6. Загладин, Н.В. Международный терроризм: истоки, проблемы, противодействия : в помощь преподавателю / Н.В. Загладин, Б.Г. Путилин. – 2-е изд. – М. : Русское слово, 2008. – 150 с.
  7. Знаковые моменты: до них мир был … совсем другим : сб. ст. / сост. А. Соловьев. – М. : Комерсантъ ; СПб. : Питер : Питер Пресс, 2011. – 303 с.
  8. Интерпол против терроризма : сб. междунар. док. / М-во внутр. дел Рос. Федерации, Нац. центр. бюро Интерпола в Рос. Федерации ; сост. В.С. Овчинский. – М. : Инфра-М, 2010. – XVIII, 809 с.
  9. Котлярова, Э.В. Психология массовых явлений и терроризма : метод. материалы к курсу лекций / Э.В. Котлярова, О.Н. Тугай ; М-во образования Респ. Беларусь, Могилев. гос. ун-т. – Могилев : МГУ, 2008. – 29 с.

Научная литература

  1. Демчук С.Д. Экстремизм и терроризм: отдельные криминологические аспекты // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД. – 2012. — № 4. – С. 83-88
  2. Добаев И.П. Каналы финансирования терроризма на Северном Кавказе // Южно-Российский форум. – 2013. — № 1. – С. 40-52
  3. Егорова Н.А. Противодействие терроризму: новеллы уголовного законодательства // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2014. — № 3. – С. 127-134
  4. Колобов А.О. Фактор ислама в мировой политике и его влияние на современную дипломатию РФ // Вестник Башкирского университета. – 2012. — № 1. – С. 385-387
  5. Кочои С.М. Борьба с терроризмом и международное право // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2014. — № 2. – С. 186-192
  6. Лебедева И.Н. Терроризм и экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2013. — № 4. – С. 228-233
  7. Лощаков Д.Г. Исторические разновидности террора и терроризма и их особенности // Вестник Московского университета МВД России. – 2014. — № 9. – С. 21-25
  8. Сердеров Р.М. Роль политического ислама на Северном Кавказе // Власть. – 2014. — № 3. – С. 165-169
  9. Станкевич Г.В. Терроризм под «исламским прикрытием» // Теория и история права и государства. – 2014. — № 10. – С. 53-57
  10. Утельбаев К.Т. Глобализация, терроризм и религиозный экстремизм // Вестник АГТУ. – 2012. — № 1. – С. 160-165

Научные статьи

  1. Анатомия террора : сб. историко-лит. произведений. – М. : Дрофа, 2013. – 734 с.
  2. Знаковые моменты: до них мир был … совсем другим : сб. ст. / сост. А. Соловьев. – М. : Комерсантъ ; СПб. : Питер : Питер Пресс, 2011. – 303 с.
  3. Журавель, В.П. О терроризме, террорологии и антитеррористической деятельности : энцикл. слов. / В.П. Журавель, В.Г. Шевченко ; Акад. проблем безопасности, обороны и правопорядка. – М. : Том, 2013. – 487 с.
  4. Анатомия террора : сб. историко-лит. произведений. – М. : Дрофа, 2013. – 734 с.
  5. Утельбаев К.Т. Глобализация, терроризм и религиозный экстремизм // Вестник АГТУ. – 2012. — № 1. – С. 160-165
  6. Демчук С.Д. Экстремизм и терроризм: отдельные криминологические аспекты // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД. – 2012. — № 4. – С. 83-88
  7. Лебедева И.Н. Терроризм и экстремизм: уголовно-правовые и криминологические аспекты // Историческая и социально-образовательная мысль. – 2013. — № 4. – С. 228-233
  8. Станкевич Г.В. Терроризм под «исламским прикрытием» // Теория и история права и государства. – 2014. — № 10. – С. 53-57
  9. Лощаков Д.Г. Исторические разновидности террора и терроризма и их особенности // Вестник Московского университета МВД России. – 2014. — № 9. – С. 21-25
  10. Сердеров Р.М. Роль политического ислама на Северном Кавказе // Власть. – 2014. — № 3. – С. 165-169
  11. Колобов А.О. Фактор ислама в мировой политике и его влияние на современную дипломатию РФ // Вестник Башкирского университета. – 2012. — № 1. – С. 385-387
  12. Добаев И.П. Каналы финансирования терроризма на Северном Кавказе // Южно-Российский форум. – 2013. — № 1. – С. 40-52
  13. Егорова Н.А. Противодействие терроризму: новеллы уголовного законодательства // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. – 2014. — № 3. – С. 127-134
Борьба с террористической и экстремистской преступностью в современном мире

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru