Готовая дипломная:
Сравнительная характеристика законов по МЧП в разных странах

….Термин «международное частное право» впервые был предложен судьей Верховного Суда США Дж. Стори в 1834 г. в работе «Комментарии к иностранному и внутреннему конфликтному праву». (В настоящее время этот термин является общепризнанным и употребляется юристами во всем мире, хотя в него вкладывается различное содержание.)

Категория «международное частное право» долгое время употреблялась наряду с уже существовавшим и широко признанным в то время термином «коллизионное право» (conflict of laws). Примерно со второй половины XIX в. этот термин (private international law, droit international prive, Internationales Privatrecht, diritto infernazionale privato) получил распространение и в Европе.

Традиционно и англосаксонская система общего права, и романо-германская система понимали под МЧП систему национальных коллизионных норм, применимых там и тогда, где и когда имущественные и неимущественные отношения частных лиц включали «иностранный» элемент…..

ГЛАВА 1.

1.1. Теоретические аспекты международного частного права

Термин «международное частное право» впервые был предложен судьей Верховного Суда США Дж. Стори в 1834 г. в работе «Комментарии к иностранному и внутреннему конфликтному праву»[1]. (В настоящее время этот термин является общепризнанным и употребляется юристами во всем мире, хотя в него вкладывается различное содержание.)

Категория «международное частное право» долгое время употреблялась наряду с уже существовавшим и широко признанным в то время термином «коллизионное право» (conflict of laws). Примерно со второй половины XIX в. этот термин (private international law, droit international prive, Internationales Privatrecht, diritto infernazionale privato) получил распространение и в Европе.

Традиционно и англосаксонская система общего права, и романо-германская система понимали под МЧП систему национальных коллизионных норм, применимых там и тогда, где и когда имущественные и неимущественные отношения частных лиц включали «иностранный» элемент.

Так, по мнению американских ученых М. Гаррисона и Р. Дейвиса, термины «коллизионное право» и «международное частное право» используются как взаимозаменяемые и означают систему внутригосударственных норм для разрешения коллизий[2].

Английские юристы рассматривают МЧП с «процессуальной» точки зрения. Их основной задачей является выяснение пределов компетенции английского суда в части правоотношений, обладающих «иностранным элементом».

Дж. Чешир считает, что МЧП «является отдельной и отличной частью английской правовой системы… потому что оно всегда касается одного из трех вопросов, а именно: 1) обладают ли английские суды юрисдикцией в данном деле; 2) если обладают, то каким правом они должны руководствоваться при решении спора; 3) в каких случаях английские суды признают и исполняют иностранные судебные решения». Дж. Чешир в МЧП включает только внутренние коллизионные нормы[3].

Такой «процессуальный» подход к проблемам МЧП приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и соответственно к расширению сферы действия внутреннего права[4].

Французская доктрина относит к МЧП прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду положения о французском гражданстве (nationalite). Традиционно в рамках МЧП рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), то есть правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflict des lois) и международной подсудности (conflict de juridiction)[5].

Немецкие юристы чаще всего сводят МЧП к коллизионному

В отечественной науке МЧП достаточно прочно утвердилась концепция, по которой коллизионная норма действует в сочетании с материально-правовой нормой. Чешский ученый П. Каленский относит к МЧП и коллизионные, и материально-правовые нормы[6]. Одним из активнейших зарубежных сторонников этой позиции был видный болгарский ученый В. Кутиков. Он подчеркивал, что МЧП в качестве самостоятельной отрасли призвано «упорядочивать гражданские правоотношения с международным элементом»[7]. Функция МЧП состоит в том, чтобы «упорядочить общественные отношения с международным элементом в сфере гражданского обмена с позиций права, превращая их, таким образом, в гражданские правоотношения с международным элементом — прямой, дальнейший предмет его нормативного воздействия».

Такой же подход характерен и для И. Алтынова. Придерживаясь широкого взгляда на МЧП и относя его к международному праву вообще, он расценивает МЧП как совокупность коллизионных норм. В рамках коллизионной концепции он конструирует и назначение МЧП, которое заключается в разрешении столкновений законов, т.е. определении применимого материального права. Примечательно, что автор подходит к последней операции как к преюдициальному вопросу. В соответствии с его позицией МЧП имеет альтернативное действие — внутреннее и международное. Коллизионные нормы в преюдициальном порядке разрешают коллизии различных законов и отыскивают материальное право без учета характера последнего и безотносительно к его субординационным связям. Материальное право зависит от коллизионных норм (МЧП), которые приводят в действие внутреннее право как властный инструмент. Как указывает И. Алтынов, МЧП удовлетворяет «процессуальную целесообразность, а с другой стороны, осуществляет высшую функцию супернормы, посредством которой дается власть одному законодательству за счет другого»[8].

Прямо противоположную позицию занимает Ж. Сталев, отстаивающий концепцию МЧП как права исключительно коллизионного. В частности, Ж. Сталев так сформулировал основные тезисы, относящиеся к комплексу связанных с этим вопросов: «Функция международного частного права ограничена международной сферой действия различных гражданско-правовых систем разных государств; это означает, что речь идет о коллизионном праве, а не о совокупности материально-правовых норм, регулирующих соответствующие гражданско-правовые отношения с иностранным элементом. Отсюда следует, что функция МЧП не состоит в регулировании гражданско-правовых отношений»[9].

Польские авторы обычно сводят МЧП к коллизионному праву с добавлением вопросов так называемого международного гражданского процесса. Аналогичным образом поступают венгерские теоретики (в учебнике Л. Рецеи, в многочисленных работах И. Саси)[10].

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Кризисная ситуация на примере событий Второй мировой войны

Возникновение русской науки международного частного права принято связывать с именем профессора Казанского университета Д.И. Мейера. Он познакомил юристов России с частноправовыми идеями того времени, а также предпринял попытку «разместить в систематику конфликтных норм» некоторые статьи гражданских законов в России. Однако, излагая учение Савиньи, Мейер в основном обращался к той его части, которая посвящена локализации правоотношений в пространстве, оставив без внимания важную его идею о международно-правовой общности, которая оказала существенное влияние на развитие доктрины международного частного права.

В.Э. Грабарь заметил, что еще до Мейера в 1850 г. в Петербургском университете по данной теме защищены магистерские диссертации Бобровским «О действии законов гражданских и уголовных одного государства в другом» и Благовещенским «О действии государственных и гражданских законов в международном праве». Диссертации эти остались в рукописи, и о них и их авторах почти ничего не известно[11].

Первое в России изложение конфликтного права как самостоятельной отрасли принадлежит Н.П. Иванову. В 1865 г. в «Известиях и ученых записках Казанского университета» была опубликована его диссертация «Основания частной международной юрисдикции», которая, по выражению Б.Э. Нольде, есть «дата в истории международного частного права в России»[12]. Отталкиваясь от учения Савиньи, Н.П. Иванов обстоятельно исследует указанную область, внося существенные коррективы в мысли своего предшественника (подчеркивая, например, смешение им задач законодательной и судебной власти). В то же время идея универсализма, отстаиваемая Савиньи, находит у него живой отклик.

Что касается самого термина «международное частное право», заметим следующее.

В свое время И.С. Перетерский обратил внимание на то, что в слово «международное» применительно к международному публичному и частному праву вкладывается различный смысл. «Международное публичное право, — утверждал он, — является международным в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между государствами (inter nations, inter gentes), а международное частное право — в том смысле, что оно устанавливает правоотношения между лицами, принадлежащими к различным государствам, правоотношения, выходящие за рамки отдельной правовой системы и требующие выяснения, какой закон к ним применяется». Таким образом, в первом случае термин «международное» понимается в смысле «межгосударственное», а во втором — «международное» в смысле регулирования отношений с иностранным элементом[13].

Г. Кегель указывал на неточность названия «международное частное право». «Речь идет не о международном, а о национальном (внутригосударственном) праве, и не о материальном частном праве, а о праве коллизионном. Однако сущность это название выражает достаточным образом»[14].

В.М. Шумилов отмечает в международной системе две взаимосвязанные тенденции:

а) усиление внимания публичных лиц к частноправовым вопросам и углубляющееся участие публичных лиц в частноправовых отношениях;

б) «публизация» (если так можно выразиться) частноправовых отношений, т.е. вынесение все большего объема вопросов частноправовой проблематики на публично-правовой уровень[15].

Можно рассматривать МЧП в «статике» и в «динамике». В «статике» МЧП представляет собой обособившуюся внутри системы МП совокупность правовых норм, регулирующих международные негосударственные невластные отношения. В «динамике» МЧП является полисистемным комплексом, включающим в себя нормы разных правовых систем[16].

Таким образом, то, что обычно называют «международным частным правом», является искусственным образованием, «объединяющим» две или три группы разносистемных норм (международно-правовые, нормы права иностранных государств). В МЧП скомпонованы «для удобства изучения» нормы различных систем права, «встречающиеся» в конкретной правоприменительной ситуации (как правило, с «иностранным элементом»).

Представление о методе в международном частном праве, так же как и в других отраслях, характеризуется неоднозначностью и неопределенностью. Несмотря на то что факт выделения МЧП в качестве самостоятельной отрасли права не вызывает сомнений, среди исследователей нет единогласия по проблеме метода данной отрасли. Международное частное право призвано регулировать частноправовые отношения с иностранным элементом, специфика которых проявляется в их связи с правом двух и более государств. В таких условиях на регулирование претендуют несколько правовых систем и возникает ключевое понятие международного частного права — коллизия законов[17]. То есть объективными предпосылками возникновения МЧП является, во-первых, существование различных правовых систем, во-вторых, наличие множества контактов между государствами в лице их граждан и общественных образований. Как известно, указанные предпосылки окончательно сложились в период становления буржуазного общества и развития капиталистических отношений. Тогда же происходило и становление методов регулирования.

Говоря об историческом становлении международного частного права, следует отметить, что изначально данная отрасль рассматривалась как опосредующая выбор права и применение в определенных случаях иностранного права к частноправовым отношениям с иностранным элементом. Применению иностранных норм были подчинены коллизионные нормы, составляющие МЧП. Коллизионные нормы обладали особой структурой для выполнения возложенных на них функций. В связи с тем что количество международных договоров, содержащих материальные нормы права, было ограничено, доктрина исходила из того, что международное частное право состоит только из коллизионных норм. В некоторых странах до сих пор применительно к международному частному праву используют термин «коллизионное право».

Так, во Франции доктрина в курсе А. Батиффоля и П. Лагарда относит к МЧП, наряду с нормами о французском гражданстве и правовом положении иностранцев во Франции (въезд, пребывание, имущественные и иные права), нормы о коллизии законов и коллизии юрисдикций. Бельгийская доктрина в целом следует за традиционным подходом французских юристов, включая также проблемы публичного порядка, соотношение международного публичного и международного частного права <**>. Итальянский автор Т. Балларино наряду с вопросами о коллизии права уделяет внимание международному публичному праву, международным договорам, включая право Европейских Сообществ[18].

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства

В английской доктрине авторы приходят к выводу, что МЧП начинает действовать тогда, когда рассматриваемый судом вопрос касается факта, события или сделки, находящихся в столь тесной связи с иностранной системой права, что возникает необходимость обратиться к этой системе[19]. Как отмечают Дж. Чешир и П. Норт «функция международного частного права исчерпывается выбором надлежащей системы права», нормы МЧП не дают прямого решения спора

Необходимо отметить, что метод отрасли находит свое проявление в нормах, ее составляющих. Поэтому тот факт, что коллизионные нормы составляют основу международного частного права, послужил предпосылкой для выделения учеными особого метода регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом — коллизионного метода. Данный метод опосредует выбор права, а также применение в определенных случаях иностранного права, которое основывается на международных деловых связях, на необходимости признания юридической силы за действиями, совершенными за границей, на допуске иностранцев к участию в гражданском обороте. Сама объективная реальность является фактором, требующим применение иностранного права, а значит, обосновывающим применение коллизионного метода. И.Л. Кичигина пишет, что ни одно государство не может стоять в стороне от глобального процесса интернационализации хозяйственной жизни; участвуя в международных деловых связях, оно заинтересовано в наиболее эффективном и адекватном регулировании этих связей, а отказ от применения иностранного права не ведет к указанной цели[20].

Коллизионный метод долгое время являлся основным методом МЧП. В нем проявлялась специфика данной отрасли, он был единственным в своем роде, что давало основания для выделения МЧП в качестве самостоятельной отрасли права. Но МЧП не ограничивается коллизионными нормами. Так, В.М. Корецкий еще в 20-х гг. неоднократно подчеркивал недостатки коллизионных норм и тенденцию к созданию материально-правовых норм, прежде всего в праве международной торговли.

Ряд ученых помимо коллизионного выделяют материально-правовой метод регулирования, который сложился гораздо позднее коллизионного. Это объясняется прежде всего тем, что унифицированные материально-правовые нормы появились после системы коллизионных норм[21].

Становление материально-правового метода в МЧП связывают, как правило, с началом международно-правовой унификации, имевшей место в XIX — XX вв. Однако возникновение этого метода произошло значительно раньше. Так, В.М. Корецкий отмечает, что коллизионные нормы исторически вырабатывались применительно к брачным, семейным, наследственным вопросам, тогда как обнаружить коллизионные нормы, выработанные применительно к процессу международного торгового оборота, практически невозможно[22]. То есть регулирование этих отношений проходило без обращения к коллизионной норме. Международная торговля в эпоху зарождения и развития буржуазных отношений сосредоточивалась в крупных торговых центрах. Регулирование обмена товарами в таких центрах осуществлялось в форме международных торговых обычаев, которые, конечно, не носили характер общемировых, но полностью регулировали торговлю в данном центре и на территории влияния данного центра. Такие обычаи применялись ко всем участникам сделки, независимо от того, кем по национальности был купец. При этом вырабатывались данные обычаи самими купцами. То есть они не являлись международными торговыми обычаями в современном их понимании. Регулирование международной торговли изначально складывалось как материально-правовое регулирование в виде lex mercatoria. Применению систем специальных норм для регулирования международной торговли способствовало и то, что эта система практически не вступала в противоречие с национальными системами права потому, что такие системы носили еще разобщенный характер.

В условиях промышленного капитализма международные хозяйственные отношения, равно как и их правовое регулирование, получили дальнейшее развитие. Международное сотрудничество вышло за рамки торговли и распространилось на сферы транспорта, промышленности, авторского права и т.д. Различие в национальном регулировании указанных сфер деятельности не должно было препятствовать развитию международных отношений. Поэтому возникла объективная потребность в разработке единообразного регулирования указанных отношений, которое объективировалось уже в виде международных торговых обычаев, типовых контрактов и соглашений. Естественно, материально-правовое регулирование охватывало далеко не все вопросы, возникающие в торговом обороте, оставляя место и для национального законодательства, а следовательно, и для коллизионной нормы. Однако общей тенденцией регулирования отношений по международной купле-продаже товаров являлось стремление сторон исключить применение национального права. Данное стремление имеет свое объективное выражение в деятельности международных организаций, направленной на систематическую унификацию коллизионных и материально-правовых норм.

Таким образом, исторический процесс развития международного частного права, обусловленный прежде всего развитием общественных связей, опосредуемых правом, привел к появлению двух различных путей регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом. Коллизионный и материально-правовой методы стали рассматриваться как две составляющие правового регулирования в МЧП. Однако такое выделение породило возникновение проблемы, связанной с тем, что доминирующая позиция общей теории права не допускает существование двух методов регулирования в рамках одной отрасли.

Изначально международное частное право рассматривалось исключительно как коллизионное, а коллизионный метод регулирования — как основной. С течением времени МЧП перестало заключаться только в коллизионных правилах, а стало также объединять ряд унифицированных материальных норм и норм прямого действия. Именно на том этапе возник вопрос о дополнении состава методов вторым материально-правовым методом. Как известно, метод отрасли определяется по характеру предписаний норм данной отрасли. То есть фактически содержание таких разных по характеру массивов норм в МЧП уже само по себе является обоснованием выделения двух методов. Появление же единого метода МЧП, помимо прочего, является своеобразной попыткой уложить метод международного частного права в рамки достижений общей теории права. Выделение метода «преодоления коллизии» приводит к вопросу о влиянии этого метода непосредственно на поведение людей.

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Таможенный контроль. Основные формы, принципы и задачи его проведения

Можно говорить, что материально-правовой метод или способ не укладывается в рамки преодоления коллизии. Следовательно, такое преодоление нельзя выделять в качестве единственного метода в МЧП — он не включает материально-правовое регулирование, равно как нельзя говорить о преодолении как о единственной цели правового регулирования. В современных условиях невозможно отрицать, что как коллизионные, так и материально-правовые нормы не только разрешают или снимают вопрос выбора права, но и осуществляют регулятивное воздействие. Причем сказанное в равной мере относится к обоим комплексам норм.

Выделение материально-правового метода в качестве самостоятельного метода МЧП было бы неприемлемым несколько десятилетий назад, когда международное частное право рассматривалось исключительно как коллизионное право и процесс унификации был только лишь фантазией наиболее прогрессивно настроенных исследователей. Б.Э. Нольде критиковал попытки ученых Франции и Германии, которые стремились обосновать необходимость существования и создать некую надгосударственную отрасль права, которая единообразно регулировала бы отношения с иностранным элементом[23]. Сегодня же такая мысль в свете процесса глобализации уже не кажется такой нелепой. Равно как не является абсурдом утверждать, что коллизионная норма наряду с разрешением вопроса о том, право какого государства компетентно при регулировании тех или иных общественных отношений, в некоторой степени осуществляет и непосредственное регулирование частноправовых отношений. И именно в этом заключается специфика международного частного права — данная отрасль права имеет два самостоятельных метода регулирования — коллизионный и материально-правовой, которые органически дополняют друг друга. При этом они являются методами регулирования, присущими исключительно МЧП, что, в свою очередь, дает возможность рассматривать их в качестве эксклюзивных методов МЧП.

Международному частному праву присущи свои собственные приемы и средства регламентации прав и обязанностей участников международного гражданского оборота.

Специфика международного частного права, включая метод и способы регулирования, обусловлена уникальностью объекта регулирования — гражданских отношений, осложненных иностранным элементом. Они порождают особую проблему — коллизию гражданского права различных государств, решение которой является необходимым условием их регулирования. В преодолении коллизионной проблемы заключается общий метод международного частного права.

Первый способ регулирования гражданских отношений, осложненных иностранным элементом — коллизионно-правовой, сущность которого заключается в выборе компетентного правопорядка для разрешения конкретного гражданского дела. Выбор осуществляется с помощью коллизионных норм, которые и содержат предписание о том, право какого государства надо применять. Этот способ называется еще и отсылочным. Коллизионная норма, указывая компетентный правопорядок, как бы отсылает для определения прав и обязанностей участников гражданско-правового отношения к праву определенного государства.

Коллизионно-правовой — исторически первый способ регулирования в международном частном праве. Первые правила, а затем и первые доктрины, относящиеся к сфере международного частного права, появились тогда, когда стали возникать многочисленные коллизии права в результате развития взаимоотношений между государственными образованиями, в которых сложились свои, обособленные, с достаточно четкими различиями, нормы гражданского права. Эти правила, получившие название коллизионных норм, применялись для решения проблем, возникающих из коллизии разноместных законов. В течение долгого времени международное частное право существовало и развивалось только как коллизионное право. В некоторых странах (например, Германия) такая позиция по отношению к международному частному праву сохранилась и в настоящее время. Там оно называется коллизионным.

Несмотря на свою традиционность, применение коллизионно-правового способа связано с большими трудностями юридико-технического характера. Некоторые из них обусловлены национальным характером коллизионных норм. Так же как и нормы гражданского права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отличаются по своему содержанию: они по разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных гражданских отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоятельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионному праву какого государства он будет осуществляться.

Сложность коллизионно-правового способа регулирования связано с возможным применением иностранного права: коллизионная норма может отослать как к собственному праву, так и к праву иностранному. В последнем случае суд или иной правоприменительный орган будет обязан в силу предписаний отечественной коллизионной нормы рассмотреть дело на основе иностранного гражданского права.

1.2. Источники международного частного права

Вторая половина ХХ столетия характеризовалась настоящим бумом законодательной работы в сфере МЧП.

На общем фоне кодификационных процессов выделяется три основных подхода к законодательному закреплению норм МЧП:

— принятие специальных комплексных законов, регулирующих общие вопросы применения иностранного права, содержащих коллизионные нормы, а также, в ряде случаев, нормы международного гражданского процесса (автономная кодификация МЧП);

— закрепление положений МЧП в отраслевых нормативных актах, как правило, гражданских и семейных кодексах, кодексах торгового мореплавания и т.д. (отраслевая кодификация). Этот подход — наследие эпохи первых гражданских кодексов Франции, Италии и Германии, которые включали разделы (или вводные законы), посвященные вопросам МЧП. Позже законодательный опыт Франции переняли некоторые страны романской семьи права, а также бывшие французские колонии;

— включение коллизионных норм и других положений МЧП в отдельные законы (о статусе иностранцев, внешнеэкономической деятельности, режиме иностранного инвестирования и т.п.) — вариант, исторически себя не оправдавший и постепенно отмирающий в ходе кодификации МЧП.

Таким образом, на сегодня законодательное регулирование в сфере МЧП осуществляется  двумя путями — отраслевой и автономной кодификацией. При этом можно утверждать, что принятие отдельных законов об МЧП и международном гражданском процессе стало одной из ведущих законодательных тенденций последних лет.


[1] Story J. Commentaries on the Conflict of Laws. Boston, 1834

[2] Garrison M., Davis R., Reitzel J., Severance G. Contemporary Business Law and Legal Environment. Principles and Cases. New York, 1994. P. 1217

[3] Cheshire’s. Private International Law. L., 1974. P. 7

[4] Beale A. Treatise on the Conflict of Laws. 1935; Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982; Dicey, 1896 (первое издание), затем ряд последующих изданий; в последних изданиях (Dicey and Morris) от первоначальных исходных положений Дайси осталось очень мало. Dicey and Morris. The conflict of Laws. 11-th ed. Vol. 1. London, 1987. P. 217

[5] Batiffol H., Lagarde P. Droit international prive. T. 1. 8-eme edition. Paris, 1993. P. 526

[6] Kalensky P. Trends of private international law. Prague, 1971. P. 287 — 290

[7] Кутиков В. Международно частно право на Народна Республика България. София, 1976. С. 35.

[8] Алтънов И. Международното частно-правна система на НР България. София, 1955. С. 16 — 19

[9] Сталев Ж. Сыщность и функция на международного частно право. София, 1982. С. 19

[10] Богуславский М.М. Международное частное право. М., 1994. С. 24

[11] Грабарь В.Э. Материалы к истории литературы международного права в России. М., 1958. С. 468

[12] Нольде Б.Э. М.И. Брун и наука международного частного права в России // Вести гражданского права. 1917. N 3 — 5. С. 11

[13] Перетерский И.С. Международное частное право. М., 1959. С. 7

[14] Kegel G. Internationales Privatrecht. Muenchen, 1977

[15] Шумилов В.М. Международное экономическое право. Ростов-на-Дону, 2003. С. 15

[16] Понедельченко Н.М. К вопросу о международном частном праве. С. 236

[17] Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3 т. Том 1. Общая часть: Учебник. М., 2000. С. 7

[18] Battiffol H., Lagarde P. Droit international prive. P. 1981. Vol. 1. 1983. T. 2

[19] Сорокин В.Д. Правовое регулирование: Предмет, метод, процесс (макроуровень). СПб., 2003. С. 111

[20] Кичигина И.Л. Коллизиционный и материально-правовой методы в международном частном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1987. С. 106

[21] Казанский П. Учебник международного права публичного и гражданского. Одесса, 1902. С. 499.

[22] Корецкий В.М. Очерки международного хозяйственного права. Харьков, 1928. С. 37.

[23] Нольде Б.Э. Очерки русского государственного права. СПб., 1911; Лист Ф. Международное право в систематическом изложении / Под ред. В.Э. Грабаря. Заключительная статья Н.Э. Нольде Юрьев, 1912

Сравнительная характеристика законов по МЧП в разных странах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru