Готовый реферат:

Мифологема дома в ранней новеллистике А.П. Чехова

План

  Введение. Мифологема «дом» как ключевая категория русской культуры     3
1. А.П. Чехов: краткая биография 6
2.Раннее творчество А. П. Чехова 8
3. Картины русской жизни в ранних рассказах А. П. Чехова 9
    3.1. Рабство и деспотизм в «доме обыденности» 9
    3.2. Чувства и увлечения обитателей «дешевых меблированных комнат»   11
    3.3. Мечта в пространстве прозаического существования 12
    3.4. Идейные и творческие искания А. П. Чехова 15
Заключение 18
Список использованной литературы 19


Введение

Мифологема «дом» как ключевая категория русской культуры

Объектом данной работы стали ранние рассказы А. П.Чехова (до 1890 г.).

Предмет исследования – мифологема «дом» в ранних рассказах Чехова. Проблемное поле «мифологема» одно из самых сложных и дискуссионных в современном литературоведении. Мифологема описывает одну из центральных проблем мифопоэтического прочтения текста – объединение в одном пространстве произведения единиц древнего архаического мышления и индивидуально-авторского мифотворчества. Ключевыми понятиями неомифологической поэтики являются «архетип» и его художественные варианты – «лейтмотив» и «мифологема». Мифологема стала аккумулятором совокупного опыта человечества, этот термин актуализирует процесс мифотворчества. «Вещь, кочуя по мифам, подвергаясь множеству интерпретаций, обретает свой миф, миф этой вещи. Мифологема переливается в художественный образ и обратно. Такой мифологемой-образом обладает и дом»[1]. Дом является смысловым и пространственно-энергетическим центром, вокруг которого группируются другие мифологемы и образы. В доме всегда кто-то живет. Образ дома очень пластичен. В зависимости от того, кто его населяет, он может обернуться и сказочным дворцом, и лесной хижиной, и избушкой Бабы-Яги, и теремом царевны. Дом — это место, где начинается и заканчивается жизнь. Он является свидетелем рождения и смерти и потому медиирует между этим и иным миром. Это иное, потустороннее присутствует в самом доме — в его тайниках, лабиринтах, зеркалах, «темных комнатах». Это иное принадлежит смерти или же всплывает из тайников и лабиринтов нашей памяти. Дом вмещает в себя память и забвение. Дом несет в себе память рода — ведь под его порогом похоронены предки. Забытые, они напоминают о себе — двойниками-призраками, привидениями, проделками домовых. Дом по капле отдает нам нашу память, наше детство, наше прошлое. Вспомним отметины на дверном косяке — вехи роста детей, замеченные камерой в «Утомленных солнцем» Никиты Михалкова, и в том же фильме — конфету, двадцать лет пролежавшую в тайнике. Дом собирает и позволяет сосуществовать в себе разным эпохам, разным поколениям. Время над ним не властно. Однако образ дома может быть и динамичен, если он дается через мотив потери дома и обретения его, возвращения домой. Дом — это перевалочный пункт на пути героя. Он часто стоит на границе: это избушка на курьих ножках, которая обращается одним боком к герою, а другим — к лесу, к иному, к потустороннему. Характеристики такого дома описываются в терминах с приставкой транс–: трансгрессия, трансформация, трансмутация. Этот дом обретает подвижность. Способность к перемещению свойственна уже избушке Бабы-Яги, которая поворачивается от того к этому и обратно. В еще большей степени этим свойством обладают такие модификации дома, как колыбель (люлька) и гроб, вобравшие в себя образ лодки как средства перехода в иной мир. Они не только переносят своего обитателя из одной реальности в другую, — они трансформируют его, приспосабливая к той реальности, в которую он попадает. В люльке человек «доделывается», наделяется социальными и культурными характеристиками, дающими ему возможность жить среди людей. В гробу человек тоже претерпевает соответствующие изменения, лишается плоти, чтобы попасть в мир бесплотных духов. Динамичность образа дома не имеет ничего общего с хаосом. Дом — это воплощение порядка, то, что получилось из хаоса первотворения. Поэтому во многих мифах дом выступает прообразом общественной организации и культа. Он спускается с неба или же его приносит культурный герой, тем самым учреждая социальную структуру и нормы права, религии, семейных отношений. Потом по этим же нормам сам дом оценивает своего обитателя. Избушка Яги разоблачает ложного героя, отличая его от истинного; царский дворец изгоняет старого правителя, чтобы повенчать на царство нового. Текучий, гибкий, пластичный, образ дома все же является одним из самых константных художественных образов и одной из самых устойчивых мифологем. Он дает ощущение пристанища, крова, родового гнезда. У каждого есть или, по крайней мере, должен быть свой дом. Дома строят и на земле, и на небе, и под землей. Дом помогает обитающему в нем существу быть самим собой. Он — неотъемлемая часть нашего Я, и «его менять — не себя ли менять?»

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Основные методы научного познания. Разум и вера

Для русской ментальности именно образ дома стал своеобразным источником основного этнического потенциала, вобрав в себя основные культурные знания и закрепив нравственно–этический кодекс поведения. Архаическое мировоззрение, сформировавшее ядро мифологемы, обрастает в XIX веке новыми смыслами. Субкультура дома, имения, дворянской усадьбы на протяжении всего XIX века была одной из доминант русской культуры, получив разнообразное выражение в художественной литературе. В усадебном быте выделялась ее идеальная сущность, превращавшая функциональную принадлежность ее пространства в особый мир метафор, аллегорий, символов. Таковы образы усадеб в произведениях А. С. Пушкина («Евгений Онегин»), Н. В. Гоголя («Старосветские помещики»), И. А. Гончарова («Обломов», «Обыкновенная история»), И. С. Тургенева («Рудин», «Дворянское гнездо») и других. В связи с коренными изменениями в общественном и индивидуальном сознании зазвучал мотив «падения русской усадьбы», нивелирования сакральной сущности этого макрокосма. Этот мотив нашел яркое выражение в пьесе «Вишневый сад». Ранние же рассказы Чехова (Антоши Чехонте) зафиксировали мифологему «дом», пространство русской провинции во всем его многообразии.


[1] Петрова, М. Образ дома в фольклоре и мифе // Эстетика сегодня: состояние, перспективы. Материалы научной конференции. 20-21 октября 1999 г. Тезисы докладов и выступлений. –  СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 1999. –  С. 60.

Мифологема дома в ранней новеллистике А.П. Чехова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Рейтинг@Mail.ru