Готовая контрольная:

Геополитика

Содержание

Введение…………………………………………………………………….3
1. Определение геополитики………………………………………………4
2. Геополитика как проектная образно-географическая
деятельность………………………………………………………………..9
3. Геополитическое положение России…………………………………11
4. Метагеополитические итоги ХХ века…………………………………16
Заключение………………………………………………………………..18
Список использованной литературы…………………………………….19

Введение

К концу XX в. земное пространство, охваченное многочисленными сетями коммуникаций, оказалось не только объектом, но и субъектом общественных и политических отношений. Человечество впервые осознало его как простран­ство геополитическое. Уже в XIX в. международные отношения стали воспри­ниматься в Европе как своего рода пространственный спектакль, однако касалось это главным образом европейских дел и заморской по­литики европейских держав. В XX в. подобное восприятие сделалось домини­рующим. В результате возникла геополитика как своего рода когнитивное «переживание» общества по поводу географического пространства. Но одновременно возникли проблемы, связанные с методологическим и содержательным развитием данной дисциплины. Главная из них — необходи­мость описания пространства, в котором происходят те или иные политичес­кие события, пространственными же средствами, т.е. как бы самим простран­ством. Иначе говоря, речь должна идти о политике самого пространства.

Уже в силу этого геополитика есть переход к принципиально иному пони­манию и географического пространства, и политики. Переход, позволяющий осуществить невероятно большую экономию мысли в политике, политологии и географии.

Цель работы – охарактеризовать геополитику как науку. Задачи, которые необходимо решить в ходе работы:

— познакомится со статьями в журнале «Полис», в которых говорится о геополитики как науки;

— познакомиться с разными определениями понятия геополитики;

— охарактеризовать геополитику как образно – географическую деятельность;

— рассмотреть геополитическое положение России;

— подвести метагеополитические итоги ХХ века.

  1. Определение геополитики

Геополитика — это особая интеллектуальная парадигма, охватывающая  сразу и определенный вид отношения к миру, и вместе с тем род занятии, ори­ентированный на классические для него образцы, ставящий перед собой ха­рактерные лишь для него проблемы и обладающий специфической техникой их решения.

По своей словопонятийной структуре «геополитика» есть некая встреча или синтез представлений о «географическом» и «политическом». Такую этимологическую внутреннюю форму вложил в это понятие его создатель Р. Челлен, назвав геополитикой гипотетическую «науку о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве»[1].

Некоторые российские политологи в последние годы отрешаются от базисного смысла «геополитики», пускаясь в свободные переосмысления модного концепта. Так, К.Э.Сорокин хочет понимать под геополитикой «комплексную дисциплину о со­временной и перспективной многослойной и многоуровневой глобальной политике»[2]. Аналогично К.С.Гаджиев призывает переосмыслить в слове «геополитика» элемент «гео» так, чтобы обозначать этой частицей «не просто гео­графический или пространственно территориальный аспект в политике», но «всепланетные масштабы, параметры и измерения, правила и нормы поведения в це­лом, а также отдельных государств, союзов, блоков в общемировом контексте», а за­одно и «восприятие мирового сообщества в качестве единой завершенной системы в масштабе всей планеты»[3]. При этом «геополитика» становится синонимом «мировой политики» — и, соответственно, отождествляется либо вообще с изучением международных отношений, либо с обзором наиболее глобальных всемирных процес­сов в духе докладов Римского клуба, — для чего в наши дни часто используется спе­циальный термин «глобаяистика».

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Инновационный менеджмент

В 1920-х и 30-х годах Мюнхенскую школу геополитики, созданную К. Хаусхофером, будоражили споры о том, представляет ли эта дисциплина особую науку со своей предметной сферой и собственными законами или это только метод осмысления истории и политики, группирующий факты под определенным углом зрения. Сам Хаусхофер колебался, то именуя ее, по стопам Челлена, одной из «наук о государстве», то объявляя вовсе «не нау­кой, а подходом, путем к познанию»[4]. А.Грабовский, не­мецкий «геополитик №2», первый глава германского Геополитического об­щества, через всю жизнь пронес понимание геополитики как «метода» и «средства познания», но ни в коем случае не науки, открывающей некие за­коны[5].

Но эта же фактологическая пестрота геополитики придает особый смысл известному определению геополитики как «прикладной политической гео­графии». Едва ли в этой дисциплине можно видеть только практическое применение политико-географического знания — опорный ее материал ни­как не сводим исключительно к данным о распределении наличных полити­ческих структур на карте Земли. Скорее, понятием «прикладной политиче­ской географии» выражается то обстоятельство, что арсенал всей географии как универсального знания о конфигурациях самых разнообразных объектов, изучаемых по отдельности множеством наук применяется при необ­ходимости данной дисциплиной в политических целях[6].

Контроверзу между «наукоцентричным» толкованием геополитики и по­ниманием ее в смысле идеологического всеобъясняющего учения попытал­ся в 1947 г. разрешить по-своему Ж.Готтманн, расценив по крайней мере германскую ее версию как «продукт многовекового развития географических интерпретаций истории, адаптированный к потребностям пангерманизма», иначе говоря, представив ее грубо идеологизированной позитивной наукой. Но при таком взгляде оставались совершенно непонятными отмечаемые самим Готтманном влияние и популярность методов Мюнхенской школы в США. Ясно, что американцев не могли пленить ни чуждый им пан­германизм, ни историко-географический базис этой школы — общее достоя­ние западной науки. В германской геополитике после «химического» ее раз­ложения Готтманном обнаруживается какой-то важный и заразительный ос­таток, которого не отразила формула французского географа[7].

В таких обстоятельствах некоторые политологи склонны признать в геополитике когнитивный конгломерат, где научный компонент сосуществует с иными составляющими, опять же вслед за Готтманном, как-то заявлявшим о германской геополитике, будто бы «в ее публикациях мож­но найти всего понемногу — от самой метафизической философии до повсе­дневных военных наставлений»[8].

В том же духе М.В.Ильин намерен различать под маркой «геополитики» — во-первых, геополитические мечтания — «дилетантское философствование на темы политики, пространства и истории», способное стать для политиков «руководством к действию» и обрести свойства «геополитической мистики»; во-вторых, геостратегические штудии «’ресурсные, обычно силовые, а из­редка функциональные модели государств-Левиафанов и отношений между ними»; и, наконец, лишь в-третьих, «геополитику в строгом смысле», под­линную науку. Такой наукой он полагает «знание (учение) об организации политий в качественно определенном пространстве», состоящее, «прежде всего в выяснении взаимодействия природных и, шире, географических фак­торов… с различными системами и способами политической организации»[9]. Основная проблематика этой науки для него заключена во «внутреннем уст­ройстве (конфигурации сочленения географических возможностей и принци­пов политической организации) отдельных политий».

Конструируя идеальный образ геополитики как науки, Ильин не уделяет внимания существованию реальной академической дисциплины «политическая география». Известно, что геополитика сперва развивалась в лоне последней: по этому ведомству проходили труды Ратцеля и раннего Маккиндера. Но, начиная с Челлена, как геополитики, так и политгеографы постоянно пытаются провести — пусть условно — разграничительную черту между двумя интеллектуальными областями и профессиями. Не у всех это получается достаточно отчетливо. Но тем показательнее очень наглядные случаи, когда именно политической географии по преимуществу приписыва­ют круг интересов, вменяемых Ильиным «геополитике в строгом смысле»[10].

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Управление банковскими рисками

Так, среди опытов разграничения двух дисциплин очень показательны — предпринятый в 1930-х коллегой Хаусхоферов О.Маулем и через полвека в 1980-х американцем Дж.Паркером. Эти версии серьезно различаются, но, со­поставляя их, можно, через сами их расхождения, прийти к интересным вы­водам относительно природы и назначения геополитики.

Мауль уступил политической географии всю статику государства — его расположение, форму, размеры и границы, его физико-географические и культурные свойства, а заодно и прошлую динамику государства — историю его пространственного формирования, все, говоря словами Ильина, «знание о организации политии в качественно определенном пространстве»[11]. Полити­ческая география должна осмыслять эти «пространственные данности», тогда как геополитика, по Маулю, живет «пространст­венными потребностями» государства. «Геополитическая постановка проблем, геополитическое исследование и обучение начинаются с вопроса о том, служат ли и как служат природные и культурные факторы по­литике, относящейся к пространству, соответствуют ли ее требованиям и на­сколько»[12]. Сами пространственные запросы государства Мауль свел в иерар­хию, начиная с минимальных первичных условий для его возникновения, обеспечивающих внутреннюю связность и целостность данного образования, и далее располагая возможности для его самозащиты и прироста, для выра­ботки форм взаимодействия с внешним миром, все более благоприятствую­щих государству, его народу и экономике. Политической географией, «наукой-матерью» осмысляются прошлое и настоящее, царством же геополитики оказывается проектируемое будущее[13].

Сходным образом, хотя и в менее ясных выражениях, другой автор Мюн­хенской школы О. Шефер предлагал спрашивать с политической географии «картину того, как пространство воздействует на государство», а геополитике передоверял «вопрос о том, как государство заставляет его (пространство) служить намеченным целям»[14]. Здесь, по сути, проводится то же различие, что и у Мауля, — между упором на данности и на потребности, на констатацию и на проектирование.

Один из круп­нейших геополитиков современной Франции И. Лакост указывает, что «политико-географический анализ ограничивается в каждый момент описа­нием и измерением различия политических отношений… в разных частях ка­кой-то территории, тогда как анализ геополитический… намного более оза­бочен стратегиями, направленными на то, чтобы модифицировать (или под­держать) разными способами отношения людей, живущих на некой территории, к государству, от которого они зависят, или к различным политическим силам, или к другим государствам»[15].

Можно заключить, что геополитика, начинается там, где налицо — пусть в замысле или в умственной модели, — волевой политический акт, отталкиваю­щийся от потенций, усмотренных в конкретном пространстве.

2. Геополитика как проектная образно географическая деятельность

Образно-географическая деятельность есть моделирование и/или создание географических образов в теоретических или прикладных целях. Проектная образно-географическая деятельность — это моделирование геопространст­венных символов, знаков, стереотипов, предполагающее достижение опреде­ленного состояния территориального объекта, на базе которого формируется образ[16]. Добавление слова «проектная» указывает на планирование серьезного изменения, которое может привести к полному исчезновению или к необра­тимой структурной трансформации самого объекта. В рамках подобной дея­тельности создаются такие географические образы, которые изменяют собст­венную реальную основу, т.е. имеющие систему автоматической трансформа­ции собственного субстрата.

В этом смысле геополитику можно определить как моделирование геогра­фических образов ключевых в политическом плане стран, районов, регионов и территорий; при этом вновь создаваемые образы (знаки, символы, стерео­типы) меняют сами траектории политического восприятия конкретных стран и регионов. В ходе подобного моделирования образы создаются как бы с боль­шим запасом; они изначально «доминируют» над собственным территориаль­ным субстратом, превосходя его по когнитивной мощи. Речь идет о формиро­вании географических образов, способных трансформировать реальную поли­тическую карту[17].

Готовая работа, которую можно скачать бесплатно и без регистрации:   Материальная и вещная форма собственности

Интенсивные процессы глобализации, развивающиеся в современном ми­ре требуют и новой, нетрадиционной геополитики. Суть современных геополитических подходов к проблемам внешней  политики и безопасности заключается в целенаправленном конструировании и моделировании страновых и региональных геополитических образов[18]. Совре­менные международные отношения во многом представляют собой поле борь­бы наиболее мощных и ярких геополитических образов — стран, регионов, политических и военных блоков. Созда­ется новое глобальное геополитическое пространство, в котором пересекают­ся, взаимодействуют, конкурируют постоянно изменяющиеся ключевые гео­политические образы мира. Наиболее эффективные из них порождают свои геополитические контексты, свои образные зоны влияния и вспомогательные, буферные геополитические образы[19].

Плодотворное направление анализа внешнеполитических проблем — пред­ставление внешней политики как геополитики. Здесь происходит не только приращение и обогащение внешнеполитического ана­лиза геополитическими сюжетами и интерпретациями, но и прямое внедрение в его «ткань» геопространственных реалий и концептов. Конкретное геогра­фическое/геополитическое пространство — естественная упаковка внешнепо­литических проблем и международных отношений. Детально структурирован­ные образы пространства позволяют более рационально мыслить, экономить саму политическую мысль[20].

3. Геополитическое положение России

Российская внешняя политика в конце XX в. стала более определенной, нацеленной на перспективу и учитывающей геополитические факторы. Но остаются серьезные проблемы, связанные с возможностями ее реализации. Они обусловлены такими обстоятельствами, как: несовпадение представле­ний в нашей стране и за рубежом о будущем России, в т.ч. о ее позициях в миропорядке; риски новой изоляции страны; появление альтернативных гео­политических моделей, не учитывающих или ущемляющих интересы нашего государства[21].


[1]Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий //Полис. – 1999. — №4. – С.10.

[2] Там же. С. 10.

[3] Там же. С. 10

[4] Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий //Полис. – 1999. — №4. – С.10.

[5] Там же. С. 10.

[6] Там же. С. 11.

[7] Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий //Полис. – 1999. — №4. – С.11.

[8] Там же. С. 12.

[9] Там же. С. 12.

[10] Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий //Полис. – 1999. — №4. – С.13.

[11] Там же. С. 13.

[12] Там же. С. 13.

[13] Цымбурский В. Л. Геополитика как мировидение и род занятий //Полис. – 1999. — №4. – С.14.

[14] Там же. С. 14.

[15] Там же. С. 14.

[16] Д. Н. Замятин. Геополитика: основные проблемы и итоги развития в ХХ веке // Полис. – 2001. — № 6. – С. 104.

[17] Там же. С. 104.

[18] Д. Н. Замятин. Геополитика: основные проблемы и итоги развития в ХХ веке // Полис. – 2001. — № 6. – С. 105.

[19] Там же. С. 105.

[20] Там же. С. 105.

[21] Колосов В. А. Геополитическое положениеРоссии на пороге ХХI века: реалии и перспективы //Полис. – 2000. — № 3. – С. 55.

Геополитика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Создание и подвижение сайтов Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика